Новости


Подписка RSS    Лента RSS


 

06.02.2018

Борис Тараканов: «Не существует формулы счастья, но существует формула хора»

Ежегодная премия нашего издания «Синергия социального служения» впервые была присуждена в декабре прошлого года в ознаменование пятнадцатилетия «Музыкального Клондайка». Премия имеет одну номинацию: «За социальное служение, активную гражданскую позицию и высокий профессионализм». В течение всего года мы будем знакомить читателей газеты с нашими лауреатами. Руководитель Академического большого хора РГГУ, Академического хора Московского метрополитена, создатель знаменитого нотного архива, общественный деятель и просветитель Борис Тараканов не нуждается в особом представлении, но сегодня мы представляем его именно как лауреата премии «Синергия социального служения».

- Борис, вы осознаете, что является крауегольным камнем вашей многогранной деятельности? Кстати, как бы вы себя назвали, кто вы – хоровой дирижер, организатор, главный нотный «архивист», писатель, может быть, еще кто-нибудь?

- Начну с конца. Конечно, ни я, ни Антон Фёдоров (соавтор, композитор) – никакие не писатели, просто иногда хочется написать книгу. И, наверное, - это главный аргумент, почему мы этим занимаемся. А почему остальные потом издают, так это надо у них спросить, но, опять же, повторюсь, что писателями мы не являемся.

Главный нотный «архивист»? Получилось удивительно, изначально не стояло такой задачи, как стать главным, просто пришла идея выложить отсканированные ноты в интернет. Этой задачи и сейчас не стоит. Но постепенно ресурс разбух и стал самым большим из тех, что на тот момент были в пространстве интернета, и потому, наверное, самым известным, а недавно он вообще получил грант Президента России, я и не ожидал. Архив зародился в середине 90-х, и сейчас сложно поверить, что добрая его половина закачивалась по телефонному модему на скорости 9600 с регулярными обрывами связи. Сказать, что это сейчас лучший нотный архив нельзя: есть лучше, а есть - намного лучше. Но есть и этот архив, который сейчас максимально автоматизирован компании Defi.su как раз в рамках гранта, с огромным количеством суточных посещений. Архив регулярно наполняется, в том числе, сочинениями современных авторов. Ведь не секрет, что многие из них не имеют возможности публиковаться официально в издательствах. Когда ко мне поступает просьба от молодых композиторов что-нибудь опубликовать, естественно, я это публикую, причем без всякой экспертизы (лучшая экспертиза – это дальнейшая музыкальная жизнь произведения) и совершенно бесплатно, это принципиальный момент. Почему? Возможно, здесь сказалось мое древнее подсознательное желание опровергнуть унылую поговорку о том, что бесплатный сыр бывает только в мышеловке. Я совершенно убежден в том, что этот тусклый афоризм придумали неумные люди - из тех, кто не способен что-то для кого-то сделать просто так. Да, платные сайты для публикаций существуют, но видимо, я - волонтёр по жизни, поэтому специально публикую бесплатно. И такую публикацию можно сравнить с миллионным тиражом по всему миру! Ведь архивом пользуются практически во всех странах – я сужу по статистики скачиваний нот. Действительно удачные произведения довольно быстро получают востребованность, порой на мировом уровне – их начинают успешно исполнять и в России, и в разных странах. Возможно, бумажные издательства сейчас испытывают некий кризис отрасли, ведь, сколько можно издать на бумаге молодому композитору? Максимум экземпляров двести, и, чаще всего, за свой счёт. И торговать у них ими редко получается, потому что не умеют, и, обычно, их раздаривают. Это всегда капля в море для такой огромной страны. А в мировом масштабе? Книготорговые ресурсы, на мой взгляд, делают слишком большие накрутки – в итоге к и исполнителям эти ноты приходят в большом удорожании. Мне кажется, что будущее за такими цифровыми архивами. Платными или бесплатными - это тоже большой вопрос. Ведь один раз кто-то купил, дальше он начал раздавать бесплатно и ноты появляются в сети в свободном виде, поэтому тут тоже палка о двух концах. Я, в общем-то, за бесплатную музыку в этом отношении, но тут со мной можно качественно поспорить.

