Музыкальный клондайк новый номер

МДМТ Экспромт



Новости


Подписка RSS    Лента RSS


 

В Вашингтоне в Кеннеди-центре праздновали 90-летие Мстислава Ростроповича.

Борислав Струлёв был почётным гостем и приглашённым артистом на концерте в честь памяти великого Ростроповича. Праздничный концерт проходил 25 апреля в Вашингтоне в Центре исполнительских искусств имени Джона Кеннеди. Среди многочисленных гостей на празднике были  посол Российской Федерации Сергей Иванович Кисляк, посол Азербайджана в США Элин Сулейманов, Марта Казальс-Истомин (вдова легендарного виолончелиста Пабло Казальса), глава Всемирного банка Джеймс Вулфенсон, выдающиеся музыканты, представители общественных организаций. Корреспондент «Музыкального Клондайка»  Антон Иванов побеседовал с Бориславом Струлёвым и другими участниками торжества.

Марта Казальс-Истомин и Борислав Струлёв


Борислав Струлёв рассказал нашему изданию о первой встрече с Мстиславом Ростроповичем.

Борислав Струлёв: Это произошло как раз во время его возвращения на родину, и то, что он нашёл время и смог меня послушать, говорит о его невероятных человеческих качествах, он был чемпионом во всём. Для меня он всегда был виолончельным Гагариным! Этот великий музыкант сделал больше всех для виолончели и показал всем нам свет в тоннеле… В моей жизни не было и дня без Ростроповича, я всегда смотрел его на видео и даже не мечтал, что смогу его увидеть. Меня привели к нему в его квартиру на Тверской улице в Дом композиторов, где он находился со своей супругой Галиной Вишневской. Как раз тогда я должен был ехать с концертом в США на свой дебют в Вашингтон в Кеннеди-центр, туда, где Ростропович был художественным руководителем и главным дирижёром национального Вашингтонского оркестра. Он меня послушал, помог с правильным выбором репертуара для этого концерта, а также сказал - поменять инструмент, и попросил Госконцерт (организацию, где я работал в тот момент), чтобы мне выдали виолончель, потому что на тот момент у меня не было хорошего инструмента. И благословил, сказав: «Давай, старик, давай, поезжай, ты сможешь покорить их там». Для меня это была самая важная встреча в моей жизни.

 - Как вы оказались впервые в Америке?

Б. С.: В те годы, я много играл и работал с Тихоном Хренниковым, и благодаря ему, я был приглашен играть концерт в Большом зале консерватории, под руководством дирижёра Джоэля Шпигельмана. Концерт был записан на видеокамеру, после концерта за сцену зашли внучка легендарного писателя Шолом Алейхема, Бэл Кауфман вместе со своей подругой, тоже писательницей и советником Белого дома по международным вопросам Дальнего Востока Джоан Питерс. После нашего общения Джоан забрала кассету в Нью-Йорк, так получилось, что Джоан оказалась в одном лифте с легендарным другом, великим скрипачом Исааком Стерном – она настояла, чтобы он немедленно послушал мою игру. После этого события я получил факс от директора Кеннеди-центра Джеймса Вулфенсона, в котором меня пригласили выступить в Вашингтоне. После чего последовал мой дебют уже в Нью-Йорке в Карнеги-холл вместе с гениальным пианистом Байроном Дженисом. Ну и приглашение на полную стипендию учиться в Нью-Йоркской консерватории от Марты Казальс-Истомин, которая как раз присутствовала 25 апреля на 90-летии Ростроповича вместе Джеймсом Вулфенсоном. Так что этот концерт-праздник снова объединил нас уже много лет спустя. Я никогда не пропускал ни одного концерта Ростроповича в Нью-Йорке - это всегда был праздник для всех. Это была большая честь играть в этот день в честь великого Ростроповича.

- Вы оказались в числе приглашённых музыкантов и представляли российскую виолончельную школу в честь 90-летия Ростроповича.

Б. С.: Да, это огромная честь для меня. Со мной в концерте участвовал прекрасный американский виолончелист Линн Харрелл. Я и Линн Харрелл играли в честь великого маэстро - мастера Мстислава Ростроповича. В моей программе преобладали произведения из репертуара молодого Ростроповича, а в программе Линна Харрелла были произведения Баха.

Джеймс Вулфенсон и Борислав Струлёв

Разговор продолжает Линн Харрелл – прославленный американский виолончелист.

Линн Харрелл

- Что значит для вас Ростропович?

Линн Харрелл: Слава представлял для всех нас грандиозного музыканта и виртуоза виолончели, он является вершиной. Его игра была абсолютно невероятной, но то, что лично меня всегда поражало – это его непревзойдённая личность. Этот человек был готов объять весь мир. Его сердце, его доброта – что- то совершенно невероятное. Ростропович обладал уникальным певучим стилем игры на инструменте, который заставлял весь мир любить виолончель и поверить в её возможности.

