Музыкальный клондайк новый номер

Школа классического пения

Видеть музыку

МДМТ Экспромт



Новости


Подписка RSS    Лента RSS


 

17.07.2017

Вальс для Поля Мориа

Александр Гольдштейн

ВАЛЬС ДЛЯ ПОЛЯ МОРИА

Чуть-чуть классики, немного рока, несколько народных мелодий и (интрига!) пара новых оригинальных пьес в лёгком жанре. Как соединить несоединимое? Продюсеры диска «Вальс для Поля Мориа», выпущенного на лейбле SportMusic.com, – Александр Гольдштейн и Борис Лонцих – похоже, нашли идеальное сочетание, взяв за основу тонкий вкус и высокий профессионализм.

О выходе нового альбома мы беседуем с Александром Гольдштейном. Его участие в проекте не ограничилось продюсированием. Композитор, соавтор дополнительных аранжировок, миксинг-инженер и специалист по мастерингу – всё это тоже он. Александр Гольдштейн – представитель музыкальной династии, человек с блестящим академическим образованием и колоссальным опытом работы на телевидении и в кино, москвич, долгие годы живущий в США, а ещё – заслуженный тренер РФ, благодаря которому музыкальные композиции программ лучших фигуристов мира вышли на новый художественный уровень.

Вальс для Поля Мориа

– Александр, диск назван по первому треку. Что стоит за этим названием?

– «Вальс для Поля Мориа» – знак моего уважения к творчеству замечательного музыканта и композитора. В период кристаллизации идеи нового альбома, зная, что записывать музыку будет Гранд-оркестр Жан-Жака Жустафре, играющий в стиле Мориа, название моего вальса, а потом и всего альбома пришло само собой.

– Как Вы познакомились с творчеством Поля Мориа?

– Это было давно. Друзья привозили его пластинки из поездок, да и сам я находил диски у коллекционеров. Я переписывал их на профессиональной аппаратуре на 38-й скорости. Ну, а в 1978-м Оркестр Поля Мориа приезжал в Москву, и я уже услышал его вживую.

– Как Вам приходилось работать с композициями Мориа? В чём заключалась эта работа?

– До того, как я полностью сосредоточился на композиторском творчестве, я занимался музыкальным оформлением фильмов. Эта работа, позволявшая много экспериментировать, дала колоссальный опыт, пригодившийся впоследствии. В одних случаях мы записывали оркестр Госкино, подбирая музыку по партитурам, в других – использовали фонограммы, в том числе, записи оркестра Мориа. Начал на одной студии, потом довольно быстро меня стали приглашать все московские студии. Нужно было разбираться в любых стилях, так что на Мосфильме я консультировал и по музыке барокко, и по рок-н-роллу.

– Насколько я понимаю, с авторскими правами в то время вопросы особо не стояли?

– СССР подписал конвенцию по авторским правам в 1977 году. Но и позже мало кого это интересовало. Если я использовал записи Мориа, писал в справках, что это произведения прибалтийских композиторов. Те, кто мог это проверить, очевидно, очень плохо разбирались в музыке.

– С авторскими композициями Мориа всё понятно. А вот что касается аранжировок чужой музыки – как он вообще отбирал произведения для своего оркестра?

– Не могу сказать. Знаю только, что он был близок к эстрадным певцам, много им аккомпанировал, особенно в начале своей деятельности.

– Можно ли говорить о стиле Мориа? Как можно было бы охарактеризовать этот стиль?

– Стиль Поля Мориа, конечно, существует. Это и звучание его оркестра, основанное на индивидуальных микрофонах для каждого исполнителя, включая струнную группу. Это и широко используемые синтезаторы. Но основная особенность его стиля, главная отличительная черта – потрясающий дар написания контрапунктов ко всем популярным темам и песням, которые были в репертуаре оркестра. Эти контрапункты придавали новизну и не спорили с основной темой.

– Звучание Оркестра Мориа у большинства вызывает грусть по ушедшим 70-м, 80-м... Вы же попытались, опираясь на этот стиль, создать что-то новое. Нет ли здесь противоречия?

