Новости


Подписка RSS    Лента RSS


 

Народный микрофон

Севильский цирюльник

Весенние оперные страсти

на самарских подмостках

В Самарском академическом театре оперы и балета завершился очередной оперный фестиваль, традиция проведения которого восходит к середине 80-х годов прошлого столетия. Точкой отсчета местной фестивальной эпопеи стал всероссийский фестиваль «Молодые голоса и молодой балет России», проведенный в Куйбышеве в 1986 году.

К сожалению, Самара несколько проигрывает в сравнении с такими городами, как, например, Казань и Саратов, где крупные оперные фестивали сразу обрели фирменные названия, которые стали местными культурными брендами. Только с начала 2000-х годов у самарского оперного фестиваля появилась своя «метка», связанная с весенней датой его проведения.

По сложившейся традиции программу нынешнего фестиваля составили лучшие оперные спектакли последних лет и гала-концерты, в которых наряду с местными артистами приняли участие гости – солисты ведущих театров России.

Вначале - о спектаклях. Фестиваль открылся россиниевским «Севильским цирюльником». Поставленный задорно и с выдумкой Михаилом Панджавидзе в 2013 году (это его первая работа в Самарском театре) спектакль призван, по замыслу  режиссера, представить колорит и стилистику театральной атмосферы начала XIX века, когда опера была показана впервые. Действие как бы распахнуто зрителям: основание оркестровой ямы поднято до уровня партера, убраны центральные створки барьера, отделяющего публику от оркестровой площадки. Когда гаснет свет, облаченные в черные костюмы музыканты проходят сюда из боковых дверей зрительного зала, здесь же располагаются и артисты хора. Затем из глубины зала в луче прожектора на свое место направляется дирижер.

В фестивальном спектакле в партии Фигаро выступил обладающий искрометным темпераментом и, кажется, рожденный для этой роли солист «Геликон-оперы» Константин Бржинский. Он - из премьерного состава исполнителей и, пожалуй, единственный, кто в этот вечер в отсутствие постановщика на протяжении спектакля оставался в рамках его режиссерской концепции. «Севильский» - из тех оперных шлягеров, за которыми нужен глаз да глаз. В противном случае представление, рассчитанное на певцов-актеров, способных в любых, даже самых необычных сценических ситуациях сохранять естественность и психологическую достоверность, может легко превратиться в разудалый капустник с обилием «милой» актерской отсебятины. Этого не удалось избежать еще одному гастролеру - солисту «Геликон-оперы» Дмитрию Скорикову в комической партии Бартоло, ввиду чего исключительно сложная, с головокружительной скороговоркой вокальная партия его персонажа оказалась отодвинутой на второй план.

Дирижер-постановщик «Цирюльника» Александр Анисимов не поспел к фестивальному показу спектакля, а стоявшему за пультом Александру Шамееву не всегда удавалось добиться столь желанных для этой оперы изящества и прозрачной легкости оркестрового звучания.

Включенная в фестивальную афишу вердиевская «Травиата» - постановка 2012 года, как и «Севильский цирюльник», - из числа не только самых популярных, но и вконец запетых и заигранных опер, в которых подлинные исполнительские откровения - редкость. Да и маститые дирижеры не всегда берутся за «Травиату», предпочитая «раскрываться» на более монументальных и эффектных сюжетах. В этом смысле самарская постановка – приятное исключение: ее музыкальным руководителем является Александр Анисимов, и в музыкальном отношении спектакль сделан достаточно добротно.

С.Москаленко и Б.Волков в Травиате

Постановщик спектакля итальянец Карло Антонио де Лючия реализовал свое кредо быть режиссером, «работы которого в спектакле не видно». Это тот случай, когда зрители, погруженные в оперную эстетику второй половины прошлого века, остаются наедине с музыкой и пением, а к исполнителям предъявляются повышенные требования по части вокального и актерского мастерства.

