Новости


Подписка RSS    Лента RSS


 

Конкурс вокалистов имени Муслима Магомаева

 

«Тарам – парам…»,

или Сумбур вместо действия

Самарский академический театр оперы и балета показал  новый спектакль - премьеру оперетты «Тарам, парам, ни-на, ни-на, или Квартирный вопрос их испортил» на музыку Дмитрия Шостаковича. Это название тщетно искать в списке произведений композитора. Единственная написанная им оперетта, или, как раньше говорили, музыкальная комедия – это «Москва, Черемушки» на либретто Владимира Масса и Михаила Червинского. Она - о «великом переселении» москвичей из старых домов и тесных коммуналок в светлые, благоустроенные отдельные квартиры, расположенные во вновь возводимых городских районах.

Тарам, парам, ни-на, ни-на, или Квартирный вопрос их испортил

Первое представление оперетты «Москва, Черемушки» состоялось в Москве в 1959 году. Благодаря актуальности темы, но прежде всего благодаря замечательной музыке, в которой оригинальные мелодии сочетаются с изящным пародированием популярных народных и бытовых мотивов, оперетта имела большой успех. Она шла на многих сценах в нашей стране и в дружественных странах. В 1962 году на «Ленфильме» был снят фильм «Черемушки».

В наши дни благодаря современным режиссерским интерпретациям лучшие советские оперетты, озаренные талантом выдающихся отечественных композиторов, обретают «второе дыхание», возвращая в культурный обиход бесценный пласт великолепных мелодий. Не осталась забытой и оперетта Шостаковича «Москва, Черемушки». Так, в последние годы к ее сценическому и концертному воплощению обращались московский Музыкальный театр имени К. Станиславского и Вл. Немировича-Данченко и санкт-петербургский Мариинский театр.

Эта оперетта явилась отправной точкой и нового спектакля Самарского оперного театра. Но не более того. Зрители увидели авторскую работу режиссера-постановщика Михаила Панджавидзе, который сочинил собственное либретто представления-ревю на основе написанного в свое время Массом и Червинским для оперетты «Москва, Черемушки». Благодаря включению в музыкальную партитуру спектакля фрагментов других сочинений Шостаковича его концепция существенно изменилась по сравнению с концепцией оперетты «Москва, Черемушки», да и финал истории совсем другой. В связи с этим театр счел возможным анонсировать «Тарам, парам…» как мировую премьеру.

Это уже второе обращение Самарского оперного театра к творчеству Дмитрия Шостаковича в год 110-летия со дня его рождения: в мае состоялась премьера оперы «Леди Макбет Мценского уезда», спектакль стал номинантом национальной премии «Золотая маска» сезона 2015 - 2016 годов. Такое внимание к имени знаменитого композитора не случайно. С Шостаковичем связана не одна страница биографии театра, самой яркой из которых стала мировая премьера Седьмой – «Ленинградской» симфонии. Эвакуированный в Куйбышев композитор именно здесь 27 декабря 1941 года закончил работу над этой симфонией, и 5 марта 1942 года она была впервые исполнена на сцене Куйбышевского оперного театра оркестром Большого театра, также находившегося в эвакуации в Куйбышеве.

В разные годы оперная и балетная труппы Самарского театра не раз обращались к творчеству Шостаковича. В 1966 году состоялась премьера одноактного балета «Барышня и хулиган» на музыку композитора. В 1985 году к 40-летию Великой победы ленинградский балетмейстер Игорь Бельский перенес на куйбышевскую  сцену свой знаменитый одноактный балет «Ленинградская симфония», а в 1976 году Игорь Чернышев – вокально-хореографическое действо «Казнь Степана Разина», музыка Шостаковича, стихи Евгения Евтушенко. В 2006 году в честь 100-летия со дня рождения композитора состоялась премьера музыкально-театрального действа «Шостакович – наш современник».