-  Где вы с ним познакомились, когда вы его первый раз услышали? Это был сольное выступление или концерт с оркестром, может, это была запись?

Л. Х.: Когда я был студентом Кёртисовского института музыки, Слава приезжал с премьерным концертом № 1 Шостаковича. Естественно, как и многие мои однокурсники и друзья, я был знаком с его записями концертов Сен-Санса и Мясковского. Но то, что он сотворил с нами после исполнения Шостаковича… Мы были не готовы к такому потрясению. Здесь стоит помнить и о том факте, что это был самый пик холодной войны.  И мы, студенты, не пошли за сцену к Ростроповичу, чтобы пожать руку великому маэстро. Второй раз, когда я увидел Мстислава Ростроповича, был 1962 год, в Москве проходил второй конкурс имени Чайковского. В тот год, впервые была включена номинация «виолончель». Я наблюдал картину в фойе Большого зала консерватории, где присутствовали такие великие люди, как Кабалевский, Шафран, Ойстрах, Ростропович, Коган, Хачатурян, все они громко смеялись в перерыве в фойе, и вдруг, открывается дверь и человек, в заснеженном пальто и шапке заходит, словно снеговик. Снимает шапку, отряхивает снег, и все эти великие музыканты застывают, замирают, будто по стойке смирно. Это вошёл Шостакович. Тогда я понял, что значит Шостакович для этих гениев и для России вообще.

- Чтобы вы сейчас спросили у Ростроповича, если его можно было бы увидеть?

Л. Х.: Если бы я зашёл в ресторан, и увидел бы там Ростроповича, я бы, конечно же, его поцеловал, обнял, а потом бы спросил про нотацию в партитурах концерта Шостаковича номер 1 и 2 . Я бы перепроверил некоторые термины, написанные в партитуре. Узнал бы о связях этих двух концертов. Ростропович играл намного больше, чем ноты. Дело в том, что мы, виолончелисты, привыкли, что виолончельные концерты написаны композиторами в то время, когда у них что-то случалось. Например, у Элгара концерт был написан, когда у него что-то случилось с женой, у Дворжака, когда что-то случилось с сестрой. Играть на виолончели – это, прежде всего, тратить душевные силы. На мой взгляд, виолончель представляет собой невероятную духовную помощь. Для всех тех, кто будет читать эти строки, особенно для молодых людей, мне хотелось бы сказать, что мы играем в первую очередь для возвышения души, не для денег.

Александр Потёмкин

Александр Потёмкин - исполнительный директор  Фонда Американо-Российского культурного сотрудничестванекоммерческой организации, которая была учреждена в Вашингтоне 25 лет назад, и все эти годы активно занимается продвижением культурного и гуманитарного сотрудничества между двумя странами.

- Расскажите, как прошёл вечер в Кеннеди-центре, посвящённый чествованию Мстислава Ростроповича?

Александр Потёмкин: Мы хотели вернуться к памяти о нашем друге Мстиславе Ростроповиче. С самого начала нашего существования мы очень близко с ним общались, он помогал нам во многих делах. В этом году нашей организации уже 25 лет. Мы сделали это вечер для тех, кто знал Славу, кто помнит о нем. Мы пригласили и тех, кто был на награждении Мстислава, в 1993 году.

- Что это была за награда?

А. П.: У нас есть множество различных программ нашего фонда. Мы выдаём награды за вклад за американо-русское сотрудничество. Слава был нашим первым награждённым. Мы отмечали это событие очень широко. Это было большое празднование. Среди гостей того вечера были президенты России и США Борис Ельцин и Билл Клинтон. Было много известных политических деятелей, представителей Конгресса США, Сената. Мы понимали, что у Ростроповича полно разных наград, и думали, как это сделать так, чтобы это было ему приятно и необычно. Мы заказали большую медаль из серебра, она была очень ценна тем, что её сделал известный российский скульптор Эрнст Неизвестный, в тот вечер, он тоже был среди гостей. На лицевой стороне он изобразил профиль Славы, а на другой стороне его руку.

- Какие ближайшие планы у вашей организации?

А. П.: Обычно мы составляем плотно наш график. В этом году, в первую очередь, у нас 25-летие нашей организации, которое будет в ноябре. Ежегодно мы проводим много выставок, выступлений, концертов. 

Борислав Струлёв и Линн Харрелл

Беседовал Антон ИВАНОВ

Фото предоставлены Kaz Photography

← события

Театральный Фестиваль Третий звонок

Мастер-классы Академии барочной музыки. Подать заявку.

Купить билет

Партнёры Музыкального Клондайка



Афиша + билеты

 
 
« Декабрь »
 
  
ПнВтСрЧтПтСбВс
     123 
 45678910 
 11121314151617 
 18192021222324 
 25262728293031

Подписка RSS    Лента RSS


Все афиши


 

Опрос

 

афиша