Новости


Подписка RSS    Лента RSS


 

Конкурс вокалистов имени Муслима Магомаева

 

Репетиция окончена! Комедия - продолжается?

«Паяцы» Леонкавалло в театре «Геликон-опера». Немного о спектакле и по поводу…

По степени включённости в общекультурную матрицу фраза «Смейся, паяц, над разбитой любовью!» стоит рядом даже не с родственными по оперному жанру устойчивыми конструкциями типа «Уж полночь близится, а Германа все нет», но приближается к таким, как абсолютно вселенское «Быть или не быть». Заметьте – при этом опера «Паяцы» не имеет в качестве основы сколь-нибудь значимого литературного произведения. Широко известно, что автор музыки является одновременно и автором либретто, в основе которого - банальное уголовное дело. В разбирательстве дела участвовал в качестве судьи отец композитора. Впрочем, сюжет об актёре, убивающем свою жену во время представления, увы, настолько не оригинален, что Леонкавалло даже предъявлялись некие претензии, дескать, плагиат. Но всё равно сюжет – это чистой воды уголовщина. Почему веками не отпускает людей трагедия венецианского мавра Отелло, понятно - он «был нелегко ревнив, но в буре чувств впал в бешенство...», но самое главное - Дездемона была чиста и верна супругу.

Игорь Морозов Геликон-опера Паяцы

У персонажей «Паяцев» совсем не так - главный герой Канио «легко» ревнив, а его супруга Недда ой как виновата! Да, здесь густой «замес» банальной уголовной истории с темой театра-жизни и жизни-театра, но даже с момента написания оперы сюжетов с подобной темой в различных жанрах уже было вполне достаточно для того, чтобы она сама по себе не могла держать с такой силой, как продолжают держать «Паяцы». Думается, дело в том, что немного есть произведений, в которых в совершенно незамутнённом виде присутствует доведенная до абсолюта страсть. Она настолько мощна у главного героя, что имеет характер стихии.

Поэтому так захватывают лейтомотивы этой оперы, может быть, одной из самых «оперных» во всем мировом репертуаре. Ведь есть же такой ответ на вопрос непосвящённого человека, почему, дескать, в опере поют? - да потому, что градус эмоций так высок, что речь не может его передать, нужны иные средства выражения. И мне кажется, что возвращение в афишу «Геликона» именно этого названия связано прежде всего со стремлением иметь в репертуаре знаковые для истории оперы произведения, находя разумный баланс между ними и операми, редко или вообще не исполняемыми.

Дмитрий Белянушкин этой постановкой «реализовал» свою награду на конкурсе «Нано-Опера». Белянушкину оказалась близка именно идея театра в театре, театра-жизни, и он решил её усилить, поместив вообще всю оперу в пространство театра, точнее, репетиционного зала. Оперная труппа репетирует «Паяцев», и отношения между ведущими солистами проецируются на отношения персонажей, совсем как в самой опере отношения героев проецируются на ситуацию разыгрываемого фарса. Такая «тройная» театрализация. Идут споры, насколько убедительно у него получилось. Мне вначале тоже показалось, что заявленная тема репетиции, когда режиссёр (введённый Белянушкиным «немой» персонаж) корректирует мизансцены, незанятые артисты хора занимаются своими делами и прочее, не прошла через весь спектакль. Но вдруг стало понятно, что репетиция-жизнь уступает своё место театру, разыгрываемый трагифарс, подпитываемый жизненными коллизиями, уже не нуждается в режиссёрских подсказках. И ТЕАТР становится, как говорили классики, учителем жизни.

Ужас, который написан на лице-маске Канио в финале оперы, - это ужас не только персонажа, только что убившего двух человек, это ужас исполнителя, ужас от сознания того, что он мог бы совершить в жизни, от чего, наверное, был совсем близок. Что дальше будет? Репетиция-то окончилась, но жизнь продолжается. Станет ли она трагикомедией, или все участники что-то поняли? Я все же думаю, что Канио-Паяц-то по сюжету оперы убил жену и её любовника, но исполнитель Канио, премьер той труппы, что сейчас на наших глазах репетирует, гениально это сыграл. И белое платье Недды-Коломбины было залито не кровью, а клюквенным соком (или кетчупом? Что теперь используют для этих целей, чтобы не слишком костюм портить, кто знает?).

Белянушкин сделал отличный спектакль, который не отпускает ни на минуту. Все знают, что они делают, и почему, и зачем, что приносят с собой на сцену. Все прекрасно поют, хороший вокал обогащен осмысленной интонацией.  Все органичны и естественны, всем веришь. Мизансцены так «вкусно» закончены! Масса (то есть хор) так логично и музыкально организована! Браво оркестру и дирижёру (Евгений Бражник) - в этой музыке «нюансировать» непросто, страстный звуковой поток может спровоцировать на некое однообразие, мы же услышали музыкальную картину, богатую не только яркими красками, но и полутонами, чувства и действия героев, вроде бы такие прямолинейные, обрели объём.

Художники спектакля (Александр Арефьев – декорации, Мария Чернышева – костюмы, Дамир Исмагилов – свет) создали на сцене «обычную» атмосферу репетиционного зала, причудливо сочетающуюся с условной реальностью театра. А в воплощении собственно фарса важной составляющей явилась пластика исполнителей в постановке Ксении Лисанской. 

В спектакле замечательные актёрские работы. Значит, задачи исполнителям были внятно поставлены. Убедили все: и Анна Пегова (Недда), и Алексей Исаев (Сильвио), и Игорь Морозов (Беппо). Совершенно на ином уровне для меня раскрылся Александр Миминошвили (Тонио). Мощный, «большой» вокал, обилие убедительных важных деталей в игре, единство образа в сложном «тройном» существовании, которое предложил режиссёр. Мне кажется, что с этой партией он словно на иную высоту прорвался.

Что касается Канио, то у Вадима Заплечного это не просто неординарная, а реально выдающаяся работа, которая ставит его в один ряд со знаковыми исполнителями этой партии. Если говорить о прорывах, то я думаю, у ведущего тенора «Геликона» такое произошло года три назад, с «Балом-маскарадом». Мне повезло тогда же увидеть и услышать его Отелло в Астрахани, в замечательном спектакле Константина Балакина и испытать реальное потрясение, и убедиться, что и на зрелом этапе карьеры у артистов могут быть реальные прорывы и открытия, а не просто оправдание ожиданий.

Коротко: если вы хотите побывать в опере и полностью погрузиться в то, что на сцене происходит и ощутить себя внутри даже не спектакля, а словно в 3D кинотеатре, настолько всё реально и близко, а потом всё время возвращаться в мыслях к тому, что увидели и услышали, соглашаться и спорить, размышлять и снова переживать, то вам - на «Паяцев». И в этом смысле Белянушкин сделал абсолютно «геликоновский» спектакль. С чем можно поздравить и его, и театр. Ну, и нас всех.

Надежда Кузякова

Фото Антона Дубровского


← события

Дети в мире старинной музыки

Выбери фестиваль на art-center.ru

 

 

Партнёры Музыкального Клондайка



Афиша + билеты

 
 
« Сентябрь »
 
  
ПнВтСрЧтПтСбВс
      12 
 3456789 
 10111213141516 
 17181920212223 
 24252627282930

Подписка RSS    Лента RSS


Все афиши


 

Опрос

 

афиша