Фестивальная «Травиата» собрала эффектный состав исполнителей. Солистка санкт-петербургского Михайловского театра Светлана Москаленко – Виолетта привлекла прежде всего своим красивым, особой теплоты тембра лирико-колоратурным сопрано, которому, впрочем, не вполне доставало ажурной легкости и прозрачности – все это было свойственно блиставшим некогда на оперных сценах «чистым» колоратурам.

Подлинным фаворитом спектакля стал молодой украинский певец солист Большого театра Богдан Волков, выступивший в партии Альфреда. В 2015 году именно на самарской сцене артист впервые в своей карьере спел Ленского в «Евгении Онегине» Чайковского и с тех пор полюбился местной публике. Певец и на этот раз порадовал ярким, выразительным звучанием своего лирического тенора, а также юношеским темпераментом, обаянием и искренностью сценического существования. Мощный, насыщенный, свободно звучащий во всем диапазоне голос позволил солисту Самарского театра Василию Святкину создать убедительный вокальный образ Жоржа Жермона.

В этот вечер за пультом был Евгений Хохлов, добившийся прозрачного, проникновенного звучания оркестра на протяжении всего спектакля. Кстати, нынешний фестиваль стал своеобразным бенефисом для Хохлова, продижировавшего также «Князем Игорем» Бородина и моцартовской «Волшебной флейтой» - спектаклем, в котором он является дирижером-постановщиком. Эксклюзивная режиссура Михаила Панджавидзе исключает в «Волшебной флейте» «скоротечные» вводы, поэтому фестивальный спектакль был представлен в «домашнем» исполнении.

Целый букет гастролеров принял участие в «Князе Игоре». Исполнение партии князя Галицкого екатеринбуржцем Олегом Бударацким не явило особых откровений. Остальные гости были заняты в одной единственной сцене половецкого стана. Вне конкуренции оказалась солистка Большого театра Агунда Кулаева, обладательница уникального по красоте и эмоциональной наполненности голоса, идеально подходящего для воплощения образа страстной и томно-чувственной Кончаковны. Солист столичной «Новой оперы» Алексей Татаринцев - Игоревич явно уступал Кулаевой в искренности сценического проживания, его яркий, полетный тенор звучал холодновато и как бы подчеркнуто самодостаточно. Ровности вокальной линии и четкости фразировки не доставало и исполнителю партии Кончака солисту Мариинского театра Юрию Воробьеву, красивый бас которого запомнился прежде всего крепким, насыщенным звучанием нот нижнего регистра.

А.Кулаева и А.Татаринцев в Князе Игоре

В обзоре фестивальных спектаклей естественен акцент на гастролерах, от которых ожидаешь ярких вокальных и актерских впечатлений, привнесения чего-то нового в хорошо знакомые названия текущего репертуара. Но и местных солистов грех не упомянуть. Это прежде всего Ирина Янцева – Розина в «Севильском цирюльнике» и Царица ночи в «Волшебной флейте», Василий Святкин – Игорь и Татьяна Ларина – Ярославна в «Князе Игоре».

В.Святкин-Князь Игорь

Кульминациями фестиваля стали два масштабные гала-концерта под управлением маэстро Александра Анисимова. Первый концерт был заявлен как праздничный пасхальный. Программу его первого отделения составили объединенные общим возвышенно-просветленным эмоциональным тонусом симфонические сочинения русских композиторов. Это яркое, праздничное, с призывными фанфарами и вихрем танцевальных ритмов «Итальянское каприччио» и мощная, помпезная, в авторской редакции – с российским гимном «Боже, царя храни» Торжественная увертюра «1812 год» Чайковского, а также Пасхальная увертюра «Светлый праздник» Римского-Корсакова и вариации Аренского на тему Чайковского «Был у Христа-младенца сад…».

Александр Анисимов

Праздничную пасхальную программу увенчало концертное исполнение «Иоланты» – одной из самых поэтичных и возвышенных лирических опер Чайковского. «Иоланте» присуща некая загадочная и даже мистическая аура. Это связано с тем, что заинтересовавший Чайковского далекий от конкретных реалий жизни сюжет «Дочери короля Рене» датского драматурга Герца затронул глубокие религиозные чувства композитора. В либретто и в особенности в музыке оперы явственно ощущается божественное начало. Впервые в Самаре был восстановлен насыщенный религиозной символикой оригинальный текст либретто Модеста Чайковского.

