Музыкальный клондайк новый номер

МДМТ Экспромт



Новости


Подписка RSS    Лента RSS


 

07.09.2017

Андрей Кнышев: диагноз известен – композитор!

Андрей Кнышев

«Рождайтесь скорее, ваша публика уже рукоплещет!»

«...Конечно, все это попахивало авантюрой, - знали бы эти господа, кто сидит за роялем и морочит им голову, какой «доморощенный маэстро» нахально занимает чужое место, что за пианист-юморист, посланец из-за едва приподнявшегося железного занавеса вместо «Весёлых ребят» окучивает и озвучивает серьёзных джентльменов и леди, они бы сильно удивились и посмеялись вместе со мной.

Впрочем, организаторы это знали, и это даже было «фишкой»».

Талантливый человек – талантлив во всем. Эта аксиома не раз доказывала свою состоятельность, хотя порой сочетание разнообразных талантов в одном человеке действительно может удивлять. Андрей Кнышев - тому пример. Именно он сидел за тем роялем (если вдаваться в подробности, то их было два) в Амстердаме на презентации престижного голландско-бельгийского Дома высокой моды. Для тех дам и господ Кнышев был пианистом, отвечающим за музыкальную атмосферу вечера, тогда как мы его знаем совсем с другой стороны. Создатель и сценарист телепрограммы «Весёлые ребята», телеведущий и режиссёр, писатель-сатирик и даже арт-директор и автор интернет-радио «Чипльдук». Ко всему вышеперечисленному необходимо добавить и звание композитора.

В прошлом номере мы беседовали с Александром Гольдштейном, продюсером диска «Waltz For Paul Mauriat», написавшим заглавную композицию альбома. Теперь же, прослушав диск, заостряем внимание на треке 10 с названием «Train To Paris» и видим имя автора - Андрей Кнышев. Знающие люди скажут, что это не композиторский дебют Андрея: он был со-продюсером и, что важно, композитором в американской программе «Art of Good Will» (PBS, 1990), получившей EMMY (телевизионный аналог «Оскара»). Его композиции звучали в нескольких документальных фильмах, показанных по нашим центральным каналам (последний документальный фильм - в этом году на Первом канале «Жизнь подходит к началу», реж. О.Фокина); на радио «Вера» вот уже почти два года на постоянной основе звучат его мелодии.

Но «Train To Paris» - открытие композитора Андрея Кнышева для широкой публики. Кнышев сумел овладеть всеми чувствами зрителей: они видят его глазами через экран, говорят его цитатами из книг, а теперь слышат и чувствуют через его музыку. Прованс, чёткий ритм, словно стук колёс поезда, ощущение путешествия и грядущей приятной встречи - такие эмоции возникают от музыки трека «Train To Paris».

«Однажды на даче у своих знакомых в ближнем Подмосковье, где гостил в этот день великий Тонино Гуэрра, я тихонько музицировал на фортепьяно «в фоновом режиме», больше для себя. Когда я закончил, сидевший поодаль на террасе Тонино Гуэрра, который, как мне казалось, не слушал и был погружён в свои размышления и воспоминания, вдруг вскочил и устремился ко мне, протягивая руки, почти напугав - как оказалось, он спешил выразить мне горячую, и как мне верится, искреннюю благодарность и добрые слова за мои сентиментальные пианизмы. Это весьма удивило меня, но согрело душу и поддержало в моих будущих скромных музыкальных опытах».

«Музыкальный Клондайк» побеседовал с Андреем Кнышевым о его композиторском прошлом, участии в записи «Waltz For Paul Mauriat» и радио «Чипльдук».

Андрей Кнышев

- Вы известны как новатор на телевидении и писатель. В копилке ваших наград даже присутствует EMMY. А теперь мы открыли для себя ваше композиторское творчество. Как вы «перешли на сторону» музыки?

