Музыкальный клондайк новый номер

МДМТ Экспромт



Новости


Подписка RSS    Лента RSS


 

Саломея Новая Опера

«Он ту убил, кого любил он, и вот за это он умрет…»

14 и 17 сентября московский театр «Новая Опера» им.Е.В.Колобова представил первую премьеру юбилейного сезона – оперу «Саломея», одно из лучших творений Рихарда Штрауса. В Москве полноценная версия этого произведения в последний раз была показана 90 лет назад…

Осень началась для меня с Рихарда Штрауса. Совпадение или стечение обстоятельств, но в первые дни сентября музыка этого гениального в своей невероятной экспрессивности и эмоциональности композитора звучала в совершенно разных местах с завидной регулярностью: для меня все началось  с блистательной и волнующей Сюиты вальсов из «Кавалера розы» на фестивале «Казанская осень» с оркестром Республики Татарстан и Александром Сладковским, продолжилось целой россыпью штраусовских шедевров в Клину с ГАСО им.Светланова и Владимиром Юровским на посвящении в студенты первокурсников Мерзляковки (особенно впечатлили «Метаморфозы»), и вот – премьера оперы «Саломея» в московском театре «Новая Опера». Хочется верить, что череда «вкушения» штраусовских творений на этом не прервется…

Премьера «Саломеи» в «Новой Опере» состоялась 14 сентября, я же попала на второй показ, 17-го. Зал оказался битком набит не только моими коллегами – журналистами-музыкальными критиками, но и гламурной публикой, состоящей как из звезд столичного бомонда, так и из верных поклонников оперного искусства. В воздухе висело болезненное напряжение, которое, казалось, можно потрогать руками. В общем – ажиотажный аншлаг…Хотя это и не удивительно. Сама история «эротически-скандальной» оперы уже говорит о том, что во все времена, начиная с первой постановки в 1905 году этот ажиотаж неизменно ее сопровождал. Однако не стоит забывать и о том, что в России эта опера шла, мягко говоря, редко – за 110 лет ее существования была поставлена всего четыре раза (с учетом нынешней постановки!). Впервые – в Ленинграде в 1924 году, московская же премьера состоялась 90 лет назад, в 1925 году, на сцене Большого театра.

Саломея в Новой Опере

В наше время до «Новой Оперы» за полноценную версию «Саломеи» брался лишь Валерий Гергиев, который в 2000 году в Мариинском театре осуществил постановку с Любовью Казарновской в заглавной роли. Концертные версии все-таки случались – опять же, в «Новой Опере» и на сцене Концертного зала им.Чайковского, в рамках филармонического абонемента «Оперные шедевры», с Владимиром Юровским за пультом Госоркестра и великолепным составом солистов (в роли Саломеи тогда блеснула изумительная Александрина Пенданчанска).

Библейская легенда об иудейской принцессе Саломее, возжелавшей отрубленную голову пророка Иоканаана, отвергнувшего ее любовь – при всей своей откровенной жестокости, необузданной страстности и неприкрытом эротизме – притягивала гениальных творцов прошлого как магнитом. Известны изумительные работы великих художников – Тициан, Микеланджело, Моро, Климт не обошли стороной этот сюжет. А Оскар Уайльд так вдохновился картиной Гюстава Моро «Танец Саломеи» и новеллой Флобера «Иродиада», что написал драму «Саломея», будоражащую умы не одного поколения читателей. На основе пьесы Уайльда, практически используя ее как готовое либретто (текст Уайльда обработал Хедвиг Лахман), Рихард Штраус создал, по словам своего современника и друга Густава Малера, «совершенно гениальное произведение, которое, несомненно, относится к числу самых значительных…». Насквозь пропитанная декадентской эстетикой, исступленная, кипящая эротизмом музыкальная ткань роскошного оперного полотна завораживает так, что невольно поддаешься этому буйству звуков и эмоций, забывая обо всем на свете.