Что там ещё было в вопросе? Организатор? На мой взгляд, если хоровой дирижёр не является организатором, то лучше ему на эту Голгофу не соваться… Нужно помнить, что хор в России - больше чем хор. Руководителями хоров здесь просто так не становятся - в эту профессию приходят сердцем. Но, к сожалению, в наше время востребованность и успешность хорового коллектива зависит не только от его качества, но и от организационной составляющей. И руководителю всякий раз необходимо включаться в этот процесс. В книге «Хор вам в помощь!» есть такое определение, которое подарил мне мой старинный друг, колоритный итальянский профессор Лука Джузеппе Сарачено: «Способности подчиненных не зависят от руководителя. От него зависят их возможности». Чем не универсальная формула, в том числе и для хорового дела?

Что там дальше? Хоровой дирижер… Ну, к сожалению, не симфонический. Хотя, иногда волна жизни выбрасывает и к симфоническому пульту. В Армении, в Ереванской опере, например, пришлось дирижировать не только огромным сводным хором, но и Национальным филармоническим оркестром. Это было бесстрашие идиота, но, вроде как, ничего, справился…

Хорошо у меня получается или нет – наверное, нужно спрашивать не у меня, а у слушателя, зрителя. Я всегда не очень доволен результатом, считаю, что можно лучше. Так что я не могу себя назвать выдающимся музыкантом.

Наверное, из всего перечисленного, я бы себя назвал неплохим интегратором, вот тут, наверное, что-то получается.

- Что подвигло вас в свое время поменять престижную, стабильную  и высокооплачиваемую работу, о которой, наверное, мечтали бы многие, на вашу нынешнюю беспокойную жизнь?

- Я работал шестнадцать лет по своему первому образованию (инженер-экономист, Государственный университет управления – прим.ред) в Центробанке России, на неплохой должности ведущего эксперта по вопросам стандартологии и стандартизации, но параллельно серьезно занимался хором РГГУ, о котором тогда уже начали говорить: эфиры на радио «Орфей», интервью в газетах, журналах. Но при поступлении на работу все мы давали подписку о запрете общения с прессой. Наверное, со стороны банка это было оправданно, потому что кто-нибудь, что-нибудь, где-нибудь скажет и какая-нибудь газета напишет «наш источник в Центробанке России сообщил…». И всё! Обрушение небес, потрясение основ. Но к тому моменту работы в Банке России я уже стал членом Союза журналистов России, и на одной из аттестаций у меня случайно выпала журналистская ксива, естественно, окружающие очень возбудились. Запахло крупными оргвыводами. В один прекрасный момент меня вызвали и сказали, что у тебя в музыке всё хорошо и тебе надо выбирать, либо ты работаешь в банке, либо занимаешься музыкой. У меня на тот момент уже был хор в сто человек и люди мне поверили, они бы не оценили мой выбор. Думаю, что и на работе в ЦБ у меня бы ничего не склеилось, и хор бы я потерял, и, наверное, себя тоже. В тот момент я отпустил надёжную пристань под названием Банк России и отправился в свободное плаванье на волнах музыкального мира. Вначале было непросто, временами было очень непросто, но я, видимо, с самого начала знал и понимал, что всё будет хорошо и эта уверенность себя оправдала.

- Каковы, на ваш взгляд, задачи любительского хорового коллектива? Является ли сверхзадачей прежде всего достичь уровня, сопоставимого с профессиональными коллективами, или цель все же другая?

