Музыкальный клондайк новый номер

Школа классического пения

Видеть музыку

МДМТ Экспромт



Новости


Подписка RSS    Лента RSS


 

Концерт Сергея Полтавского и Вадима Холоденко в ДК ЗИЛ

Как рояль и альт подружились с живой электроникой

20 мая в Культурном Центре ЗИЛ состоялся концерт с участием двух классических музыкантов. Выступали известный пианист Вадим Холоденко и не менее известный альтист Сергей Полтавский. Однако интрига вечера заключалась в том, что эти яркие представители академического музыкального образования (оба закончили Московскую консерваторию), показали публике программу отнюдь не академическую, включавшую в себя произведения XX–XXI веков от минимализма до авангарда и live–электроники. И у рояля, и у альта был полноценный партнёр – компьютер, создававший новое звучание классических инструментов.

Концерт Сергея Полтавского и Вадима Холоденко в ДК ЗИЛ

Споры о том, является ли электронная музыка равноценным элементом музыкальной культуры, и соотносим ли электронный звук со звуком, извлекаемым из академического инструмента, сотрясают наше общество уже давно, тема эта вызывает яростные дискуссии на различных площадках. Сторонники академической музыки считают, что никакой компьютер не заменит живого звука скрипки Гварнери или рояля Стейнвей, да и невозможно передать посредством электроники всю гамму эмоций, запечатленных в партитурах композиторов. Впрочем, современные композиторы ныне творят и без партитур, сразу записывая свои опусы с помощью компьютерных технологий. Спорить на эту тему не буду, лично я шла послушать тех, кому доверяю полностью и в плане исполнительского мастерства, и в плане музыкального вкуса, да и вообще – доверяю.

Концерт Сергея Полтавского и Вадима Холоденко в ДК ЗИЛ

Исполнители – музыканты выдающиеся, не побоюсь этого слова, в совершенстве владеющие как своими инструментами (не будем описывать их награды, они и так всем известны), так и искусством передачи музыкальных эмоций, причём творят это так, что публика впадает в восторженный транс (или экстаз). И в этот раз им удалось создать некое особое поле, насыщенное тончайшими впечатлениями, переливами, миганиями-всплесками, шорохами чувств, магически втянувшее в себя тех, кто пришёл их послушать.

Фойе второго этажа театральной части КЦ ЗИЛ оказалось заполненным наполовину. Пришли, в основном, друзья и поклонники музыкантов, но их оказалось немало. Атмосфера царила чуть ли не семейная – какое-то приятное чувство общности и понимания охватило меня сразу же и так и осталось до конца. Что удивило – после окончания концерта никто сразу не помчался в гардероб, а люди, разбившись группками, стали общаться между собой, делясь впечатлениями друг с другом, чего после концертов классической музыки обычно не бывает…

В программу концерта кроме произведений, уже исполнявшихся Сергеем и Вадимом (China Gates для фортепиано соло Джона Адамса; Loops, Drones and Riffs  Энтони Корничелло; Spiral Роберта Давидсона; Viola&Piano Майкла Наймана), были включены и премьерные вещи: ROAI III для фортепиано и электроники Минаса Борбудакиса и Instantanea для фортепиано и live-электроники Бруно Рувиаро впервые прозвучали в России.

Елена Мусаелян, куратор музыкального направления в КЦ ЗИЛ, объявила программу и предупредила о возникших изменениях. Начали с Кэйджа, хотя в программке он значился предпоследним, но это было как знак свыше.  Dream для фортепиано соло в исполнении Вадима Холоденко стал идеальным вступлением к концерту (до этого сей опус Кэйджа значился в программе предпоследним), мистическим образом совпав с концепцией американского композитора – «воспринимать звуки окружающей среды, слышимые во время исполнения, как музыку», ибо как раз таки во время исполнения этого произведения в музыкальную ткань Dream властно вторглись крики бегающих где-то рядом на этаже детей, стук каблуков проходивших сотрудников, голоса посетителей и вся эта суета обычного дня…Но это было так логично и естественно, что принесло ещё большую глубину произведению и настроило на философское восприятие происходившего. Сначала, услышав громкие детские голоса, я разозлилась, но пару минут спустя, вслушавшись в меланхолически-отстраненные звуки, журчащие из-под пальцев Вадима, почувствовала, что непостижимым образом всё гармонично сливается в одно целое, и это целое прекрасно. Вот такой штрих добавило само окружение…

