Музыкальный клондайк новый номер

Школа классического пения

Видеть музыку

МДМТ Экспромт



Новости


Подписка RSS    Лента RSS


 

ТРИО-СОНАТЫ И ЧЕТЫРЕ ГЕНИЯ БАРОККО

Бывают такие периоды, когда в самый пик «мертвого» летнего сезона вдруг понимаешь, что остро нуждаешься в свежей порции хорошей классической музыки в профессиональном живом исполнении.  Обычно такая тоска начинает накатывать на меломанов к середине августа. Однако в столице есть такое спасительное место, где – представляете? – два раза в неделю потчуют замечательными программами в исполнении прекрасных музыкантов. Место это – Зеркальный зал Большого дворца в Кусково, где уже шесть лет проводится летний фестиваль «Органные вечера в Кусково».

12 августа, в среду, когда жара еще терзала Москву, в Зеркальном зале Кусковского дворца собралось огромное количество народу, желающего в прохладе роскошных интерьеров послушать вечную классику. Программа концерта обещала интригу: в ней переплелись произведения четырех гениев высокого Барокко – Генделя, Телемана, Баха и Вивальди. Участники, известные российские музыканты – альтист Сергей Полтавский (прибывший на концерт с двумя инструментами – виолой д ‘ амур и альтом), Владимир Парунцев, блокфлейтист и руководитель ансамбля старинной музыки Pfeyffer, и органистка Маргарита Еськина.

Сергей Полтавский

Кстати, про этот концерт мне рассказывала еще перед открытием фестиваля его художественный руководитель, органистка Елена Привалова-Эпштейн, и я сразу же сделала себе пометку, что его обязательно нужно посетить. Интуиция не подвела – концерт оказался удивительным откровением и чудесным завершением жаркого летнего дня. Программа с необычным названием «Четыре гения: друзья-соперники Бах, Гендель, Телеман, Вивальди» захватила так, что время пролетело совершенно незаметно, и оставила очень приятное послевкусие. Цельность всего действа подкрепило еще и отсутствие традиционного антракта.

После вступительной речи ведущей Юлии Дмитрюковой (небольшой экскурс в эпоху и рассказ о композиторах оказались действительно полезными для большей части публики, явно не входящей в состав завсегдатаев филармонических и консерваторских площадок), органистка Маргарита Еськина открыла вечер Фантазией соль мажор Иоганна Себастьяна Баха. Впрочем, разве можно было начать знакомство с эпохой барочной музыки не с Баха? А эпоха действительно была великой и щедрой на рождение гениев. Достаточно вспомнить, что два из них – Гендель и Бах – вообще родились в один год, 1685-ый, и совсем рядом – Гендель пришел на свет 23 февраля, а Бах – 31 марта (а вот Вивальди и умер с Бахом в один день, 28 июля, правда, девятью годами раньше). 

Маргарита Еськина

Рождение почти в одно время четырех музыкальных гениев можно расценивать как бесценный подарок мироздания. Трудно сказать, кто из них был самым гениальным – сравнивать их бессмысленно, мы преклоняемся и любим всех четырех, но одно безусловно и сомнению не подлежит: каждый раз, соприкасаясь с творениями Иоганна Себастьяна, получаешь такой заряд чистейшей радости и светлой энергии, как будто на тебя снисходит благословение небес.

Маргарита Еськина

Вот и в этот раз, слушая, как Маргарита бережно, но уверенно и с какой-то застенчивой радостью исполняла баховскую Фантазию соль мажор, я вспомнила слова замечательной органистки Елены Приваловой-Эпштейн, художественного руководителя фестиваля, из нашего интервью: «Орган и Бах – это две неразделимых стихии…Когда говорят Бах – сразу представляется орган. А когда говорят орган – сразу представляется Бах». И ведь орган-то цифровой на фестивале…Но музыка Баха в этом зале, с сияющими золотыми канделябрами и высоченными зеркалами, звучала так, что невозможно было остаться равнодушным: ясность и простота музыкального текста, логичность и сияние баховских интенций, открытость и сила мысли Иоганна Себастьяна выливались на притихших слушателей чудесным потоком. Бах – это не «ручей», нет. Это космос, это божественная гармония, это «музыка высших сфер». И это величайшее наслаждение..

Сергей Полтавский

От стихии Баха перешли к стихии Генделя. К Маргарите Еськиной присоединились Сергей Полтавский, с виолой д ‘ амур, и Владимир Парунцев, с набором блокфлейт. Перед тем, как погрузить публику в звуки редкоисполняемой, но прекрасной  генделевской Трио-сонаты соль минор, Сергей, бережно держа виолу д ‘ амур перед собой, немного о ней рассказал. Публику, конечно, больше всего умилило итальянское название инструмента -  в переводе это «виола любви».

Трио-соната – особый инструментальный жанр, возникший в начале XVII века в Северной Италии. Трио-сонаты создавали Дж.Витали, А.Корелли, Г.Перселл, А.Куперен, конечно же, И.С.Бах, Г.Ф.Гендель, Дж.Перголези и многие другие выдающиеся композиторы барокко. Забегая вперед, этот вечер можно назвать именно «вечером трио-сонат» - кроме генделевского шедевра, прозвучали также Трио-соната си бемоль мажор Телемана и Трио-соната си бемоль мажор Вивальди. Роскошная программа для любого меломана.

