Музыкальный клондайк новый номер

МДМТ Экспромт



Новости


Подписка RSS    Лента RSS


 

Берлинская. Скрябин

«Я испытываю высшее счастье, когда прикасаюсь к музыке Скрябина: она становится моей и по-другому невозможно…»

Людмила Берлинская

В последнее время хорошо известная меломанам нашей страны звукозаписывающая фирма «Мелодия» (которая, кстати, в этом году отметила 50-летие своей деятельности) радует любителей музыки интереснейшими новинками, активно привлекая к сотрудничеству талантливых музыкантов. Вот и в начале октября в рамках фестиваля «Эстафета Веры» в Московской консерватории прошла презентация диска «Мелодии» с необычным названием «Эмансипация консонанса», который записал лауреат XV Конкурса Чайковского Лукас Генюшас, а буквально через неделю та же «Мелодия» представила альбом «Людмила Берлинская. Скрябин», выпущенный при поддержке компании Yamaha. Об этом альбоме и пойдет речь.

Людмила Берлинская

Специально для его презентации из Парижа в Москву прилетела пианистка Людмила Берлинская, музыкант с мировым именем, дочь основателя знаменитого Квартета Бородина Валентина Берлинского. Накануне концерта в артистическом центре Yamaha прошла встреча с журналистами, на которой Людмила и представители «Мелодии» рассказали о работе над выпуском альбома.

Наталья Петушина, заместитель генерального директора фирмы «Мелодия», отметила, что для них сотрудничество с Людмилой Берлинской – одно удовольствие. «Это не первый наш диск и не первый проект, я надеюсь, что и не последний, - заявила Наталья. – Мы работаем с талантливыми артистами. И я рада, что мы также работаем с компанией Yamaha, благодаря поддержке которой состоялся этот проект. Хочу отметить, что данный диск отправлен на конкурс ICMA».

Оксана Левко, представитель компании Yamaha, напомнила, что они с Людмилой работают не в первый раз, диск уже записывали, причем на двух роялях («Ludmila Berlinskaya & Arthur Ancelle. Suites for two pianos» - прим.авт.), вёл эти записи «абсолютно уникальный фортепианный мастер Масахиро Мичимото, лучший концертный мастер компании», который для этого специально приехал из Японии. «Артист играет на том инструменте, который у него есть в данный момент под рукой, он не может возить за собой инструмент, как это делали Горовиц или Циммерман, - объяснила Оксана. – И я считаю, что альянс артиста и компании именно с настройщиком – это главное. Это связующее звено, без которого невозможно.

Людмила Берлинская

Мы очень гордимся, что Людмила выбрала Yamaha – это было ее обращение к нам. Вообще, я вижу здесь много пересечений, скажем так, исторически-семейных. Ведь именно Святослав Теофилович Рихтер, который был близким другом и наставником Людмилы, для нашей компании – как ангел хранитель: он открыл рояли Yamaha для России. В свое время Фурцева привезла в Россию Ямаху по просьбе Рихтера. А Рихтер принимал участие в создании большого концертного рояля, который, собственно, и прославил компанию». В этот раз для записи альбома «Людмила Берлинская. Скрябин» был предоставлен инструмент Yamaha CFX, а для студийных сессий в Москву снова прибыл мастер Масахиро Мичимото.

