Музыкальный клондайк новый номер

МДМТ Экспромт



Новости


Подписка RSS    Лента RSS


 

Ангелы и Демоны в Московской филармонии

Событие, о котором так долго говорилось, произошло. Дмитрий Бертман и Московский театр «Геликон-опера» поставили оперу Антона Рубинштейна «Демон» с Дмитрием Хворостовским в заглавной партии на сцене Концертного зала им.Чайковского и в Филармонии-2.

О том, что в начале 2015 года столицу ждет «Демон» с Хворостовским, Дмитрий Александрович Бертман гордо заявил на сборе труппы «Геликон-оперы» еще в августе 2014. Событие неординарное, так же, впрочем, как и его создатели. Оба Дмитрия Александровича известны своей харизмой и влиянием на обычных людей, оба как нельзя лучше соответствуют рубинштейновскому опусу: Бертман – как идеальный режиссер «Демона», Хворостовский – как идеальный баритон для титульной партии…

Дмитрий Хворостовский Асмик Григорян

Когда у Бертмана возникла идея привлечь еще и Московскую филармонию к постановке оперы, общественности не известно. Известно только, что сам Дмитрий Хворостовский уже давно мечтал спеть именно эту партию в полноценной опере, Дмитрий Бертман предложил ему это сделать в Москве, а Московская филармония согласилась предоставить свои концертные площадки для воплощения замысла. Вот так счастливо сложились обстоятельства, и в результате столичные меломаны получили ярчайшее событие, уже вошедшее в историю.

Ажиотажный характер события чувствовался сразу, еще на подходах к Концертному залу им.Чайковского, где проходила первая серия постановки. Два дня – и 30 января, и 2 февраля, «лишний билетик» уже спрашивали на платформе станции метро Маяковская…Толпы людей, несмотря на высочайшие цены на билеты, заполонили Концертный зал Чайковского. Магия «Демона»? Скорее, звездных имен создателей…Состав исполнителей впечатляет: кто Демон, и кто режиссер, было ясно давно, а вот музыкальным руководителем постановки стал молодой талантливейший дирижер из Санкт-Петербурга Михаил Татарников, вставший за пульт Государственного академического симфонического оркестра им.Светланова. В роли Тамары выступила восходящая звезда литовского происхождения Асмик Григорян, в роли князя Гудала – великолепный бас Александр Цымбалюк. Остальные герои сцены – солисты и хор «Геликон-оперы»: Вадим Волков (Ангел), Лариса Костюк (няня), Дмитрий Скориков (слуга Синодала), Игорь Морозов (князь Синодал), Василий Ефимов (гонец).

Немного о самой постановке. Опера по мотивам одноименной поэмы Михаила Лермонтова была создана в 1871 году, причем Рубинштейн написал ее всего за три месяца (а Лермонтов творил своего «Демона» десять лет). Автором либретто стал поэт П.Висковатов. В первый раз опера «Демон» была поставлена в Мариинском театре ровно 140 лет назад – ее премьера произошла 25 января 1875 года, однако на театральных афишах с тех пор часто не появлялась. Почему? Безусловно, композитор Антон Рубинштейн – великий, а эта опера – одна из его лучших творений. Тем не менее, музыкальная ткань в «Демоне» весьма неоднородна, и местами вторична - на слух в ней узнаются целые куски из других произведений: и фрагменты «Мазепы» Чайковского, и «Русалки» Даргомыжского, и даже Бах…Как сказал сам Бертман, «Демон» - рыхлая опера, но там есть потрясающая музыка, и несколько хитов». Для дирижера и ансамбля исполнителей «Демона» создать такое музыкальное полотно, которое воспринималось бы на одном дыхании, без провалов – сложно. К счастью, музыкальный руководитель постановки Михаил Татарников немного поработал с материалом – внес некоторые купюры, убрал «рыхлость», в результате опера звучала свежо и интригующе практически от начала до конца. В этом его безусловная заслуга. Что касается исполнительского ансамбля – он также не подкачал.

Дмитрий Хворостовский

Дмитрий Хворостовский не случайно грезил об этой роли – она идеально подошла как к его харизматичному имиджу, так и к уникальному тембру голоса. Бархатный, ровный, увлекающий безупречным легато голос Хворостовского словно холодком обдавал и своих коллег по сцене, и зрителей в зале. Застывшая в презрительном равнодушии к человечеству монументальная фигура рокового красавца то взирала на происходящее с условной «демонической» высоты (взобравшись на портик), то снисходительно позволяла обвиваться гибким и страстным рукам Тамары (на просцениуме).

Трудно сказать, сам ли Хворостовский представлял героя поэмы Лермонтова таким отстраненно-равнодушным, природный ли «нарциссизм» проявился во всей красе, но Демон у нашего звездного баритона получился весьма сдержанный, эгоистичный, даже ледяной…

Асмик Григорян Демон

Полная противоположность ему – Тамара. Асмик Григорян в ее  роли потрясла всех – и публику, и музыкальных критиков, и коллег по сцене, абсолютным, изумительным мастерством, глубиной образа, внутренней силой.  Такой искренности, такого полного погружения в роль, такой эмоциональности давно не было на наших сценах. Появившись в первой сцене наивной босоногой девчушкой в коротком платьице, сраженная, но не раздавленная свалившимися на нее страданиями в сценах следующих, она проникла в душу каждого, кто видел ее глаза, слышал ее голос, кто был в этом зале и ощущал невероятную энергетику, излучаемую певицей. Голос Тамары парил над сценой, залом, портиками, галереями – словно для него не существовало преград в виде звуковых провалов или плотной оркестровой ткани, из-за которых некоторых героев временами не было слышно…Асмик Григорян стала прекрасным открытием для многих.