Надо сказать, что аппаратурой, угрожающе и немного нелепо смотрящейся рядом с роялем Стейнвей, было заставлено всё сценическое пространство – как акустическая лаборатория, или сцена для выступления рок-группы…От рояля шли какие-то немыслимые кабели, в углах стояли усилители, отдававшие эхом то, что создавал компьютер из звуков, поданных ему Вадимом, в общем, живая музыка…

Следующее произведение – Loops, Drones and Riffs для альта и живой электроники итальянца Энтони Корничелло, в исполнении Сергея Полтавского, прозвучало так, словно оно возникло прямо здесь и сейчас – именно в этот момент, в этом зале. Сергей уже исполнял эту пьесу в прошлом году на фестивале Владимира Мартынова, в ДОМе (тогда это была премьера). Но электроника – вещь такая, что каждый раз заново создаёт звуковые лабиринты…И терпкий звук альта, размноженный компьютером в невероятных комбинациях, передавался в зал сотнями ритмичных штрихов, царапающих, волнующих, истаивающих в дальних уголках фойе.

Концерт Сергея Полтавского и Вадима Холоденко в ДК ЗИЛ

Для премьерного исполнения пьесы греческого пианиста и композитора Минаса Борбудакиса ROAI III для фортепиано и электроники Вадим Холоденко надел наушники – чтобы слышать своего «партнера» -  компьютер. Кстати, Минас Борбудакис известен не только своими произведениями, часто исполняющимися в последнее время на различных международных фестивалях, но и тем, что в 2005 году стал лауреатом премии за исполнение камерной музыки Фонда Майи Плисецкой и Родиона Щедрина. Коротенькая вещь, наполненная вздохами клавиш, медитативными паузами и пульсирующими звуками, непредсказуемо обработанными компьютером, прозвучала на одном дыхании и вызвала у аудитории живой отклик.

Затем к Вадиму присоединились Сергей Полтавский с альтом и Олег Бойко с электрогитарой, и великолепное трио исполнило композицию английского композитора-минималиста Гэвина Брайерса – Lauda (con sordino) для альта, электрогитары и фортепиано. Эту пьесу Брайерс первоначально написал в версии для виолончели, посвятив её известной виолончелистке Одри Райли, которая её впервые и исполнила. Позднее появилось много вариантов с добавлением вокала, а также различных инструментов: к примеру, есть версия Lauda для мужского хора, для 3 сопрано и тенора. Версия для альта появилась в 2003 году. Lauda (молитва), основанная на религиозных мотивах, потрясает чистотой и строгостью музыкальной линии, сдержанностью эмоций и вызывает глубочайшее сопереживание с эмоциями автора.

Когда дошла очередь до Laudy, за огромными окнами фойе уже стемнело, и на фоне безумно-синих квадратов силуэты музыкантов, особенно их фантасмагорические тени, выглядели впечатляюще. Провал в чернильное небо, колышущиеся тени, яркий сноп света от софитов, удерживающий четкую границу тьмы. И совершенно удивительная музыка. Сергей Полтавский из своего альта извлекал звуки подчёркнуто отстранённо, но вместе с тем щемяще-пронзительно, и, как рябь на воде, плескались фортепианные пассажи, дозированно и умело подаваемые Вадимом Холоденко. Точными, виртуозными штрихами-аккордами дорисовывал музыкальное действо Олег Бойко. И так, воодушевив публику и введя ее в состояние, близкое то ли к эйфории, то ли к трансу, трио закончило первое отделение.

Концерт Сергея Полтавского и Вадима Холоденко в ДК ЗИЛ

Второе же открылось ещё одной премьерой, и снова первым вышел Вадим Холоденко. Повезло пианисту: получилось так, что обе премьеры – для фортепиано... Пьеса Instantanea для фортепиано и live-электроники бразильского композитора и пианиста Бруно Рувиаро началась как-то неожиданно, я даже сначала не поняла, что Вадим уже исполняет произведение. Вслушавшись внимательнее, почувствовала, что у этих звуков есть и ритм, и цельность, и смысл. Правда, и монотонность была, и однообразие темы (повторность «паттернов», свойственная минимализму), однако даже неискушенному зрителю становилось понятно, что за этими монотонностью и однообразием скрыто сложнейшее строение музыкального текста, требующее от исполнителя виртуозной техники и внимательного взаимодействия с компьютером. Но я как-то этой пьесой не прониклась.

