Музыкальный клондайк новый номер

Видеть музыку

МДМТ Экспромт



Новости


Подписка RSS    Лента RSS


 

22.07.2017

Филипп Копачевский: «Больше всего ценю в музыке процесс созидания».

Филипп Копачевский. Фото Алексея Молчанова.

Филипп Копачевский:

«Больше всего ценю в музыке процесс созидания».

Как хочется порой заглянуть в творческую лабораторию художника! Увидеть наброски, этюды, эскизы… Изобразительное искусство позволяет это сделать. Музыкальное – практически никогда. Поиски остаются за кадром. Мы можем лишь догадываться, как долго исполнитель работал над образом, искал убедительную трактовку, преодолевал технические преграды, добивался нужной краски.

«Больше всего я ценю в музыке процесс созидания!» – признается пианист Филипп Копачевский, и ты лишний раз убеждаешься: это мастер. Он ни на минуту не расслабляется. Он думает, ищет, полемизирует сам с собой даже во время интервью. Он готовится к следующему своему концерту. Мы беседуем с Филиппом как раз в перерыве между концертами.

– Сегодня у вас день отдыха?

– Да.

– А часто удается отдохнуть? Праздники, отпуск? Выходные выпадают?

– Не очень часто, но бывают.

– И как вы отдыхаете? В одиночестве за роялем?

– За роялем я обычно занимаюсь.

– То есть, музыка - всегда работа?

– Не совсем. Это и работа, и удовольствие. Это вся жизнь, ведь музыка звучит в голове, даже когда не играешь. Это нескончаемый процесс.

– А распорядок дня, определенные привычки у Вас есть?

– Определенного распорядка дня у меня нет. Когда ты постоянно в дороге, на гастролях, все зависит от графика передвижений.

– А какие-то правила, установки? Спать столько, и не больше. Заниматься столько, и не меньше.

– Насчет занятий – стараешься заниматься любую свободную минуту. Это очень важно. Без самосовершенствования не возможен никакой прогресс.

– Инструмент всегда у вас под рукой? Или вам не нужен для занятий инструмент?

– Безусловно, когда есть рояль, лучше и удобнее. Но ведь пианисты никогда не знают, на каком инструменте им придется играть. Новая страна, новый город, новый инструмент… Все время приходится подстраиваться. Работать не только над собой, но над звуком. Важен и инструмент, и акустика, и многие другие факторы.

– А сам процесс репетиций вы любите?

– Я больше всего ценю в музыке процесс созидания. Ноты уже написаны, и мы все время ищем в них что-то новое. В самом репетиционном процессе рождается что-то, но главный интерес в том, что мы никогда не знаем, что же будет на концерте. Репетиции репетициями, но в итоге – это я больше всего ценю в живом выступлении, – происходит что-то, чего, возможно, не было запланировано на репетиции. В этом кроется таинство живого выступления, ведь одно и то же сочинение каждый раз звучит у тебя по-разному. Это самое важное, потому что иначе можно было бы просто слушать записи, диски, пластинки, и этого было бы достаточно.

– Вы открытый человек? Вам легко общаться, например, с коллегами?

– Мне кажется, легко. Я стараюсь не общаться с теми, с кем мне не интересно. А вообще, у меня очень много друзей. С однокурсниками я всегда находил общий язык. У нас на курсе в Московской консерватории было, по-моему, 47 пианистов. И мы все общались. Ведь учеба заключается не только в том, что ты занимаешься у профессора. Общение между музыкантами, обсуждение исполняемых сочинений тоже многому учит. Во всем можно найти рациональное зерно. Я много общаюсь и с партнерами по сцене, ведь я много играю камерную музыку.

– Вы сказали, что любую свободную минуту стараетесь провести за инструментом. А у вас есть какое-то хобби?

