Всё венчает любовь_купить билет

Орден Восходящего солнца вручили профессорам Московской консерватории

Необычно началась моя встреча в одном из классов Московской государственной консерватории имени П.И. Чайковского с заведующим кафедрой специального фортепиано, народным артистом России, профессором Михаилом Воскресенским. Склонившись над роялем, он с мудростью опытного педагога наставлял одного из своих любимых учеников перед его последним приготовлением к участию в престижном Международном конкурсе пианистов "Hamamatsu" в городе Хамамацу (Япония): «Понимаешь, Андрюша, эту музыку нужно играть ярко. Поэтому чуть-чуть свободнее, чувствуй себя музыкантом, который говорит то, что хочет». Эти слова были адресованы студенту III курса Андрею Шичко. По окончании первого курса Белорусской государственной академии музыки в Минске он перевелся в класс Михаила Сергеевича по рекомендации своего педагога, доцента кафедры специального фортепиано Наталии Тащилиной,  учившейся в аспирантуре у Воскресенского.

Признаться, я пришла к Михаилу Сергеевичу не только за тем, чтобы поздравить его с вручением ему Ордена Восходящего солнца, Золотые лучи с шейной лентой. Этим почетным Орденом в резиденции посла Японии в России по случаю отмечаемого 3 ноября японского государственного праздника — Дня культуры
вместе с ним наградили и руководителя другой кафедры специального фортепиано, профессора Сергея Доренского. В мою задачу, прежде всего, входило то, чтобы именитый музыкант подробнее рассказал о том, как связана его исполнительская и педагогическая деятельность со страной Восходящего солнца - Японией. И он, не скрывая  гордости, сразу заметил, что орден ему присудил император Японии Акихито за подписью премьер-министра, господина Синдзо Абэ, за вклад в культуру Японии.

Михаил Воскресенский

- Впервые я посетил Японию молодым музыкантом в 1961 году, дав там с успехом 16 концертов. Мне предлагали приехать еще выступать, но меня притормозили в Советском Союзе, и я долго никуда не выезжал. А через 20 лет, в 1981 году, меня пригласили уже как профессора Московской консерватории преподавать в частный университет Тохо Гакуэн в Токио (Япония). В нем учатся около 400 пианистов и не только. У них замечательный струнный факультет, где готовят высокопрофессиональных скрипачей, которые на международных конкурсах всегда берут премии. Там хороший духовой факультет и прекрасный оркестр, с которым я играл Концерт для фортепиано с оркестром №2 cоль минор Сергея Прокофьева. С тех пор началось наше сотрудничество, в результате которого я получил контракт: мне нужно было приезжать в Японию два раза в год на две недели. Поначалу у меня было 90 часов и 90 пианистов. Но я сказал, что 90 пианистов за 90 часов играть не научишь. И в один прекрасный момент мне предоставили полную ставку на целых три года. Имея в то время в Московской консерватории небольшой класс, я согласился одновременно преподавать у них. У меня было 15 учеников, которые успешно занимались со мной два раза в неделю. 12 человек из них получили различные премии на разных конкурсах. Самую  большую победу одержала Акико Ямамото, которая училась у меня и в консерватории. В 2004 году она получила первую премию на Международном конкурсе имени Роберта Шумана в Цвиккау, городе, где родился немецкий композитор и пианист. Сейчас она живет в Париже и много концертирует со своим мужем - первой скрипкой квартета. У моих учеников из Японии были и другие первые премии, включая национальные. Вот это является вкладом в развитие музыкальной культуры Японии, куда, начиная с 1981 года (уже 34 года!), я езжу каждый год. Помимо этого, в Японию я приезжал с концертами. Например, в конце октября нынешнего года я выступил с сольными концертами в Токио и Нагое, где исполнял сонаты Эдварда Грига (1843-1907) и Иоганнеса Брамса (1833-1897).

- В прошлом году в честь Вашего 80-летия Московская консерватория выпустила прекрасный буклет. В нем нашел отражение большой фестиваль, в котором участвовали Вы и Ваши многие бывшие ученики. А в новом сезоне 2015/2016 гг.  в Малом зале консерватории в рамках абонемента № 11 под названием «Михаил Воскресенский приглашает…» также продолжаются концерты с Вашим участием и участием Ваших учеников, известных пианистов - Станислава Иголинского и Александра Гиндина,  Сергея Кудрякова и Юрия Мартынова. Кем из своих учеников  Вы гордитесь больше?

- Я горжусь всеми. Как-то Дмитрий Дмитриевич Шостакович, отвечая на вопрос, какие из своих сочинений он любит больше всего,  смущенно ответил, что все. Так и я люблю всех своих учеников, талантливых и не очень. Потому что в каждого из них вложены моя душа и мои знания. И если кому-то из них Бог не дал стать большими солистами, зато они оказались хорошими профессионалами.

- А кто  Ваши учителя?

