Музыкальный клондайк новый номер

Видеть музыку

МДМТ Экспромт



Новости


Подписка RSS    Лента RSS


 

18.09.2017

87-й сезон Самарский академический театр оперы и балета начал с новым главным балетмейстером

Юрий Бурлака

ЮРИЙ БУРЛАКА:

«ГЛАВНЫЙ БАЛЕТМЕЙСТЕР НЕ ДОЛЖЕН ЗАПОЛНЯТЬ РЕПЕРТУАР СОБСТВЕННЫМИ ПОСТАНОВКАМИ»

Свой 87-й сезон Самарский академический театр оперы и балета начал с новым главным балетмейстером. На эту должность назначен заслуженный артист России Юрий Бурлака, в прошлом классический танцовщик, а ныне успешный педагог и балетмейстер-постановщик, являвшийся с 2008 года балетмейстером, а в 2009 - 2011 годы художественным руководителем балетной труппы Большого театра и поставивший на его сцене балеты «Корсар» (совместно с А.Ратманским), «Эсмеральда» (совместно с В.Медведевым) и Гран-па из балета «Пахита».

 В публикуемом интервью Бурлака рассказывает о своей танцевальной и балетмейстерской карьере, о проблемах балетного театра и о творческих планах, связанных с Самарским оперным театром.

- Что побудило вас, Юрий Петрович, выбрать профессию танцовщика?

- Это получилось случайно. Я собирался серьезно заниматься музыкой, роялем, полагая, что именно это со временем станет моей профессией. Но в какой-то момент, когда я подрос, попал в танцевальную студию, педагоги которой посоветовали отдать меня в балетную школу. В итоге я провел девять лет в Московском хореографическом училище, ныне академии хореографии, и таким образом окончательно определился с выбором своей профессии.

- Чем запомнились вам годы учебы?

- В училище у меня был один единственный замечательный педагог - Петр Антонович Пестов. Я учился вместе с Владимиром Малаховым, а последние три года и с Алексеем Ратманским. Именно благодаря Пестову уже тогда я начал интересоваться старинной хореографией. Он любил это направление и старался передать свое отношение к нему ученикам, воспитывая наш вкус.

- Насколько удачно сложилась ваша карьера танцовщика?

- Несмотря на то, что мы были лучшим выпускным классом, ввиду отсутствия вакансий практически все мои одноклассники оказались вне Большого театра. Ратманский уехал в Киев, Малахов через некоторое время оказался за рубежом. Я проверялся в ленинградские Кировский – Мариинский и Малый оперный – Михайловский театры, но у них не было общежития, и мне предложили приехать на следующий год. Однако к тому времени я уже был в «Русском балете» Вячеслава Гордеева, ученика Пестова из первого его выпуска. Я погрузился в интересную работу, гастроли, собственные постановки. В этом коллективе проработал всю жизнь, пройдя, как и большинство танцовщиков, путь от артиста кордебалета до ведущего солиста. В моем репертуаре были принц Дезире и Голубая птица в «Спящей красавице», Щелкунчик-принц, Альберт в «Жизели», Франц в «Коппелии», Ротбарт в «Лебедином озере». С «Русским балетом» связаны и мои первые постановочные опыты. Жаловаться грех: мне никогда не препятствовали проявлять себя, ничего не запрещали. Мой интерес к старинной хореографии продолжал формироваться в процессе поиска собственного концертного репертуара. В какой-то момент мне начали доверять постановки отдельных номеров, сцен, а затем и больших балетов.

- Таким образом, завершение танцевальной карьеры было для вас не очень болезненным.

- Как любой артист балета я прекрасно понимал, что через двадцать лет придется оставить сцену, и когда пришло время, я расстался с собственным танцеванием и совершенно спокойно перешел в другую балетную ипостась. Мне было куда уйти, так как я готовился к этому заранее: начав учиться на курсе Вячеслава Гордеева на балетмейстерском факультете ГИТИСа, окончил Московскую академию хореографии по специальности «педагог-хореограф», преподавал там классическое наследие. Я не расстался с балетом, который как явление искусства мне по-прежнему интересен. К тому же меня всегда привлекала история, и в частности история балета. Я нашел свою нишу и занял ее. Желающих посвятить себя исследованиям в этом важном направлении, которое в XX веке открыл и возглавил Пьер Лакотт и которым занимался Никита Долгушин, к сожалению, немного.