- «Болезнь» протекала скрытно, пока, наконец, не вылезли наружу все симптомы. В детстве был элемент принудительно-добровольного обучения. Родители приглашали частного педагога, и он занимался со мной музыкой. Владимир Константинович, очень колоритный и артистичный человек, воспитывал меня, заставляя играть хорошие произведения. На первом этапе были всевозможные этюды Черни, Гермера, а дальше - Шуман, Чайковский, Шуберт, Бетховен, Хачатурян, «Тбилисо». Когда мы окончили обучение, я по инерции играл, что помнил, а после вдруг сам захотел разучивать. Учился на хороших образцах, музицировал для себя, и в какой-то момент появлялось что-то своё, но совсем простое, хотя может быть и искреннее. Я не расценивал это как полноценные сочинения и никому не показывал.

В период поступления в вуз, когда я выбирал специальность и дерзнул представить, что могу пойти по музыкальной части, я показал свое сочинение одной учительнице музыки, и она отреагировала очень сдержанно. Возможно, поэтому в итоге я и выбрал техническую специальность. Хоть я и не пошёл по музыкальной линии, но сочинять для себя продолжал. Такой своеобразный отдых за фортепиано: если я садился играть, то просто, чтобы отдохнуть душой.

У этой истории было неожиданное продолжение: когда меня пригласили на PBS в Америку, они узнали, что я сочиняю музыку и предложили использовать её в программе. Это стало неким импульсом, внушившим мне, что я что-то могу.

В начале 90-х я много путешествовал. Открывал мир и себя. В то время моим вторым домом был Амстердам. Там я добивался контракта с телевидением, предложил им проект и ждал результата. Деньги уже «начинали заканчиваться», как и ресурс гостеприимства у друзей, но пару дней нужно было продержаться. И подработать. Были варианты - устроиться мыть посуду или в порту отскребать ржавчину с баржей. Но пришла мысль: вроде бы я играю.

До этого момента я месяцами ходил мимо витрины кафе, где стояло фортепиано. И вот, когда в кармане осталось около 5 гульденов, я просто переступил порог кафе и спросил: «У вас играют музыку?» Утвердительно ответив, мне предложили исполнить пару вещей, чего, если честно, я не ожидал. После того, как я немного поиграл, ко мне подошёл хозяин заведения и предложил играть хоть каждый вечер. Так я прикрыл «заплаткой» свой бюджет. А через какое-то время мне пришёл положительный ответ с телевидения. Но играть я не перестал.

Телевизионный гонорар я не тратил, сделав его неприкосновенным. Мне было интересно продержаться своими руками. Это было похоже на зависимость: я ходил, высматривая в каждом окне, есть ли там рояль, а потом бросался, как пантера. Это были совершенно разные места: рестораны класса люкс, семейные кафе или портовые заведения, где грузчики-моряки накидывали денег в шляпу. Я коллекционировал места, знакомился с людьми. Это была хорошая форма собирания материала для сценария, некий тайный повод.

- Вы считали это работой?

- Это было хобби, образ жизни и подработка. Я словно открыл себя заново. После, когда я пришел в то первое кафе и принёс кассету, говоря, что у меня вышла программа, все удивились «Как? Какая программа? Ты что?» В их представлении это не соединялось.

Была совершенно комическая ситуация, характеризующая, насколько они воспринимали меня как музыканта. В один из дней я подхожу к уже любимому кафе (оно называлось "Котелок") и смотрю: толпится народ, на канале плавучая пристань, а на ней стоит белый рояль. Мои со-работники (повара и официанты) сказали мне: «Сегодня играешь». Я похолодел, потом меня бросило в жар и просто стало трясти. На попытки выяснить, что происходит, мне лишь ответили: «Сегодня играет русский музыкант Андрей. Ты же Андрей? Ну ты сегодня и играешь». Лишь по количеству народа я что-то заподозрил и начал их пытать дальше. Вышел хозяин, и оказалось, перед отелем в целях рекламной акции давал концерт знаменитый Андрей Гаврилов, лауреат конкурса Чайковского. Где я, и где он!

- Если юмор - одна из форм философии, то сочинение музыки - другая?

- В юморе присутствует философия, но также там есть и глупистика, и забавные парадоксы, и игра словами. Он достаточно многослоен, и тут работает разум. А когда я сочиняю музыку - разум отключается. Я не знаю правил композиции, как правильно сочинять. У меня своё любительское ноу-хау - вообще ничего не знать про это. Может быть, в какой-то степени это и лучше. Таинство сердца через руки.