– Вы абсолютно правы. Действительно, опираясь на стиль Мориа, мы сделали попытку создать новое. Это естественное требование времени. Любой стиль принадлежит определенной эпохе. Слушая записи Мориа, мы понимаем, что это что-то старое, не сегодняшнего дня. Но если эпоха закончилась, это не значит, что все хорошее, что в ней было, должно быть предано забвению!

– Участником проекта выступил Гранд-оркестр Жан-Жака Жустафре. Маэстро называют верным последователем Поля Мориа. Это был первый опыт Вашего сотрудничества?

– Да, с оркестром Жустафре мы сотрудничали впервые. Мне очень понравилась его работа. У него прекрасные музыканты, которым не нужно объяснять стиль, в котором они играют. Настоящие профессионалы! Строй, техника, совместная игра – на самом высоком уровне. Все записывалось по группам, ни одна нота не была упущена.

Оркестр Жан-Жака Жустафре очень востребован именно за его репертуар и звучание, наиболее близкое к звучанию Оркестра Мориа. И всё же, хотя в оркестре Жустафре остались музыканты оригинального состава Мориа, это уже совсем другой оркестр! Жустафре - очень хороший музыкант и дирижёр, но не аранжировщик. Он в какой-то мере далек от важной технической стороны дела, а тех людей, которые создали звук Мориа, в оркестре уже нет, потому какие-то важные элементы звучания и стиля потеряны.

– Я не понимаю – почему потеряны? Есть записи, партитуры... А что ещё влияет на звуковой результат?

– Эстрадно-симфоническая музыка, как, собственно, и киномузыка, тем и отличается, что записывается совершенно по-другому. Аранжировки не предусматривают натурального баланса громкости инструментов. Очень важно, как музыка записывается. Звук одного инструмента не должен попадать на микрофон другого. Есть и множество других условий. Музыка создается за микшерным пультом уже после записи. Этим и занимается продюсер.

– Сам проект – чисто студийный или есть гастрольные планы?

– Да, студийный. Войдет ли какая-то музыка из этого проекта в гастрольный репертуар Жустафре – время покажет.

– Интересно, а много ли сегодня существует серьёзных эстрадно-симфонических оркестров?

– Очень мало. Активную деятельность ведет только оркестр Андре Рью – прекрасный, но очень консервативный. В основном, коллективы создаются под проект, для проведения фестивалей, гала-концертов. Мероприятие закончилось, оркестр распущен. Я очень рад, что в России, несмотря на грандиозные изменения, эстрадные оркестры продолжают существовать.

– А есть ли «национальная специфика» аранжировок для эстрадно-симфонического оркестра?

– Слушая музыку, даже не зная произведения, я могу сразу сказать, какой стране принадлежит оркестр. На самом деле, вариантов не так уж и много: Франция, Германия, Италия, Англия, США, ну, можно добавить ещё Аргентину и Бразилию. К сожалению, не могу причислить к этому списку СССР. То, что происходит в настоящее время, мне не знакомо, я не очень в курсе. Тем не менее, я считаю, что сейчас в мире, при «голоде» на эстрадно-симфоническую музыку, Россия, со своим феноменальным творческим потенциалом и с государственным обеспечением культуры, может легко выйти вперёд в этом жанре.

– Возвращаясь к альбому «Вальс для Поля Мориа», хотелось бы поговорить о Жиле Арсене, который выступил автором аранжировок и о том, как шла работа над проектом. Например, как отбирались сами темы?

– Весь репертуар мы выбирали вместе с сопродюсером Борисом Лонцихом, который был лично знаком с Полем Мориа, как и со многими звёздами того времени. Что касается Жиля Арсена, он превосходный аранжировщик. Если наш диск ждёт какой-либо успех, то это, во многом, его заслуга. Мы общались через интернет. Скайп и электронная почта – этого было достаточно, чтобы найти общий язык, кроме того, Жиль говорит по-английски, что снимало языковой барьер, который был с Жустафре.