Сама Людмила, перед началом пресс-конференции проникновенно исполнившая две небольших пьесы из представляемого альбома, рассказала и о «своём», личном Скрябине, и о любви к этому удивительному композитору, и о том, почему в альбом были включены произведения не скрябинского авторства (четыре прелюдии – сына композитора, Юлиана, трагически погибшего в возрасте 11 лет, и две – Бориса Пастернака). «Я благодарна «Мелодии» за доверие, потому что знаю, сколько значительных событий каждый день происходит в России и Москве, и каждому нужно своё место под солнцем, - улыбаясь, заметила Людмила. – Я всё это понимаю, и я очень счастлива, что мне довелось работать с такими замечательными людьми. При записи диска важно, какие тебя окружают люди, как ты с ними работаешь, но я могу сказать, что мне повезло во всех отношениях. Во-первых, фирма «Мелодия». Во-вторых, Оксана Левко и фирма Ямаха. В-третьих, замечательный зал: Первая студия (Студия №1 Государственного дома радиовещания и звукозаписи – прим.авт.) – это намоленное место, которое обладает совершенно потрясающей акустикой. Да, оно немножечко в запущенном состоянии, но я очень надеюсь, что сейчас это будет оживать, потому что там надо писать и писать. И, кроме того, мне повезло с совершенно изумительным мастером-звукорежиссёром, без которого бы ничего не случилось – это Жан-Мартиаль Голаз. Он работает с крупнейшими звукозаписывающими компаниями, но в Россию приехал впервые. Наверно, он думал, что тут медведи ходят по улицам. На следующий день после приезда, после записи, он как-то совершенно расцвёл, и был приятно удивлён этой студией. Он и не подозревал, что в Москве существует такое место для записи, и что это происходит не в зале, а в студии, с её совершенно уникальной тишиной…».

Людмила Берлинская

Скрябин для Людмилы Берлинской – любимый композитор, в чём она сама и призналась журналистам. К записи этого альбома пианистка шла долго, и очень благодарна фирме «Мелодия» за осуществление своей мечты. «Для меня Скрябин – один из гениальных художников. Как другие великие, он имеет право на существование в любом временном отрезке. Он необходим. И я думаю, что он не только необходим, но он ещё далеко не раскрыт до конца. Что касается программы диска, я построила её по принципу путешествия в мир Скрябина, начиная от раннего и заканчивая почти поздним, «Поэмой к пламени», - рассказала Людмила. – И ещё я внедрила в этот диск четыре прелюдии Юлиана Скрябина, сына Александра Николаевича, трагически погибшего в 11 лет. На мой взгляд, эти прелюдии – абсолютно уникальное явление, это уже признаки большого композитора. И две прелюдии Бориса Пастернака – понятно, почему он тут появился. Его обожание Скрябина – вот что меня к этому подтолкнуло. По-моему, они очень милы. Ещё я добавила две сонаты Скрябина, которые очень люблю и выделяю для себя, потому что Четвёртая соната, на мой взгляд, для самого Скрябина – это решающий рубеж, поскольку именно там у него впервые появляется цвет, его знаменитая синяя звезда. Ну, а Девятая соната – понятно, чёрная месса… Да, Скрябина я играю всю свою жизнь. Довольно длинную и долгую. Так что мне было приятно вытащить это из-под пальцев».

Юлия Де-Клерк

На следующий день в Мемориальной квартире Святослава Рихтера состоялся концерт Людмилы Берлинской, в котором прозвучали произведения, представленные в альбоме. В этом особенном пространстве Людмила Берлинская – желанный гость, ведь, по словам Юлии Де-Клерк, заведующей отделом музыкальной культуры ГМИИ им.А.С.Пушкина, и в этот вечер ведущей концерт, «Мила самым непосредственным образом связана со Святославом Теофиловичем: она была первой, с кем он играл в четыре руки и привлёк в свои программы…Людмила с детства была в этой квартире, общалась и с самим Рихтером, и с Ниной Дорлиак».

Программа вечера была выстроена в соответствии с наполнением альбома. Можно сказать, что все присутствовавшие в этот субботний вечер на 16-м этаже элитнейшего по советским временам дома на Большой Бронной получили ценнейший подарок не только в виде скрябинского диска (а каждому гостю дарили диск) – это был удивительно-искренний, волнующий, в своем роде интимный концерт.

Людмила Берлинская

Сложнейшую, насыщенную программу Людмила исполнила блистательно, с нежным внутренним сиянием и трепетной сосредоточенностью, восхищая амплитудой эмоций и глубиной мягкого, бархатного, тёплого звука. Благодаря ее погружению-любви в Скрябина и какой-то мистической феноменальной связи с композитором то таинственное «нечто», что заполнило и так необычную атмосферу в рихтеровском доме, настолько уносило в скрябинский космос, что публика заворожённо притихла и только взрывалась благодарными аплодисментами в паузы между произведениями. А Юлия Де-Клерк, с её потрясающей эрудицией, всепонимающей мудрой улыбкой, изумительными комментариями и цитируемыми стихами современников Скрябина в этих паузах и сама «создавала арку» между миром Скрябина и нашим...