Ян Латам-Кениг

Огромная заслуга в этом – музыкального руководителя постановки, главного дирижера «Новой Оперы» Яна Латама-Кенига. На пресс-конференции перед премьерой маэстро предупредил, что для постановки в «Новой Опере» использовали вторую, сокращенную авторскую версию «Саломеи», с составом оркестра из 80 человек. Однако эти «всего восемьдесят» под вдохновенным и темпераментным руководством Яна Латама-Кенига погрузили далеко не маленький зал театра в такую музыкальную Ниагару, сияющую тысячами радужных звуков-брызг, мощную и грохочущую, что временами становилось страшно за солистов – смогут ли они пробить столь плотную музыкальную ткань? Безусловно, моменты, когда музыка заглушала солистов, встречались, но, к счастью, не слишком часто. Солисты справились отлично – известно, что партии у второго Рихарда столь же извилисты и требуют недюжинной работоспособности и вокальной выносливости, как и у первого, а порой бывают и позаковыристее…

Саломея Андрей Попов

С уверенностью могу сказать, что состав 17 сентября был потрясающе хорош! Мы увидели не просто певцов, но артистов, каждый из которых раскрывал свою роль выразительными, яркими красками, уверенно вплетаясь в сияющую штраусовскую палитру. И Ирод, которого очень фактурно представил Андрей Попов, и демонический образ-глыба Иродиада, с совершенно перевоплотившейся Маргаритой Некрасовой, и прекрасный пророк Иоканаан, убежденный в своей праведности и твердый, как скала, - именно таким предстал Артем Гарнов, и печальный порывистый Нарработ – Георгий Фараджев, и застенчивый паж – Валерия Пфистер, и гости на пиру Ирода, - произвели сильнейшее впечатление.

Саломея Новая Опера Таисия Ермолаева

О сценической работе Таисии Ермолаевой, исполняющей заглавную роль, следует сказать особо. Саломея великолепна. Без лишних слов, без красочных эпитетов, просто – великолепна. Стопроцентное попадание в роль. Помнится, еще летом директор театра Дмитрий Сибирцев упоминал о том, что Таисию Ермолаеву взяли в театр с прицелом на роль Саломеи…

И то, что показала дебютантка «Новой Оперы», между прочим, выпускница Миланской консерватории, - заслуживает огромного уважения и искреннего восхищения. Не побоюсь заявить – это большая талантливая работа! Из тех, что запоминаются на всю жизнь…Такими ролями восторгаются, их приводят в пример, на них ходят. Браво Таисии за тончайший, живой, многогранный рисунок роли, крепкую силу духа и чуткое понимание сложнейшей штраусовской музыки! Выдержать такую партию, подразумевающую постоянное присутствие на сцене, при этом петь чисто, мощно, ровно и эмоционально не каждому дано. На сайте «Новой Оперы» прочитала, что Таисия Ермолаева также будет петь Изольду, и уже предвкушаю ее исполнение. Эта изящная девушка обладает такими потрясающими вокальными и актерскими данными, что и роль Изольды должна стать выдающейся работой...

Возвращаясь к премьере «Саломеи». В том, что эта постановка стала безусловной удачей театра и важным событием в музыкальном мире столицы, - также заслуга молодого режиссера, Екатерины Одеговой, уверенно и четко проработавшей каждую деталь, каждый жест и каждую мизансцену. Здесь нет ничего лишнего – минимализм, переплетенный с эстетикой «ужасно-прекрасного», убедительно передает главную идею «Саломеи», пронизывающую все произведение Уайльда, выраженную строчками из «Баллады Рэдингской тюрьмы» - «Он ту убил, кого любил он, и вот за это он умрет…». Не случайно Ян Латам-Кениг процитировал это на пресс-конференции перед премьерой. И смерть Саломеи от рук своей собственной матери-монстра, Иродиады (а вот это вольность в трактовке библейского сюжета, допущенная постановщиками), закономерна и страшна.