Юрий Бурлака

- Явилось ли для вас, Юрий Петрович, неожиданностью предложение возглавить балетную труппу Самарского театра?

- После Большого театра особых неожиданностей для меня уже быть не может. Но такого предложения все-таки не ожидал. У меня был период отдыха от театра: я с головой ушел в работу в Московской академии хореографии, в репетиторство, в новые книги. И когда возникла перспектива нового творчески-практического периода, обдумав полученное предложение, я с радостью его принял. У Самарского театра давние традиции, но для меня это другая степень свободы, другие люди и возможности. Это еще одно место, где можно что-то реализовать. Привлекло и то, что в Самарском оперном театре ценят и понимают классический репертуар, который востребован зрителями.

 - С чего вы начали свою работу в Самаре?

- В будущем, 2018 году, 200-летие со дня рождения Мариуса Петипа, и очередной Шелестовский балетный фестиваль, который более двадцати лет походит в Самарском театре, будет посвящен этому великому балетмейстеру. Так как я занимаюсь наследием Петипа, вначале театр пригласил меня для того, чтобы выбрать и поставить для фестивального гала-концерта несколько номеров Петипа. Я остановился на четырех отличающихся один от другого по форме фрагментах из его балетов, которых нет в репертуаре самарского театра. Это па де катр из балета «Пробуждение Флоры», сюита из балета «Арлекинада» и два па де де – из балетов «Привал кавалерии» и «Талисман». Думаю, они будут интересны и исполнителям, и зрителям, которые получат возможность увидеть знакомых артистов в новых исполнительских ракурсах.

- Как, с вашей точки зрения, должен формироваться балетный репертуар театра?

- Совершенно очевидно, что главный балетмейстер не должен заполнять репертуар исключительно своими собственными постановками. Это - для авторских театров, каковым является, например, уникальный Театр балета Бориса Эйфмана. Афиша репертуарного театра должна отражать разнообразие хореографических стилей и направлений - от «Сильфиды» до работ современных хореографов конца XX - начала XXI века. Для реализации этого нужны не только средства, но и большое желание, понимание того, что такое разнообразие репертуара чрезвычайно полезно артистам и интересно зрителям.

- Молодым артистам нужна и современная хореография.

- Конечно. Здесь многое зависит от возможностей театра. Так, в Большом, Мариинском, Екатеринбургском театрах устраиваются мастерские молодых хореографов, которые, довольствуясь скромным средствами, делают главное - работают с артистами, которым интересно что-то новое, хочется попробовать себя в необычной пластике и стилистике. При этом  развиваются и сами хореографы, а поставленные ими номера и спектакли часто попадают в репертуар театра. В каждом театре должна соблюдаться разумная пропорция между классической и современной хореографией. Нужно иметь в виду, что хореография, выдаваемая за современную, порой не является таковой или представляет собой нечто слишком радикальное, не подходящее для академической сцены.

 Артисты самарской труппы должны быть готовы к современной хореографии. Сейчас этого нет. К тому же пока не исчерпаны возможности классики разных направлений. А сколько балетов создано в советское время. Многие из них шли на местной сцене. Что-то можно вспомнить еще раз, постепенно подходя к современной хореографии. Хотелось бы, чтобы какие-то современные номера создавались конкретно на артистов труппы. Артисты должны пробовать что-то новое, проходя на этом свой путь, совершенствуя мастерство. Такой путь театр проходил при Игоре Чернышёве, который ставил здесь свои оригинальные балеты. Пока что я занимаюсь чисткой классики, так как это основа репертуара каждого театра. Сюда входит работа кордебалета, тонкости исполнения сольных партий, выбор наиболее подходящих для труппы редакций и многое другое.

- Вашей следующей большой работой в Самаре будет «Эсмеральда». Что побудило вас остановиться именно на этом балете, последняя постановка которого на самарской  сцене была осуществлена в 1997 году под художественным руководством Никиты Долгушина?