Само по себе сочетание «легкого» жанра и имени Шостаковича кое-кому может показаться неожиданным и даже парадоксальным. А вот это напрасно: самые драматические и трагические сочинения композитора не лишены иронических и комических акцентов, а в конце 1930-х годов он даже начинал работать над опереттой «Двенадцать стульев» по одноименному произведению Ильи Ильфа и  Евгения Петрова. Тогда этот замысел Шостаковичем не был реализован, но спустя два десятилетия он все-таки «отметился» в «легком» жанре, сочинив оперетту «Москва, Черемушки».

Когда в зале погас свет, появившийся на суперзанавесе на мягкой романтической мелодии профиль композитора медленно повернулся к зрителям, а его губы растянулись в чуть заметной улыбке (сегодня без 3D - никуда). Такая заставка не могла не настроить на хорошее. Поначалу так оно и было.

На сцене - уголок старой Москвы: буквально утопающая в зарослях сирени - дань названию оперетты? - улочка Марьиной рощи с двухэтажными деревянными домиками-развалюхами, бараком, гаражом, водоразборной колонкой, качелями, большущим портретом вождя и множеством других узнаваемых примет быта 1950-х годов - впечатляющая сценография Александра Костюченко (Республика Беларусь). По ходу действия на сцене появятся настоящий автомобиль, мотоцикл, пианино для юного дворового дарования. А вокруг - тьма тьмущая обитателей, каждый из которых занимается своим делом: одна женщина стирает и развешивает белье, другая выбивает ковер, мужики «забивают козла», монтер укрепляет на стене дома фарфоровый изолятор. Все это поставлено живо и изобретательно – браво режиссеру. Колорит эпохи и в стильных костюмах (художник Елена Соловьева).

А вот и один из основных персонажей – Борис, возвратившийся в родные пенаты после нескольких лет скитаний по стране. Он бодр и весел, а «Тарам-парам, ни-на, ни-на…» - оказывается, слова из напеваемой им песенки, являющейся своеобразным музыкальным рефреном спектакля. Один за другим появляются остальные действующие лица, в том числе компания откровенных бандюганов.

Тарам, парам, ни-на, ни-на, или Квартирный вопрос их испортил

Постепенно проясняются взаимоотношения ключевых персонажей, но это - лишь верхушка «айсберга» параллельно разворачивающихся на сцене событий, которые призваны, по замыслу режиссера, представить «временной срез жизни нашего общества от сталинской до хрущевской и чуть более поздней эпохи». А это и  жутковатая бессловесная сцена ночного ареста «врага народа», которого милиционеры заталкивают в «черный воронок», и поющаяся бодрую «Песню о встречном» праздничная первомайская толпа с кумачовыми транспарантами, среди которых… «Пролетарии всех стран, объединяйтесь - ???», и колонны москвичей, марширующих по Красной площади перед мавзолеем со стоящим на нем отцом народов – в этом эпизоде исполняется монументальный хоровой финал Третьей симфонии Шостаковича. Это и ВДНХ, куда затем переносится действие, а зрители становятся свидетелями помпезного дивертисмента, в котором в пляс пускаются покинувшие свои места на фонтане «Дружба народов» шестнадцать бронзовых женских скульптур. Они танцуют под «Торжественную увертюру», написанную композитором специально к церемонии открытия фонтанов ВДНХ.

Тарам, парам, ни-на, ни-на, или Квартирный вопрос их испортил

И это далеко не все вставные эпизоды, идущие под музыку различных сочинений Шостаковича и под пение Утесова с дочкой Эдит, которыми по воле постановщиков «расцвечена» партитура оперетты «Москва, Черемушки». Нельзя не упомянуть своеобразные «стоп-кадры» действия – возникающие в воображении персонажей и проступающие сквозь прозрачный суперзанавес романтические сцены, в которых заняты балетные «двойники» основных исполнителей. Один из таких «стоп-кадров» – лирическое адажио на музыке романса из кинофильма «Овод». Нужно сказать, что у белорусского балетмейстера Константина Кузнецова было предостаточно работы при подготовке спектакля: в его музыкальную канву практически полностью вошла музыка балета Шостаковича «Барышня и хулиган», персонажи которого на равных с остальными принимают участие в раскрутке сюжета.