У меня был перерыв 20 лет. Я ничего не сочинял, играл уже знакомые вещи. Думал, что уже не способен и «дерево не пустит новых побегов». Но вдруг что-то произошло, и я вновь принялся сочинять. Это, прежде всего, нужно мне. И если кого-то это трогает - я рад. Если серьёзные и профессиональные музыканты что-то находят в этом и согласны сотрудничать, аранжировать, включиться в это, подыграть и приподнять меня над моим уровнем, то я счастлив.

Моя последняя книга «Корточки и Цыпочки» изначально должна была представлять полкниги. В итоге так и получилось, хоть и в разделении: одна половина полусмешная, а вторая полусерьёзная. Книга, помимо прочего, мультимедийная. Через приложение на телефоне можно расшифровать метки, и услышать смешные фразы, пародийный романс, стихи, прочитанные голосами актёров и моим смешным голосом. Один из текстов прочитан, как рэп, в записи которого приняла участие группа «Слот». Мало того, можно смотреть на экране гаджета авторские скетчи и видео-анимации. Но это в половине «Корточек», подразумевающих земное и смешное.

Серьёзная же часть «Цыпочек», на которых мы тянемся «ввысь, к звездам», должна была наполниться другим контентом. Я с трудом набрал два-три своих мульт-афоризма с философским подтекстом, нашёл смысловой видео-скетч. И вдруг меня осенило - у меня же есть музыка! А значит, её нужно записать. Это стало критическим моментом, - я годами собирался это сделать, оттягивал, и вот, наконец, повод. Сначала я дома записал Ноктюрн, а Иван Евдокимов его тонко и деликатно аранжировал, добавив виолончель. Потом ещё одну вещь, и ещё. В итоге в книге оказались 4 моих произведения с его аранжировкой.

После мы записали целый диск под названием «Ненаигранное». Я даже ухитрился сделать адекватный перевод на английский – «Sincerely mine» (Искренне своё и в то же время моё искреннее). Так получилось, что диски я стал дарить и показывать. Совсем наглость и нахальство - сочинил нечто вроде арии и надеюсь, что найду либреттиста, который сочинит для неё итальянский текст.

Тот первый Ноктюрн впоследствии мы сыграли на моём вечере с Бориславом Струлёвым, а потом он его перезаписал. Там виолончель более пронзительная, чувственная и ностальгически романтичная. Борислав очень глубоко вошёл в мою душу, душу произведения и привнёс нечто своё.

Андрей Кнышев- Расскажите о вашем участии в записи диска «Waltz For Paul Mauriat». Как там оказался «Train To Paris»?

- Среди произведений на моем диске числится «Путешествие на паровозике». Я сочинил ее в 80-х. Еще во время записи с Иваном я говорил, что ее можно решить по-разному. Позитивная мелодия, при прослушивании которой мне видится поезд, пассажиры внутри и меняющийся пейзаж за окном. В итоге мы сделали ее во французском стиле, добавив аккордеон.

Но про себя я думал: а как ее исполнил бы оркестр в стиле Поля Мориа. И мне это не давало покоя. Однажды я просто влез в интернет и нашел конкурс Мориа, где музыканты играют вещи либо из его репертуара, либо посвященные ему.

Я нашел номер председателя жюри, позвонил ему (смелость города берет) и предложил свою композицию, обратив его внимание, что она «очень французистая». В ответ я услышал, что как раз сейчас продюсируется диск, посвященный Полю Мориа, на котором Гранд Оркестр Жан-Жака Жустафре, в составе которого музыканты, работавшие под началом великого маэстро, будет исполнять музыку в его стиле, продолжая его традиции. Мое произведение показалось ему симпатичным, он показал его остальным продюсерам и руководителю оркестра Жан-Жаку Жустафре. В итоге ее утвердили и отобрали в этот альбом.