- Место «Эсмеральды» - в первом ряду выдающихся балетов, давно вошедших в сокровищницу русского классического наследия.  Этот трехактный, в пяти картинах балет, по своему масштабу лишь немного уступающий «Спящей красавице», обязательно должен быть в репертуаре академического театра. «Эсмеральду» в хореографической версии Перро-Петипа я уже ставил в Большом театре. Может быть, кому-то из самарских артистов спектакль будет «на вырост», но без этой планки невозможно двигаться дальше. «Эсмеральда» хороша тем, что в ней могут ярко проявить себя артисты самых разных амплуа: в балете есть и сугубо классические, и гротесковые, и чисто игровые, требующие незаурядного актерского мастерства партии. Главное - постараться бережно сохранить все самое ценное в их хореографии, не поддавшись соблазну произвольно адаптировать ее в соответствии с реальными возможностями.

- В чем сегодня основные трудности формирования балетных трупп?

- Каждый театр развивается по-своему, но есть проблемы, общие для всех театров, и формирование балетной труппы - одна из них. Если в городе, как, например, в Перми, есть своя школа, это гарантирует пополнение труппы, если же такой школы нет или она плохая, у театра неизбежно возникают проблемы. В целом более благополучно обстоят дела с женским составом. С мужским – намного сложнее. Все начинается с детей. Сегодня мало желающих учиться танцевальному искусству и поэтому отбор менее жесткий. Качество мужского кордебалета страдает везде. Неизбежна и текучка. Ни один провинциальный театр не может удерживать артистов. Но то, что талантливые артисты имеют возможность работать в разных театрах, совсем не плохо.

- Будете ли вы заниматься пополнением самарской балетной труппы? 

- Это моя обязанность как главного балетмейстера, и я, естественно, буду этим заниматься, так как спектакли текущего репертуара предполагают большую труппу. Я работал в разных школах и могу позвать в Самару выпускников из Москвы, Санкт-Петербурга, Перми, Улан-Удэ. Но многие ли приедут? Обещать им здесь золотые горы я не могу. Если же человек любит свою профессию, хочет танцевать, то в этом театре ему будут предоставлены все возможности для дальнейшего роста. Здесь хороший репертуар, идут традиционные, проверенные временем версии балетов, поставленные большими мастерами, в числе которых Никита Долгушин и Габриэла Комлева. Для молодежи - это хороший старт. К тому же - прекрасные условия для работы, что немаловажно. Театр не стоит на месте, стабильно выпускает премьеры.

- Итак, налицо немало проблем, которые вам придется решать.

- Важнейшая из них – даже не количественный состав труппы, а ее качество. Самарская труппа – это не московская и не санкт-петербургская труппы, которые на 80 процентов укомплектованы воспитанниками хореографических школ этих городов. В местной труппе собрались выпускники разных школ, имеющие различные уровни образования, и педагогам нужно привести их всех к «общему знаменателю», создать единый исполнительский ансамбль. Это задача не из простых.

Еще об одной проблеме. С течением времени отношение к спектаклям классического наследия изменяется, и сегодня сложилось определенное представление о том, как они должны выглядеть внешне, какие редакции более предпочтительны, в конце концов – что интересно современной публике, а что нет. Меня устраивают не все редакции спектаклей текущего репертуара театра. Кое-что следует пересмотреть, убрать накопившуюся за десятилетия мешанину редакций, где-то привести в порядок оформление. Собираюсь сделать новую редакцию балета Минкуса «Пахита», представить во всей красе его третий акт. Ну а в декабре 2017 года – премьера балета Пуни «Эсмеральда», постановкой которого занимаюсь с труппой театра. Настроение хорошее, иначе не принял бы приглашение и не находился сейчас в Самаре.

Беседовал Валерий ИВАНОВ

Фото с сайта opera-samara.net

 


← анонсы

 

Купить билет

Партнёры Музыкального Клондайка



Афиша + билеты

 
 
« Октябрь »
 
  
ПнВтСрЧтПтСбВс
       1 
 2345678 
 9101112131415 
 16171819202122 
 23242526272829 
 3031      

Подписка RSS    Лента RSS


Все афиши


 

Опрос

 

Какими социальными сетями Вы пользуетесь?







афиша