– Безусловно. Когда есть возможность, занимаюсь спортом, играю в футбол. Периодически Денис Мацуев собирает нашу музыкальную команду. Одно время мне нравилось профессионально играть в бильярд. Тоже интересный вид спорта – очень эмоциональный, содержательный и требующий физической концентрации. В бильярде, как в шахматах, приходится думать на несколько шагов вперед. А вообще, когда очень устаешь, важно выспаться!

– Вы постоянно на гастролях. Есть возможность где-то погулять, что-то посмотреть? Вы любопытный человек?

– Да. Конечно, редко удается увидеть все, что хотелось бы, но всегда, приезжая куда-то, я стараюсь посмотреть как можно больше. Если такой возможности нет, время не позволяет осуществить задуманное, даже короткая прогулка дает возможность ощутить атмосферу города.

– Вы сказали, что никогда не знаешь, какой инструмент тебя ждет, а у меня мелькнула мысль, что, пожалуй, мало осталось концертных залов, где бы вы еще не выступали и с инструментами которых вы пока не знакомы. Не задавались вопросом, сколько стран, городов уже посетили?

– Никогда не пересчитывал. Могу лишь сказать, что я всегда приезжаю в любой город, словно впервые. Неважно, где ты выступаешь – в небольшом или крупном городе, в маленьком или огромном зале. Люди приходят слушать музыку ради эмоционального наполнения, и ты должен выкладываться на все сто процентов. В каждом зале есть своя особенная аура. Для меня любое место удивительно.

– Много ли в вашем репертуаре сочинений, неизвестных широкой публике? У вас никогда не возникает желание объявить исполнительский мораторий на фортепианные шлягеры?

– Я не очень понимаю, что такое шлягер. Безусловно, одни сочинения исполняются чаще, другие реже. Я, как честный музыкант, стараюсь не исполнять те сочинения, которые мне не нравятся.

– Филипп, скажите, а какая музыка вам не нравится?

– Мне так сразу тяжело назвать… Вы поставили меня в тупик.

– Мне кажется, вы просто очень деликатный человек.

– Возможно.

– Думаю, о Сергее Леонидовиче Доренском вас спрашивают в каждом интервью. Тем более, нынешний сезон – юбилейный. Юбилей Московской консерватории, юбилей Сергея Леонидовича.

– Сергей Леонидович замечательный педагог. Он очень многому меня научил.

– Скажите, когда вы играете в консерватории, Доренский всегда присутствует в зале?

– Как правило, да. Когда он в зале, это колоссальная поддержка, стимул. Он прекрасно понимает твое состояние и каким-то невероятным образом поддерживает. Может быть, вы заметили, что на концертах своих учеников, будь то Денис Мацуев, Николай Луганский, Павел Нерсесьян, Сергей Леонидович ярко выражает свои эмоции. Если ему действительно нравится, он обязательно проявит восхищение. И потому, когда он в зале, хочется заслужить его одобрение.

– Вы столько лет с ним рядом. В чем его главный секрет, в чем феномен Доренского?

– Он настоящий представитель русской фортепианной школы. Он учит петь за роялем. Это самое важное. Если нет длинной фразы, которая ведет за собой слушателя, то нет ленты звука, которая тянется от начала до конца. Мне очень приятно, что около года назад Сергей Леонидович предложил мне стать его ассистентом, и сейчас я с огромным удовольствием работаю с его студентами. У него замечательный класс. Для меня это новый виток развития!

 Беседовала Татьяна ЦВЕТКОВСКАЯ

Фото Алексея МОЛЧАНОВСКОГО


← анонсы

 

Купить билет

Партнёры Музыкального Клондайка



Афиша + билеты

 
 
« Октябрь »
 
  
ПнВтСрЧтПтСбВс
       1 
 2345678 
 9101112131415 
 16171819202122 
 23242526272829 
 3031      

Подписка RSS    Лента RSS


Все афиши


 

Опрос

 

Какими социальными сетями Вы пользуетесь?







афиша