- Когда мне было 14 лет, я приехал в Москву и до 18 лет занимался в музыкальном училище имени M.M. Ипполитова-Иванова в классе замечательного педагога Ильи Романовича Клячко (1905-1998), который подготовил многих музыкантов. В частности, выдающаяся пианистка, профессор Московской консерватории Татьяна Николаева (1924-1993) была его ученицей. Сам он долгое время был ассистентом Александра Гольденвейзера, затем Василия Аргамакова, потом вел свои классы в консерватории и музыкальном училище. Именно он посоветовал мне поступать в консерваторию к профессору, народному артисту СССР Льву Оборину, который в 1927 году получил первую премию на первом конкурсе Шопена в Варшаве. Это была такая сенсация, что его портреты печатали на первой странице газеты «Правда». Лев Николаевич, будучи профессионалом высочайшего класса, научил меня многому. Я благодарен его ассистенту Борису Яковлевичу Землянскому и профессору его кафедры Якову Исааковичу Мильштейну, занимавшегося некоторое время со мной. А также Леониду Исааковичу Ройзману, с которым занимался, изучая орган.

- Вы являетесь лауреатом первого Международного конкурса имени Вана Клиберна.

- Это был мой четвертый конкурс, и мне было 27 лет. До этого меня уговаривали сыграть на Международном конкурсе имени П.И. Чайковского: после победы Вана Клиберна в 1958 году наше правительство хотело, чтобы все русские пианисты играли и получали премии. Но я понимал, что это рискованно и отказался. А когда в 1962 году появился Международный конкурс пианистов имени Клиберна, мне было неудобно отказываться, и я поехал в город Форт-Уорт, штат Техас в США. Но между нашими странами тогда сложились напряженные отношения: после того, как Никита Сергеевич Хрущев поставил ракеты на Кубе, американцы были с нами на грани войны. Хотя мы приехали посланцами мира, но к нам относились с осторожностью. И, по-моему, ФБР настаивало на том, чтобы русским не давать первую премию. В результате, ее получил американский пианист Ральф Вотапек. А 18-летний Николай Петров (1943-2011), блестяще исполнивший «Дон Жуана» Ференца Листа, получил вторую премию; я - третью. Николай Арнольдович всю жизнь был моим большим другом. Сейчас я продолжаю учить одного из лучших его учеников Михаила Турпанова, который получил диплом на XY Международном конкурсе имени П.И. Чайковского.  

- В каком учебном классе Вы занимаетесь?

- Обычно я занимаюсь в 45-м классе. Это был класс К. Н. Игумнова (1873-1948), потом Л.Н. Оборина (1907 -1974). Но поскольку его ремонтируют, мы сейчас репетируем в классе, в котором преподавала великая певица Нина Львовна Дорлиак (1908-1998), жена Святослава Теофиловича Рихтера (1915-1997). Приятно, что здесь ощущается дух вокала. Когда я задерживаюсь в консерватории допоздна, здесь становится так тихо, что мне кажется, что в этих стенах витает дух Скрябина и Игумнова.

- У Вас дома стоит большое барочное, из красного дерева, фамильное зеркало Александра Николаевича Скрябина! 

- Да, я дружил с дочерью Скрябина, Еленой Александровной, по мужу Софроницкой (1900-1990). И дружу с ее дочкой, Роксаной Софроницкой, внучкой Скрябина, которая живет сейчас в Сан-Франциско. Когда Елена Александровна, находясь в преклонном возрасте, плохо себя чувствовала, она завещала мне и моей жене свое фамильное зеркало. Оно принадлежало маме великого композитора, Любови Петровне (1850-1873), умершей через год после рождения сына. Так, зеркало, представляющее собой музейную ценность, переехало ко мне в квартиру. И теперь, когда я смотрю в него, мне кажется, что оттуда на меня смотрит Александр Николаевич Скрябин.

- На торжественной церемонии вручения Вам Ордена Восходящего солнца третьей степени в резиденции посла Японии в Москве находились не менее счастливые, чем Вы, Ваши дети и многочисленные внуки.

- Это - мои наследники. У меня 8 внуков и 4 правнука. У моей старшей дочери, Марии Михайловны, очень хорошей пианистки, шестеро детей. Старшая из них, Анастасия Александровна является моим ассистентом в консерватории. Она вышла замуж и имеет четверо детей; они - мои правнуки. А у моего сына - две девочки. Одной 11 лет, и она уже пишет картины маслом. Второй 7 лет, и она пошла в школу. Я рад, что смог многих пригласить…

Алла Буловинова

Фото автора

 


← события

 

Купить билет



Афиша + билеты

 
 
« Июнь »
 
  
ПнВтСрЧтПтСбВс
    1234 
 567891011 
 12131415161718 
 19202122232425 
 2627282930   

Подписка RSS    Лента RSS


Все афиши


 

Опрос

 

Какими социальными сетями Вы пользуетесь?







афиша