- Необходимо четко понимать разницу между любительским и профессиональным искусством. Один известный дирижёр, воспетый в книге «Хор вам в помощь!», который очень просил себя не называть, но многие его уже вычислили давно, озвучил четкую разницу: «В любительском хоре поют. В профессиональном - зарабатывают пением». Переводить любительский хор на профессиональные рельсы - это в большинстве случаев означает конец творчества. И много раз наблюдая такую процедуру, я видел, что это начало конца самодеятельного хорового коллектива. Часто такие хоры потом разваливаются, потому что финансирование в хоровом искусстве - это нестабильная штука, но к оплате своего певческого труда люди быстро привыкают. И потом, когда приходится переводить их из профессионалов обратно в любителей, то хор просто распадается. Я лично наблюдал такой распад где-то около десятка коллективов, семи или восьми точно. К сожалению, часто это действительно тупиковый путь. Надо либо сразу создавать хор профессиональный, либо любительский. А какого уровня достигнет хор, это зависит от изначальной задачи. Но надо понимать, что хоры профессиональные и хоры любительские - это не альтернатива друг другу, это два параллельных мира с похожими, но порой очень разными задачами. Вот возьмите наши ведущие государственные коллективы: Хор Минина, Капелла Юрлова, хор «Мастера хорового пения», Капеллу Полянского, Госхор - всё это команды крепчайших профи, при этом с четкой плановой репертуарной политикой, организацией, экономикой и отчетностью. Как и положено государственным структурам, а как вы думали. Поэтому затеряться в репертуарных, проектных и плановых изысках – это удовольствие, порой недоступное профессионалам. Здесь у любителей преимущество. В этой же книге «Хор вам в помощь!» есть некая классификация любительских хоровых коллективов: хор как форма досуга, любительский хор профессионального уровня… И это, на мой взгляд, очень правильная, нужная форма, мне кажется, в условиях нынешней экономической ситуации, за этим будущее. Профессиональных хоров становится всё меньше, это сегодня по-русски называется оптимизацией, а любительских хоров профессионального уровня всё больше. Например, Санкт-Петербург просто наполнен хорошими любительскими коллективами - я недавно был в жюри фестиваля «Благовест» в Санкт-Петербурге, и питерские хоры поразили меня своей мощью, универсальностью, совершенством и элегантностью. Воистину – культурная столица России! Признаю за ней первенство – Москва в общей своей массе так не поёт.

В этой классификации я упустил любительский хор как социальный проект. Лично мне эта формула более близка по многим причинам, когда хор - это некое «третье место», куда люди приходят между работой и домом. Там они не только поют, они общаются, вместе ездят на гастроли. Внутри коллектива хорошая, теплая дружеская атмосфера. А уж сколько семей у нас образовалось, сколько детей родилось! Я всегда говорю, что не существует формулы счастья, но существует формула хора. Коллектив РГГУ я отношу именно к социальным проектам. Мы собираемся, мы творим, мы – вместе. Это как просветительское учреждение – хор РГГУ стал тем местом, куда люди приходят, в том числе со стороны, насыщаются этой энергией и выходят во внешнюю среду обогащёнными, то есть хор здесь выступает своеобразным «духовным обогатительным комбинатом». Вот, например, мы ежегодно поём полную Литургию на Пасхальной службе и хорошо понимаем - если выучить десяток произведений духовной музыки, это значит невольно выучить десять молитв. Если выучить десять произведений на стихи лучших поэтов России, это значит невольно выучить десять хороших стихотворений. Ничего нового, об этом ещё великий Струве говорил. Притом, что этот процесс происходит не через зубрежку, а через пение, то есть через естественное восприятие потока информации. Так что мне ближе социальная форма функционирования хора. А насколько профессиональны по уровню наши проекты, судят слушатели, организаторы концертов… «Опера в метро» - это изначально креатура хора РГГУ. Кантата «Александр Невский», которую мы делали совместно с Академией им. Маймонида -  проект АРТ-центра и газеты «Музыкальный Клондайк», но обратились именно к нам, к любителям. Телеканал «Культура» на нашей базе делал несколько фондовых записей, в частности с Иосифом Кобзоном. Или вот концерт с Хосе Каррерасом, фондовая запись с Марией Гулегиной, совместные проекты с Госхором Татарстана… Или аутентичный концерт со звездами театра «РОМЭН», цыганским ансамблем «Свэнко», это было потрясающе! Вообще, смыслом этой реставрации было подчеркнуть то, что на протяжении столетий было фирменной чертой цыганских хоров, и улучшить то, что было явно музыкально несовершенным. Короче, нужно просто жить, радоваться и стараться быть интересным, хорошим и востребованным коллективом. Вот сейчас я все это говорю, и моё сердце начинает бешено колотиться от причастности к этому хору. Я действительно фанат обоих своих хоров и тех людей, с которыми я работаю.

- Что ж, это и есть задачи музыкального просвещения в широком смысле слова. А самый широкий смысл – это духовное развитие?