Впрочем, даже на исходе второго часа первого действия полноценная раскрутка сюжета так и не началась. Когда же после антракта дело сдвинулось, наконец, с мертвой точки, зрители буквально утонули в привнесенных режиссером - автором нового либретто бесконечных мелочных дрязгах персонажей и далеко не опереточных поворотах сюжета вплоть до поножовщины и гибели одного из центральных персонажей. К сожалению, все это вышло крайне неубедительно и по драматургии, и по актерскому исполнению, а главное - растянулось еще почти на два часа.

В самарских «Тарам, парам…», как и в оперетте «Москва, Черемушки», по существу нет главного героя. У кого-то из персонажей побольше, у кого-то поменьше музыкального материала, зато словесными текстами не обидели никого, а слова, как известно, для большинства вокалистов – нож острый. Стоит ли удивляться, что большая часть текста, особенно произносимая ими на музыке, остается непонятной. Благо, в несложных перипетиях сюжета можно разобраться и без этого.

Обилие самой разнообразной музыки Дмитрия Шостаковича – вокальной, балетной, симфонической, хоровой, и достаточно высокий уровень ее исполнения, конечно же, очевидное достоинство спектакля. Прекрасно звучат оркестр – дирижер-постановщик Евгений Хохлов, и хор – хормейстер Ольга Сафронова, оперным солистам нипочём вокальные «пороги» опереточных партий.

Тем не менее в спектакле не так много по-настоящему ярких вокально-сценических образов, характеры персонажей недостаточно индивидуализированы, порой аморфны. Это относится и к одному из ключевых персонажей – Борису, на котором так или иначе сходятся основные перипетии сюжета. Обладающему красивым баритоном обаятельному Владиславу Куприянову в этой роли пока что недостает актерского драйва и вокальной свободы. Не совсем понятно, кого изображает артист: эгоиста и делягу или все-таки в чем-то положительную личность. По большому счету, в спектакле взяли верх отрицательные персонажи. По-настоящему хорош Валерий Бондарев в роли домоуправа Барабашкина - мелкого мошенника и пакостника, в итоге совершенно справедливо разжалованного в дворники. Запомнился и Александр Миненко, создавший колоритный пластический образ главаря бандюганов.

К сожалению, не произвел должного эффекта оригинально задуманный Панджванидзе финал спектакля: на самом гребне ничем не оправданной для в общем-то безобидной оперетты трагической ситуации действие - благо, это не реальная жизнь, а только театр - отматывают назад и персонажи, стряхнувшие оболочку эгоизма и мещанства, обновленные, устремляются к светлым идеалам. Впрочем, этот финал не увидела значительная часть зрителей, начавших покидать зал задолго до окончания спектакля.

Ну а те, кто остался, получили возможность дослушать прекрасную музыку Шостаковича и еще разок погрузиться в ностальгические воспоминания об эпохе, метки которой все-таки проникли в спектакль сквозь сумбур происходящего на сцене.

 

Валерий ИВАНОВ,

лауреат Губернских премий

в области культуры и искусства

и премии Фонда Ирины Архиповой

 

На фото Александра УРМАНОВА – сцены из спектакля


← события

Дети в мире старинной музыки

Выбери фестиваль на art-center.ru

 

 

Партнёры Музыкального Клондайка



Афиша + билеты

 
 
« Сентябрь »
 
  
ПнВтСрЧтПтСбВс
      12 
 3456789 
 10111213141516 
 17181920212223 
 24252627282930

Подписка RSS    Лента RSS


Все афиши


 

Опрос

 

афиша