Михаил Мугинштейн

«Саломея» - экстатическая ночь модерна», - подсказывает Михаил Мугинштейн, консультант по драматургии, в прекрасно изданном к премьере оперы буклете. Кстати, хочу заметить, что этот стильный, великолепно подготовленный как с точки зрения эстетики, так и литературного наполнения буклет – сам по себе уже шедевр полиграфии, который стоит хранить долгие годы (спасибо тем, кто его сделал – оттуда можно почерпнуть уникальные подробности создания оперы).

Этель Иошпа, художник-постановщик, мастерски используя скупые детали, создала на сценическом пространстве исступлённо-душную атмосферу иудейского пира, во время которого и происходят события той самой лунной ночи. Всего четыре цвета – желтый, черный, белый и кроваво-красный. Магический многоуровневый полукруг сцены, длинный закругленный пиршественный стол, воронка-пуповина с жутким змеееподобным деревом-завитком, смертельная темница Иоканаана... Тем не менее, чувственная окраска и оттенок безумия присутствует во всем.

Когда из воронки-цистерны выходит спутанный Иоканаан, кажется, что это белый столб, стиснутый жгучими проводами праведности… Когда отвергнутая пророком Саломея застывает рядом с телом Нарработа, в мертвом равнодушии, в состоянии, когда боль настолько сковывает тело, что невозможно пошевелиться, а паж, Виктория Пфистер, осторожненько обмывает ей безвольные руки, когда под роскошную музыку «Танца семи покрывал» иудейская принцесса брезгливо отодвигается от противного, алчущего секса Ирода, – эмоциональность зашкаливает. Каждое движение – скупо, натянуто, как струна и многозначительно. Каждый звук – гипнотически прекрасен…И понимаешь, что эти состояния души и тела воплощены не только с помощью гениальной музыки, но и сценографии, костюмов, света.

«А команда-то женская!» - выдохнул сидящий рядом со мной музыкальный критик, когда на традиционные поклоны вышли создатели постановки. Да, пожалуй, эту команду – Екатерину Одегову, Этель Иошпу и помощников режиссера Викторию Дубянскую, Ольгу Зеленкову, Ульяну Прокудину – можно назвать «женской». Однако консультировал их многоопытнейший историк оперы Михаил Мугинштейн, за свет отвечал Сергей Скорнецкий, а музыкальным руководителем постановки (и, конечно, идейным вдохновителем) был главный дирижер театра Ян Латам-Кениг. Но женские мировосприятие, дыхание и импульсы в каждой мизансцене воспринимались очень даже ощутимо. И это не упрек. Получилось изумительно точное в эмоциональном и музыкальном плане творение – опера живая, будоражащая, заставляющая задуматься о многом.

К финалу одна мысль все время сверлила мне мозг, пробивая роскошную музыку: учитесь властвовать собой! Нет ничего ужаснее и безрассуднее, чем следовать диким инстинктам и поддаваться слабости ума. Впрочем, все не так уж и однозначно, и, выходя из Новой после «Саломеи», воспринимаешь мир немножко по-другому. И разве не в этом цель искусства – тронуть зрителя, заставить задуматься о ценности жизни и ее смыслах? А «Новой Опере» - аплодисменты и брава! Жаль только, что теперь придется ждать следующую «Саломею» аж до Крещенского фестиваля, 31 января.

Ирина Шымчак

Авторы фото – Даниил Кочетков, Ирина Шымчак

 


← события

Театральный Фестиваль Третий звонок

Мастер-классы Академии барочной музыки. Подать заявку.

Купить билет

Партнёры Музыкального Клондайка



Афиша + билеты

 
 
« Декабрь »
 
  
ПнВтСрЧтПтСбВс
     123 
 45678910 
 11121314151617 
 18192021222324 
 25262728293031

Подписка RSS    Лента RSS


Все афиши


 

Опрос

 

афиша