- Безусловно. Почему мы всегда и были сильной страной, и, кстати, довольно честной. Я еще застал, будучи маленьким, систему в троллейбусах, автобусах, трамваях, когда не было автоматической кассы. Там просто кидалось необходимое количество монет и отматывалось нужное число билетов. Всё было на взаимном доверии, и я помню, что мало кому приходило в голову отматывать билетов больше, чем надо или, например, денег не опустить. Я хорошо помню период нормальной, естественной честности на уровне населения. Хотя, конечно же, были отдельные люди, которые без денег отматывали, а как же... Но, всё-таки, никуда от этого не деться, это исторический факт - в той, давно исчезнувшей советской Атлантиде, многое работало вот так, на основе честности. Поймите правильно, я человек, далекий от политики, никогда не идеализирую то время, но я органически чувствую какую-то прямую связь - мы были сильной страной, сильной цивилизацией, потому что мы пели! Пел детский сад, я прекрасно помню эти музыкальные занятия, пела школа, пел двор, пело всё! В одной Москве тогда было 105 музыкальных школ, среди которых были и вечерние школы для взрослых - со своей программой, со своим образовательным стандартом и копеечной оплатой. Пианино было практически в каждом доме, у многих сохранились эти инструменты, на которых уже никто не играет, а утилизировать их дорого. Да, мы были музыкально ориентированной нацией, причем на государственном уровне, когда любительские хоры или ансамбли создавались даже в парикмахерских - петь было естественно и нормально, совершенно привычно. Сейчас я назову два коллектива, которые могут восприниматься как что-то из области ненаучной фантастики - это мужской хор московских таксистов «Зелёный огонёк» и Московский хор учащихся ПТУ. Я сейчас говорю не о каких-то заоблачных реалиях. Да, это сегодня звучит как нонсенс, но это было! И вот сейчас мы пытаемся это хоть как-то возродить, мы сидим на развалинах огромной социальной культуры, которую когда-то имели. Хоровые коллективы аэропортов, например. Нонсенс? А вот и нет! Иркутский аэропорт имел один из лучших академических хоров, где пели и пилоты, и стюардессы очаровательные, и весь персонал - все в летной форме, все красавцы, загляденье! И саунд у этого хора был прекрасным - очевидцы ещё живы и могут об этом рассказать. Уровень социального восприятия воспитывался вот этим музыкальным началом. Музыка и совместное музицирование - это как колоссальное духовно-информационное поле, от которого, по сути, зависит сама жизнь. Ведь аналогию между музыкой и духовным подвижничеством отмечали еще святые Апостолы. Хорошо, что сейчас мы начали это понимать и возрождать. Развивается хор Центробанка, который существует более пятнадцати лет, руководит им бессменно Анечка Хабарова, и я рад, что тоже стоял у его истоков – фактически когда-то придумал эту инициативу. Сейчас меня попросили создать и возглавить хор Московского метрополитена. Замечательный, необыкновенно талантливый коллектив, где поют машинисты, помощники машинистов, тоннельные рабочие, мастера эскалаторной службы, службы реставрации, службы профориентации, уборщики производственных помещений и так далее… Служб там колоссально много, и все они с гордостью представлены в Академическом хоре Московского метрополитена! И, надо сказать, что хор создан в марте прошлого, но уже успел выступить и в проекте «Опера в метро» (ребята делали этот проект, как говорится, не за страх, а за совесть), и поднять ряд других серьёзных концертов с симфоническими оркестрами, то есть хор имеет хороший, очень правильный вектор развития. В хоре РГГУ «метрошный» коллектив считается полноправным побратимом, ребята рады объединяться с ними в один состав на серьёзных концертах.       