Концерт Сергея Полтавского и Вадима Холоденко в ДК ЗИЛ

Зато следующее произведение, Spiral для альта и live-электроники австралийца Роберта Давидсона, заставило буквально застыть и погрузиться в него полностью…Тягучий, глубокий, многогранный звук, извлекаемый Сергеем Полтавским из альта, поддержанный и размноженный электронными звуковыми наслоениями из компьютера, околдовывал, уносил куда-то в немыслимые глубины подсознания, и жалил, и ласкал, и трепетал…По нарастающей, по спирали эмоции нарастали с каждым кругом, пока не наступил резкий обрыв, предел – и бесконечная вибрация застывающего последнего аккорда. И это было так пронзительно, как неожиданное откровение…Спасибо Сергею за потрясающую работу.

Концерт Сергея Полтавского и Вадима Холоденко в ДК ЗИЛ

И опять вышел Вадим Холоденко – в этот раз с произведением известного американского композитора Джона Адамса «China Gates» для фортепиано соло. Прозрачные, мерцающие, сплетающиеся в волнующую ткань звуки полились с такой свободой и нежностью, что хотелось их слушать бесконечно. Увы, звучали они всего пять минут – такова длительность этой очаровательной пьесы. Удивительно, но, благодаря её замене местами с Dream Джона Кэйджа, программа только выиграла – перед последним номером, ошеломляющим опусом английского композитора-минималиста Майкла Наймана Viola&Piano, именно это произведение и должно было прозвучать…

На десерт нам вручили, как я только что упомянула, пьесу Viola&Piano, из названия которой уже понятно, что в её исполнении принимали участие оба музыканта, и Вадим, и Сергей. Пьеса эта им обоим хорошо знакома, играли её вместе не один раз. Лёгкая, жизнерадостная, светлая и чёткая мелодия захватила так, что в зрительских рядах все замерли.

Viola&Piano можно смело назвать образцом минимализма. В ней присутствуют все его формальные компоненты: повторность «паттернов», устойчивый ритм, скромность звука, строгость и краткость формы. При первых же звуках возникает абсолютно светлая радость, от которой улыбка сама появляется на лице и уже не гаснет. Просто сидишь, млеешь от удовольствия и улыбаешься. Не последнюю роль в этом восприятии сыграло, конечно, и то, что перед нами выступали мастера высочайшего уровня, сами искренне увлечённые этим процессом.

Концерт Сергея Полтавского и Вадима Холоденко в ДК ЗИЛ

Публика весь вечер благодарно взрывалась аплодисментами, а самая бурная овация, конечно, разразилась после наймановского опуса. Но ребята на бис уже не вышли. Впрочем, это было правильно – вся программа оказалась настолько ёмкой, что ещё одно произведение явно стало бы лишним – чаша впечатлений бы переполнилась. А так – тютелька в тютельку. И послевкусие осталось приятным.

Подводя итоги этого концерта, хочу заметить, что, когда за дело берутся такие профессионалы, как Вадим Холоденко, Сергей Полтавский, Олег Бойко и агентство «Арт-Брэнд», провалов быть не может. И, кстати, организован он был в сжатые сроки, тем более замечательно, что всё прошло успешно. Хотелось бы, конечно, чтобы больше было публики…

Посещение таких мероприятий даёт возможность познакомиться с новым направлением в музыкальном мире. Живая электроника в сочетании с классическим исполнением, безусловно, расширяет границы эмоционального восприятия. Хотите в этом сами убедиться? Совсем скоро, 10 июня, в Культурном центре ДОМ состоится первый мини-фестиваль альтернативной музыки, посвященный альту — «Viola is my life», автором идеи которого является Сергей Полтавский. Уверена, будет интересно…Приглашаем!

Ирина Шымчак

Фото автора

 

 

Купить билет

Партнёры Музыкального Клондайка



Афиша + билеты

 
 
« Сентябрь »
 
  
ПнВтСрЧтПтСбВс
     123 
 45678910 
 11121314151617 
 18192021222324 
 252627282930  

Подписка RSS    Лента RSS


Все афиши


 

Опрос

 

Какими социальными сетями Вы пользуетесь?







афиша