Сергей Полтавский

Сияющая, несущая умиротворение и покой Трио-соната Генделя была исполнена чудесно – Сергей Полтавский из «виолы любви» извлекал невероятную нежность и печаль, звук словно раскачивался, томился в предчувствии неизбежного, дробился тончайшим эхом, взмывал вверх, к фрескам на потолке, растворяясь в светлой грусти…Владимир Парунцев великолепно вел свою партию, в дивном созвучии с виолой, выплетая, словно драгоценный узор, бесконечно красивую мелодию. В этом дуэте звуки третьего инструмента – органа - казались настолько сливающимися с музыкальной тканью, что воспринимались как нечто само собой разумеющееся, настолько деликатно и тактично Маргарита Еськина поддерживала коллег точными акцентами.

Владимир Парунцев

Утонченная атмосфера генделевской Трио-сонаты перешла в не менее чудесную атмосферу телемановской, которую, пожалуй, можно смело назвать «эксклюзивной». Где еще, скажите, в Москве можно услышать столь дивное произведение, да еще в исполнении таких мастеров? Спасибо организаторам, спасибо музыкантам, что выбрали и поставили в программу именно эту вещь. Георг Филипп Телеман, необычайно деятельная личность, безусловно относится к блистательной плеяде выдающихся композиторов своего времени. О нем говорят, что он создал больше произведений, чем Бах и Гендель вместе взятые…Заметим, что и сам Бах высоко ценил коллегу по цеху, переписывая и обрабатывая его произведения. Телеман даже был крестным отцом Карла Филиппа Эммануила Баха, и своему крестнику он передал не только имя Филипп, но и должность кантора в Гамбурге, которую тот занял вскоре после смерти Телемана. Самым причудливым образом Баха и Телемана связывает множество нитей…

А Телеман и Гендель?  С Генделем Телеман впервые встретился в 1701 году в Галле, на пути в Лейпциг, когда ему было 20 лет, и эта встреча стала, пожалуй, судьбоносной в жизни молодого Телемана, безусловно повлияв на его решение стать музыкантом, а не юристом, как хотела его мать. А Гендель присылал Телеману из Англии его любимые цветы – в благодарность за то, что Телеман ставил на родине его произведения, благо, будучи руководителем оперного театра в Гамбурге, у него была такая возможность…

Сергей Полтавский

Возвращаясь к сонате. Для меня из всего, что прозвучало в этот вечер в Зеркальном зале Большого Дворца, именно это произведение стало наиболее ярким воплощением барочного стиля, с его завораживающим, спотыкающимся, особенным ритмом, прозрачным подвижным звуком и бесконечной красотой мелодии. Казалось, таинственные тени на огромных канделябрах, на высоченных матовых зеркалах, обрамляющих зал, танцуют в ритм с томительно-пронзительными напевами блокфлейты. И эти безысходная нежность и печаль виолы д ‘ амур, благодарно поющей в руках Сергея, удивительно сочетались и с танцующими тенями, и мигающими искорками позолоты на рамах, и с тягучими, тяжелыми звуками органа.

В барочной музыке самое главное достоинство, по-моему, это то, что она абсолютно ненавязчиво, естественно, но властно уносит тебя в высшие духовные сферы…Вспомните свое состояние, когда вы слушаете Баха. Вы же не принадлежите в эти минуты себе, вы принадлежите Богу..вот куда уносит нас Иоганн Себастьян! Его полезно и нужно слушать в любое время – в голове сразу возникает ясность, а в душе – умиротворение…Музыка Баха – лекарство и упоение. Вот и разделили Бахом светские трио-сонаты: сначала сольно выступила Маргарита с двумя хоральными Прелюдиями из «Лейпцигских хоралов».

Сергей Полтавский

Затем к ней присоединился Сергей Полтавский, уже с альтом, и вдвоем они исполнили потрясающую баховскую сонату для виолы да гамба и клавира ре мажор. На улице к тому времени стемнело, через огромные окна струился ультрамариновый свет, а резкие тени от софитов рисовали мистический круг сцены. Сергей словно плясал в этом кругу, неистово отдаваясь волшебству баховского космоса. И опять же, дуэт с Маргаритой оказался настолько гармоничным, что казалось – это один исполнитель.

Больше в этот вечер Баха не было, в завершение программы Маргарита исполнила небольшую Фантазию ре мажор Телемана. А на десерт нас угостили Вивальди. Да-да, Трио-сонатой, си бемоль мажор. И этой светлой, трепетной, чувственной вещью вечер и закончился, оставив легкий аромат тихой радости и умиротворения.

Фестиваль «Органные вечера в Кусково» еще продолжается. До его закрытия осталось совсем немного, но уж, поверьте, стоит побывать на этих концертах. Ведь будут выступать высочайшие мастера-исполнители барочной музыки – солисты барочной капеллы «Золотой век». А значит, нас ждут прекрасная музыка и чистое наслаждение.

Ирина Шымчак

Фото автора

 

Купить билет

Партнёры Музыкального Клондайка



Афиша + билеты

 
 
« Сентябрь »
 
  
ПнВтСрЧтПтСбВс
     123 
 45678910 
 11121314151617 
 18192021222324 
 252627282930  

Подписка RSS    Лента RSS


Все афиши


 

Опрос

 

Какими социальными сетями Вы пользуетесь?







афиша