Начав с ранних крайне эмоциональных и бурных «шопеновских» прелюдий Скрябина, восхитительно мягко касаясь клавиш, Людмила взволновала публику и уверенно подвела к Четвёртой сонате, столь важной как для самого композитора, так и для неё самой. И словно синий свет, сотканный из каскада сияющих звуков, заструился в залитой золотой охрой ламп гостиной рихтеровского дома. Людмила играла убеждённо, страстно, с чистой, ничем не омраченной радостью первой любви, погружения в Скрябина, в свет его разума, его чувств, его эмоций. И это удавалось ей так легко!

Затем она перешла к пастернаковским прелюдиям, которые оказались действительно «милы», но я почему-то подумала: как хорошо, что Пастернак не стал композитором…А вот сочинения юного Юлиана Скрябина зацепили настолько, что накатила пронзительная печаль и жалость – почему столь жестока судьба, эта роковая сила, убившая гениального ребенка? В том, что Юлиан был гением, сомневаться не приходится. Говорят, он с лёгкостью исполнял поздние опусы своего отца, поражая окружающих глубиной их прочтения и недетским трагизмом…Эти четыре прелюдии, созданные им в 10-11 лет, настолько многогранны, объёмны по музыкальному рисунку и мысли, что невольно возникает ощущение, что их автором является сам Скрябин-старший. Но документы всё-таки подтверждают, что это рука Юлиана (сын Скрябина учился в Киевской консерватории у Глиэра и выделялся необычайным характером и неординарными способностями).

В завершение этого наполненного до предела впечатлениями и эмоциями скрябинского вечера прозвучали поздние опусы композитора – Девятая соната («чёрная месса») и поэма «К пламени». Пожалуй, доза символизма была бы слишком велика на один вечер, если бы не вдохновение, лёгкость и цельность, с которыми нам это было преподнесено. Совершенно очевидно, что для пианистки всё действо (исполняемое, кстати, на особенном инструменте, ведь эти клавиши хранят прикосновения великого Рихтера…) пролетело на одном дыхании, а публику программа захватила, увлекла за собой, заставила сопереживать, таять от восторга, растворяться в этих многоцветных, сияющих звуках, с самого начала и до конца.

Разбирая после концерта фотографии, которые мне удалось сделать, я заметила, что лицо у Людмилы просто светится, и вся она сияет…Это неудивительно, ведь всё, абсолютно всё в этот волшебный вечер в рихтеровской квартире этому способствовало: и место, и музыка, и публика, собравшаяся здесь, тепло и благодарно принимавшая Людмилу. Чудесная атмосфера чутко и уверенно поддерживалась и Юлией Де-Клерк. К концу вечера сложилось такое впечатление, что мы все вместе, ведомые Людмилой, прошли сквозь облако скрябинских эмоций, впитали их и растворили в себе, пропуская эту космическую музыку через фильтры своей души…Спасибо тем, кто сделал это возможным! 

В этой уникальной квартире на 16-м этаже московского дома на Большой Бронной живая связь времен не прерывается ни на секунду. Всё бесценное, что было создано нашими соотечественниками в прошлом, бережно поддерживается нашими современниками. Так из наших дней через Рихтера мы приходим в прошлое к Скрябину. Арка времени, о которой нам говорила Юлия Де-Клерк, существует…

Кстати, все вырученные от продажи билетов на этот концерт средства будут перечислены в фонд развития музея Святослава Рихтера, 100-летие со дня рождения которого отмечается в этом году.

Ирина Шымчак

Фото автора

 

Театральный Фестиваль Третий звонок

Все фестивали на одном портале

 

Купить билет

Партнёры Музыкального Клондайка



Афиша + билеты

 
 
« Ноябрь »
 
  
ПнВтСрЧтПтСбВс
   12345 
 6789101112 
 13141516171819 
 20212223242526 
 27282930    

Подписка RSS    Лента RSS


Все афиши


 

Опрос

 

афиша