Дело в том, что сейчас государство наконец-то повернулось лицом в сторону музыкального просвещения, конечно, это и возрождение Всероссийского хорового общества, и возрождение идеи хоровых коллективов в общеобразовательных школах… А сколько новых хоров создается! Например, студент консерватории Миша Котельников меньше года назад создал любительский хор «Voice Fusion», который выбрал сложнейшее направление «арт-хорус» и уже через несколько месяцев заявил о себе, как коллектив, способный творить чудеса. Я всегда очень радуюсь его участию в наших проектах. Для меня хоровой мир - это вообще система сообщающихся сосудов. А камерный хор «Март-аккорд», который создала Татьяна Дмитриева! А камерный хор «Perpetuum Mobile» Маши Кравцовой! Как такой маленький любительский хор смог вместить в себя столько прекрасной музыки, в чём секрет? Непостижимо. В общем, наконец-то пошла тенденция, чтобы возрождать этот культурный слой, и здесь, наверное, будущее во многом за кафедрами музыкального образования, где готовят уникальных специалистов профиля «педагог-исполнитель». Я сам преподаю на такой кафедре в Московском институте культуры, и я вижу, насколько широкую подготовку получают студенты. Они изучают минимум два инструмента, дирижирование, теорию музыки, вокал, педагогику, психологию... И для меня очевидно, что оттуда выходят специалисты действительно широкого спектра. Какие шикарные ребята гитаристы выходят, или пианисты, которые сейчас преподают в музыкальных или общеобразовательных школах. А некоторым уже поручили создание хоровых коллективов, и я вижу, как им нужны навыки дирижирования, которые они получили на этой кафедре. Поэтому сейчас такое направление в ВУЗах крайне необходимо и его надо расширять, развивать максимально. Я рекомендую туда поступать ребятам, а региональным ВУЗам брать за основу те уникальные программы и методики, которые разработаны на кафедре музыкального образования МГИКа. Тем более, что наши сотрудники и преподаватели никогда не скупятся и всегда делятся этим – бескорыстно, искренне и от души.

- То, что вы делаете, кажется невероятным. Хоры под вашим руководством выступают с мировыми звездами, реализуются нереализуемые вещи – уже упомянутый грандиозный нотный архив, например, или совсем уж фантастический проект «Пианино в каждый двор».

- Я считаю, что с Божьей помощью. В данном случае я стараюсь максимально пользоваться этим неиссякаемым ресурсом (не надо стесняться, Он нам для этого и дан) и, что называется, воздавать должное Первоисточнику. Главное – правильно и от сердца сформулировать запрос, и тогда реализуются самые фантастические, нереальные вещи. Мой педагог по дирижированию Елена Максовна Кругова (кланяюсь ей тут между строк), которая учит своих студентов жертвенному отношению к специальности и выпустила многих, кто действительно остался в профессии, часто говорила мне: «Никогда не ограничивай себя в фантазии, которая касается хора и музыки вообще, ты слышишь меня? Никогда!». Ей, кстати, принадлежит уникальная философия: «Время, проведенное в хоре, в счёт жизни не идёт», так что все, кто в хоре – по-своему, долгожители. Человечество всю свою историю мучается вопросом как продлить жизнь. Как? Очень просто. Пойти в хор! И пример нам – опыт античности, которая славилась своей любовью к хоровой музыке. Если древние греки хотели сказать о человеке, как о недоразвитом недотепе, то говорили - «да он же полный ахоремус!», - то есть не умеет петь в хоре, стало быть, и проживет меньше. Именно хор напоминает нам, как прекрасна жизнь. Когда мы её замечаем, разумеется…  