– Мне показалось, что вокальная партия трактуется аранжировщиком как оркестровая краска. Эта партия сразу писалась в расчёте на конкретную исполнительницу?

– Вокальная партия создавалась специально для Виктории Дмитриевой, в соответствии с ее голосом. Виктория – замечательная московская певица, лауреат международных конкурсов, исполнительница русских романсов. Когда она была на гастролях в Калифорнии, Борис Лонцих услышал её на одном из концертов. В то время мы искали для проекта исполнительницу с тембром голоса, позволяющим одинаково успешно петь в разных жанрах. Спустя какое-то время Борис предложил Виктории подготовить и записать программу, включающую классические арии, народные песни, камерную музыку. Послушав эту запись, мы с Ж.-Ж. Жустафре единодушно решили, что Виктория – именно та, которая нам нужна! После нескольких репетиций (опять же, через Скайп!) она прекрасно овладела сложным и разнообразным материалом и нашла для каждой пьесы свой стиль и манеру. Очень талантливая певица! На записи в Париже Жустафре был готов к сложной, длительной работе, но всё пролетело очень быстро. Я наблюдал за Викторией с большим удовлетворением.

Жиль Арсен, Виктория Дмитриева и Жан-Жак Жустафрэ

Жиль Арсен, Виктория Дмитриева и Жан-Жак Жустафре

– Авторские сочинения, включённые в сборник, тоже были аранжированы Арсеном?

– Все аранжировки, включая оригинальные произведения, принадлежат Жилю Арсену. У него больше симфонический, нежели эстрадно-симфонический стиль. Нам для нашего проекта этого показалось недостаточно. Нью-Йоркский аранжировщик Михаил Бурмистров и я дополнили ударную группу, использовав современные звуки и ритмы, которые и дают ощущение нового века.

– Версия с ударными очень отличается акустически от симфонической. Именно поэтому в диск вошли оба варианта, или были ещё какие-то соображения?

– Вы правы, версии очень отличаются. Во-первых, существует практика публикации различных версий в одном альбоме. Кроме того, диск выпущен компанией SportMusic.com и адресован не только любителям музыки, но и спортивному миру. Имея огромный опыт работы в этой сфере, я знаю, что зачастую очень важно иметь поле для манёвра с музыкой, и две версии одного и того же произведения как раз и дают такую возможность.

– Александр, как Вы считаете, чем сегодня нас подкупают мелодии и аранжировки Мориа?

– Для нового поколение имя Мориа ничего не говорит, но музыку его знают и любят. Интересно, что во Франции он всегда был менее популярен, чем в Японии. В Америке старшее поколение его помнит по одной песне – Love is Blue. В Южной Америке, для которой Мориа записал несколько альбомов, он на достойном месте. В России (мне очень приятно об этом говорить!) с моей лёгкой руки оркестр Мориа стал популярным. Высочайший музыкальный вкус, изысканность и кристальная чистота его аранжировок и музыки не могут оставить людей равнодушными. Ведь, кроме профессиональных музыкантов, которые могут разобрать всё по косточкам, есть обычные люди, которые оперируют простыми понятиями: нравится – не нравится. А творчество Мориа не может не нравиться! Хочется надеяться, что наш проект – тематически разнообразный, сделанный тщательно и, в то же время, с размахом – понравится всем любителям музыки такого стиля. Подобные проекты – большая редкость. Сейчас, как говорится, «таких не делают». А мы решили и сделали!

Беседу вел Павел УХАНОВ

Фото из личного архива Александра ГОЛЬДШТЕЙНА


← анонсы

 

Купить билет

Партнёры Музыкального Клондайка



Афиша + билеты

 
 
« Сентябрь »
 
  
ПнВтСрЧтПтСбВс
     123 
 45678910 
 11121314151617 
 18192021222324 
 252627282930  

Подписка RSS    Лента RSS


Все афиши


 

Опрос

 

Какими социальными сетями Вы пользуетесь?







афиша