Александр Цымбалюк

Режиссер-постановщик оперы Дмитрий Бертман сумел подобрать отличный состав на все партии, включая как приглашенных солистов, так и своих, геликоновских. Александр Цымбалюк в роли отца Тамары, князя Гудала, доставил публике истинное удовольствие тембром и звучанием густого, сочного баса. Бас Дмитрий Скориков также был основателен и хорош. И тенора не подкачали. Игорь Морозов в роли князя Синодала, жениха Тамары, пел так проникновенно и искренне, что сердце разрывалось в предчувствии близкой гибели молодого князя, а Василий Ефимов весьма убедительно изображал верного Гонца.

Игорь Морозов

Еще одна женская роль в опере «Демон» - роль няни Тамары, с нею великолепно справилась солистка «Геликон-оперы» Лариса Костюк. Величественная, суровая няня (дама!) пела с аристократической сдержанностью и назидательностью. Контратенор Вадим Волков, воплотившийся в Ангела, запомнился звонким ангельским голосом и некоей ироничностью образа. В противоположность Демону в черном с белыми прядями, Ангел являлся в белом с длинными черными локонами…Студенту ГИТИСа, свежему приобретению «Геликон-оперы» (Вадим работает в театре первый сезон) удалось создать яркий, неординарный образ.

Вадим Волков

Достойную канву, а временами, и основу действия составил хор «Геликон-оперы». Все, что происходило в Зале Чайковского, включая действия на портиках, просцениуме и зрительном зале, выглядело стремительным, естественным и продуманным. Хористы-геликоновцы со своей неотразимой подвижностью, как вокальной, так и сценической, вызвали заслуженный восторг публики. Впрочем, это легко объяснимо – хор и миманс «Геликон-оперы» привыкли работать в экстремальных условиях полного отсутствия сценического пространства, выдавая при этом великолепный результат. Не случайно сам худрук театра называет их «бентли»…

Отработка мельчайших деталей, многозначительных штрихов – фирменный стиль Дмитрия Бертмана. Каждый элемент на сцене нес свою определенную смысловую нагрузку, будь то бокал с вином на столе или глобус в руках у Демона. Режиссеру удалось создать в пространстве концертного зала мир оперы, пусть и воображаемый. Помогал ему в этом своими объемными световыми видеопроекциями космического вида венгерский художник Ласло Бордос. Но Бертман не был бы Бертманом, если бы не использовал по максимуму каждый кусочек предоставленного ему пространства. А пространство это непростое –задуманное Всеволодом Мейерхольдом как театральное, долгие годы оно использовалось в чисто концертных вариантах.  В последнее время Московская филармония осваивает его все смелее, регулярно выдавая со сцены КЗЧ интересные концертные постановки мировых опер (проект Михаила Фихтенгольца заслуживает огромной благодарности поклонников оперы!).

Демон Дмитрий ХворостовскийИ тут пришел «Демон». Театральное прошлое ожило, заиграло своими возможностями (кстати, портики – прекрасная вещь для создания многоуровневых планов). По замыслу режиссера, оркестр посадили на сцене, часть кресел из партера убрали, создав просцениум, на котором и происходило основное действие оперы. Возникли, конечно, и минусы – во-первых, место расположения просцениума оказалось той самой «мертвой точкой» Зала Чайковского, которая, как черная космическая дыра, поглощает все звуки…Во-вторых, для маэстро Татарникова певцы оказались вне зоны видимости. В-третьих, в наиболее выигрышной звуковой позиции оказался именно оркестр, который, хочешь не хочешь, звучал громче, чем солисты. И, хотя Михаил Татарников творил чудеса за пультом, последним, честно говоря, с трудом удавалось пробиться сквозь плотную оркестровую ткань…Доходило до абсурда – вот стоит певец на сцене рядом с оркестром, растекается кантиленой по всему КЗЧ, звук полетный…Но стоит ему сделать шаг в сторону авансцены, звук глохнет. Проваливается, исчезает. Зритель сидит и умоляюще шепчет – ну не ходи ты по сцене, останься в этой точке…увы, основные сценические действия как раз и разыгрывались в этой самой «мертвой зоне».

Это, конечно, следует учесть при последующих постановках в КЗЧ. То, что они должны быть, не вызывает сомнения – все возможности для этого есть. Первый опыт театральной постановки убедительно показал и плюсы, и минусы пространства Концертного зала им.Чайковского, и главное – магия этого зала такова, что все происходящее в нем воспринимается как-то особенно, всей кожей, что ли…

Демон КЗЧ Геликон-опера

На поклонах Хворостовского задарили цветами. Но каменная неподвижность словно сковала его лицо. «Демон» закончился, образ остался. А трогательная босоногая Асмик, заплаканная, но такая светящаяся от переполняющих ее эмоций, улыбалась сквозь слезы…Странное ощущение возникло после спектакля: словно сознание вдруг вернулось в детство, в ту самую точку, откуда формируются понятия добра и зла. Что важнее в жизни – честность, любовь, доверие или безграничная власть над миром? Об этом можно размышлять вечно…Вечный «Демон» нужен нам, чтобы возвращать нас к истокам. Чтобы мы не забывали, кто мы – ангелы или демоны.

Ирина ОРЛОВА

Фото предоставлены пресс-службой Московской филармонии

 

 


← события

Театральный Фестиваль Третий звонок

Мастер-классы Академии барочной музыки. Подать заявку.

Купить билет

Партнёры Музыкального Клондайка



Афиша + билеты

 
 
« Декабрь »
 
  
ПнВтСрЧтПтСбВс
     123 
 45678910 
 11121314151617 
 18192021222324 
 25262728293031

Подписка RSS    Лента RSS


Все афиши


 

Опрос

 

афиша