Что же касается идей, то Елена Максовна научила меня так называемому «эффекту 72 секунд» - это некий тест для любой идеи, забудется она за эту минуту с копейками или нет. Если не забылась, включается период в 72 минуты, когда надо успеть придумать элементы развития этой идеи. Ну, а дальше - эффект 72 часов, когда необходимо брать и заниматься воплощением идеи, или делать какие-то заделы. Тогда любая мечта, даже самая фантастическая обречена на реализацию. Ведь всё, что мы видим и имеем – когда-то было мечтой. Абсолютно всё! И не следует бояться пробовать – ведь нужно толкнуть дверь, чтобы убедиться, что она заперта. Хотя, между риском и глупостью – очень тонкая грань, нужно всегда об этом помнить. А еще Елена Максовна говорила: «Чем безумнее идея, тем у нее больше шансов реализоваться». Как ни парадоксально это звучит, но это именно так. Поэтому проект «Пианино в каждый двор» - это то, что получилось на стыке совершенно безумных ситуаций. Наши соседи на восьмом этаже когда-то выставили на лестничную клетку пианино «Лирика» - их можно понять: дети давно выросли, никто на нём не играет, куда-то нужно было поставить шкаф, а места не хватало. Поэтому оно оказалось на лестничной клетке и стояло там лет пять или восемь, не помню. И один раз, выходя из дома, я увидел двух людей в форме, которые обсуждали какой-то процесс, я вышел на фразе: «Сейчас мы позовем дворников с кувалдой, и этот гроб с музыкой будем выносить по частям». Я остановился, поинтересовался, о чем идет речь, объяснили, что речь идёт о пианино, которое стоит на восьмом этаже, и оно было признано мешающим для прохода пожарных и оборудования. Я попросил дать мне сутки и пообещал этот вопрос решить. Буквально в те же минуты, я дал клич в Facebook, что, мол, такая ситуация происходит и давайте пока пианино вынесем во двор и пускай оно там останется и радует всех - это была совершенно абстрактная, непричесанная идея, но она прожила сначала 72 секунды, потом окрепла за 72 минуты. На следующий день, пятьдесят человек, незнакомых друг с другом, собрались, кто с лопатами, кто с ремнями, кто еще с чем-то… и на своём горбу вытащили с восьмого этажа это пианино. Пока одни его вытаскивали, другие по всем правилам палаточного искусства сделали навес из дрынов, плёнок и в тот же день мы получили во дворе маленький уютный уголок, где под навесом стоял инструмент. Пришли ребята из компании «440Hertz.ru», бесплатно провели профилактику и настройку, а мы, тем временем, сделали мангал, шашлыки и сыграли импровизированный концерт под открытым небом, и когда из близлежащих балконов звучали аплодисменты и крики «браво», мы поняли, что мы попали в некую стезю. В тот вечер было необыкновенно хорошо – было много замечательных людей, объединенных идеей спасения отданного на убой пианино, потрясающе вкусно пахло жареным мясом, было много разговоров, много хорошего вина, много качественной, профессиональной музыки, много песен… Много жизни! На Facebook после этого образовалась группа «Пианино в каждый двор», но пока это движение не обрело такого стихийного уровня, как мне хотелось бы. Появляются инструменты на улице, я стараюсь как-то это отслеживать, мониторить, не только, кстати, в Москве… но, конечно, хотелось бы больше, потому что есть много инструментов, которые не нужны никому. Объявлениями завалены многие интернет-сайты, и, может быть, идея «Пианино в каждый двор» - наилучший выход, чтобы продлить им жизнь. На зиму мы ставим пианино в подъезд, накрываем плёнками, пишем записку, на которой написано «до следующего лета». Все согласовано с пожарными, и эту нишу они не трогают. Вот, казалось бы, что может быть беззащитнее пианино во дворе? И, тем не менее, мы готовимся в конце апреля открыть уже четвертый сезон нашей «дворовой филармонии». Это не просто название в кавычках – например, прошлым дождливым летом творческая группа под управлением Руфата Низамова устроила в нашем дворе концертный прогон оперы «Царская невеста» на весьма достойном уровне, с шикарным концертмейстером, у которой наша спасенная дворовая «Лирика» звучала как полноценный оркестр, композитор и пианист Илья Бабурашвили вместе с певицей Ириной Лисенковой провели презентацию своего совместного вокального цикла на стихи Марины Цветаевой – теперь, кстати, его можно скачать из нотного архива... За три полноценных сезона в нашем проекте было много полноценных и вполне профессиональных музыкальных событий, и никто не попытался сломать или уничтожить пианино. Оно даже стало достопримечательность Войковского района, и многие ждут его появления в апреле. Дети подходят, кто блямкает, а кто и играет… Иногда приезжает со своими детьми композитор Антон Федоров и бесплатно дает гуляющим на площадке детишкам уроки сольфеджио и музыкальной грамоты – они его обожают, всегда ждут… Несколько даже уговорили родителей отдать их в музыкальную школу. Может быть, этот коллективный проект, где соединилось много рук, сердец и талантов, тоже – маленькая капля в Синергию социального служения? Кто знает…

Беседовал Антон ИВАНОВ


← анонсы

Единение культур_заочный конкурс_подать заявку

Купить билет

Партнёры Музыкального Клондайка



Афиша + билеты

 
 
« Февраль »
 
  
ПнВтСрЧтПтСбВс
    1234 
 567891011 
 12131415161718 
 19202122232425 
 262728     

Подписка RSS    Лента RSS


Все афиши


 

Опрос

 

афиша