«Иоланту» представили без нескольких второстепенных эпизодов и занятых в них персонажей. Основные партии исполнили: Татьяна Гайворонская – Иоланта, Андрей Антонов – Рене, Георгий Цветков – Роберт, Антон Кузенок – Водемон, Василий Святкин – Эбн-Хакиа. И ведомый Александром Анисимовым оркестр, и солисты явили впечатляющий уровень музыкальной интерпретации оперы. Сожаление вызывает лишь отсутствие в ее музыкальной ткани романса Водемона «Чары ласк красы мятежной…».

Гораздо больше претензий к предпринятой театром в очередной раз подмене концертного исполнения оперы – особого, требующего безупречного вкуса и такта музыкально-сценического жанра, неким подобием «полноценного» спектакля. Именно подобием, свидетельством чего стали и моментально узнаваемое, хотя и бойко «подправленное» компьютерной графикой оформление из спектаклей текущего репертуара, и эклектичные по стилистике костюмы, и – самое печальное – примитивная во всех отношениях, лишенная вкуса, фантазии и философской глубины режиссура. Все это рассчитано на очень уж непритязательного зрителя, кредо которого – «сделайте мне красиво».

Заключительный гала-концерт превратился в своеобразный оперно-симфонический парад, в котором каждому участнику был дан шанс блеснуть, проявить себя с наилучшей стороны. Музыканты оркестра, вдохновленные талантом, неиссякаемой энергией и обаянием маэстро Анисимова, в полной мере воспользовались этой возможностью, на достойном уровне исполнив такие разнообразные по характеру номера, как искрометные увертюры Глинки и Россини и трепетно-утонченные миниатюры Чайковского.

Агунда Кулаева была особенно эффектна в сценах из первого акта оперы Римского-Корсакова «Царская невеста», а Алексей Татаринцев – в популярных итальянских ариях Рудольфа из «Богемы» Пуччини и Неморино из «Любовного напитка» Доницетти, исполненных им не без премьерского апломба.

Высочайший профессионализм и стабильность вокальной формы продемонстрировала приглашенная солистка Самарской оперы Ирина Крикунова в нечасто звучащей у нас сложнейшей, напоенной тонкой чувственностью арии Русалки из одноименной оперы Дворжака и в кантиленной арии Лауретты из оперы Пуччини «Джанни Скикки».

Редкостной эмоциональней отдачей покорили  самарские сопрано Татьяна Ларина в арии Манон из пуччиниевской «Манон Леско», Татьяна Гайворонская в арии Сервилии из одноименной оперы Римского-Корсакова и Юлия Маркова в песне и частушках Варвары из оперы Щедрина «Не только любовь». Нельзя не отметить и выступление молодого солиста труппы лирико-драматического баритона Владислава Куприянова, успешно справившегося с исключительно сложным по тесситуре ариозо Мазепы из одноименной оперы Чайковского.

Подводя итог, следует отдать должное разнообразию афиши нынешнего весеннего самарского оперного фестиваля, в спектаклях и концертных программах которого самарские артисты за редким исключением были на равных с приглашенными  солистами столичных театров.

Валерий ИВАНОВ,

лауреат Губернских премий

в области культуры и искусства

и премии Фонда Ирины Архиповой

Фото Александра УРМАНОВА и Антона СЕНЬКО предоставлены автором статьи


← события

Выбери фестиваль на art-center.ru

Партнёры Музыкального Клондайка



Афиша + билеты

 
 
« Июнь »
 
  
ПнВтСрЧтПтСбВс
     123 
 45678910 
 11121314151617 
 18192021222324 
 252627282930  

Подписка RSS    Лента RSS


Все афиши


 

Опрос

 

афиша