Даже когда мне прислали адаптированную версию и пример аранжировки, мне во все это не верилось. А в день моего юбилея мне пришла смс, повествующая, что в Париже, на Елисейских полях, в студии, где записывались Эннио Морриконе, Стиви Уандер, Шарль Азнавур, Фрэнсис Лэй, Мишель Легран, АBBA, собрались 30 с лишним музыкантов для записи некой композиции, автором которой числюсь я. Она получилась очень разноплановой. Каждый куплет выдержан в определенном стиле а ля барокко, марш, танго, шансон. Музыка охватывает все стили и палитру оркестра, при этом сохраняя единое настроение. В этом конечно и немалая заслуга прекрасного французского аранжировщика Жиль Арсенса, оркестровал пьесу и весь диск.

- Вашему радио «Чипльдук» в этом году исполнилось 10 лет. Какой контент вы представляете?

- «Чипльдук» – интернет-радио. 24 часа играет совершенно разноплановая музыка. У нас даже есть джингл, в котором перечисляются разные жанры, включая выдуманные - более 40 наименований. Музыка, необычная, редкая и «не затертая», подбирается, основываясь на предпочтениях музыкального продюсера, вкусу которого я доверяю. Наш музыкальный продюсер нашел свою нишу, дождался своего «проекта мечты» - годами он собирал любимую и необычную музыку, общаясь больше с меломанами, и тут наконец появилась возможность выплеснуть все это богатство в эфир, поделиться со всеми. У нас очень искушенная аудитория. Но даже они порой спрашивают про некоторые композиции: «Где вы это нашли?»

И все же главное на радио «Чипльдук» - не только музыка, но и юмор, точнее, уникален весь формат, стиль, интонация, - ведь каждые 5-10 минут звучат наши авторские аудио-гэги, абсурдные новости, афоризмы, приколы, дурацкие «познавательные рубрики» и многое другое. Это по сути пародия на радио. Не случайно на Западе нас сравнили с русскими Monty Pythons на радио, как сравнивали с ними в свое время и «Веселых ребят».

Музыка у нас в эфире звучит порой совершенно неожиданная, «чумовая». К примеру, в 70-е годы один продюсер собрал оркестр из любителей и профессиональных музыкантов, и поменял их инструментами: кларнетист бил в барабан, скрипач играл на пианино и т.д. Эти люди собирались и играли музыку коряво и смешно, но очень искренне и неподдельно, без издевательств. Хоть оркестр просуществовал недолго, они успели записать несколько альбомов, и даже давали концерт с этим сумасшествием в Альберт Холле, и иногда мы даем их в эфире (Portsmouth Sinfonia Orchestra). Причем наш ведущий, рассказывая о них, говорит в стиле Гугл-переводчика, ломая падежи «твоя моя не понимала, они открывать оркестра работала», и после этого такая же музыка в продолжение безумства.

«На моем юбилейном творческом вечере под названием «Цветочки над Ы» в ноябре прошлого года, который прошел в Концертном Зале «Градский Холл» (Музыкальный Театр под руководством Александра Градского) на сцене оркестр исполнил две музыкальные фантазии Александра Розенблатта на музыкальные темы А.Кнышева («Романс» и «Размышление»). А.Розенблатт - пианист-виртуоз, композитор, аранжировщик, известен, помимо всего прочего своими музыкальными фантазиями на темы Бизе, Чайковского, Шопена, Вагнера, Римского-Корсакова и др., и оказаться в такой почтенной компании «композитору» Кнышеву было весьма лестно и почетно».

Для выпуска «Тоже книга» (первая книга Андрея Кнышева) требовалось срочно заполнить 16 последних страниц. В графическое разнообразие, «накиданное» Андреем, попали и ноты его мелодий. Александр Градский пошутил по этому поводу (и его комментарий числится под нотами): «Кто знает, может, эта книга, впоследствии, естественно, забытая, была написана, чтобы донести эту божественную мелодию последующим поколениям».

 

Беседовала Александра САЙДОВА

Фото  Юрий КУРНОСОВ


← анонсы

Театральный Фестиваль Третий звонок

Все фестивали на одном портале

 

Купить билет

Партнёры Музыкального Клондайка



Афиша + билеты

 
 
« Ноябрь »
 
  
ПнВтСрЧтПтСбВс
   12345 
 6789101112 
 13141516171819 
 20212223242526 
 27282930    

Подписка RSS    Лента RSS


Все афиши


 

Опрос

 

афиша