Новости


Подписка RSS    Лента RSS


 

Конкурс вокалистов имени Муслима Магомаева

 

От «Ундины» к «Лебединому»  -  юбилейные находки Большого симфонического

Пятничный вечер 13 ноября в Московской филармонии выдался особенным. В холлах, наполненных оживленной публикой, бросались в глаза vip-персоны, ведущие московские журналисты и коллеги-музыканты. Ничего удивительного: Большой симфонический оркестр им.П.И.Чайковского под управлением Владимира Федосеева впервые представлял московским любителям музыки восстановленные фрагменты оперы Чайковского «Ундина», которую сам композитор уничтожил, но благодаря стараниям исследователей-энтузиастов значительную часть материала удалось восстановить.

Владимир Федосеев

Большой симфонический отмечает свое 85-летие и Год Чайковского целой чередой ярких событий, но даже на их фоне представление оперы Петра Ильича, которой в современной Москве никто ещё не слышал – это, безусловно, событие с оттенком сенсационности, событие, по всем параметрам выдающееся, уникальное и даже, можно сказать, раритетное. Интрига была закручена до предела, и в воздухе носился тот лёгкий запах ажиотажа, который всегда сопровождает редкие и значимые музыкальные явления.

Накануне восстановленные фрагменты уже были исполнены в Доме-музее П.И.Чайковского в Клину. Тем не менее, до Клина добрались немногие и о настоящей премьере можно говорить именно в вечер 13 ноября.

Алексей Татаринцев, Анна Аглатова

Афиша несколько обманывала меломанов: опера была восстановлена не полностью. Всего лишь пять больших фрагментов из трёх действий, но фрагментов ярких, разноплановых и вполне дающих представление об общем замысле композитора: три отрывка из I действия – Интродукция, Песня Ундины и Финал; и два из III действия – Марш и Дуэт Ундины и Гульбранда.  Для того, чтобы заполнить лакуны, неизбежно возникающие в такой ситуации, был приглашён народный артист России Михаил Филиппов, на роль которого выпало зачитывать отрывки из двух «Ундин»: поэмы Василия Жуковского и повести Фридриха де Ламотт Фуке.

Алексей Татаринцев, Анна Аглатова

По словам Полины Ефимовны Вайдман, «Ундина» создавалась на уже готовое либретто, написанное для композитора А. Ф. Львова, опера которого была поставлена в Петербурге в 1848, но провалилась. Чайковский с детства знал этот сюжет и любил его. «Ундина» Жуковского была любимой книгой в семье Чайковских. Ундиночкой называли его сестру Александру. Первое издание «Ундины» В. А. Жуковского сохранилось в клинском музее в личной библиотеке композитора, а в ней между старинными гравюрами иллюстраций лежат засушенные цветы».

Михаил Филиппов

Несколько забегая вперёд, скажем сразу: Михаил Филиппов со своей задачей справился блестяще, и с его помощью исполнение фрагментов «Ундины» обрело цельность, особую выразительность и законченность. Подбор участников оказался идеальным: для исполнения двух солирующих партий были приглашены чудесная Анна Аглатова, сопрано, и хорошо всем знакомый, растущий от сезона к сезону тенор Алексей Татаринцев. Большой Симфонический оркестр им.П.И.Чайковского вывел на сцену свои лучшие творческие силы, за хоровую часть отвечал отменный Хор Академии хорового искусства им.В.С.Попова, а руководил всем этим собранием (и как блистательно руководил!) сам маэстро Владимир Федосеев.

Можно смело сказать, что никто из тех, кто решил провести этот вечер в Концертном зале им.Чайковского, не остался разочарован. Вполне возможно, что сама «Ундина» не принадлежит к числу лучших творений Петра Ильича. Можно допустить, что и яростная критика того времени была правдой, и разочарование Чайковского возникло не без оснований, но в любом случае каждое соприкосновение с новыми гранями творчества Петра Ильича – это всегда праздник и откровение для любого истинного любителя музыки. И такую возможность Владимир Федосеев со своими соратниками нам предоставил.

Опера «Ундина» - вторая опера Петра Ильича, уничтоженная им также, как и первая его опера «Воевода»: композитор сжёг партитуру. Не хотелось бы много говорить, и уж тем более оценивать сочинительскую компоненту «Ундины». Музыка очень узнаваемая, и не только по причине того, что Пётр Ильич перенёс многие замыслы и заготовки из «Ундины» в свои следующие произведения (например, интродукция без существенных изменений стала интродукцией к весенней сказке «Снегурочка» Островского, финальный дуэт Ундины и Гульбранда из третьего действия оперы переделан в дуэт Одетты и Зигфрида из «Лебединого озера», марш из третьего действия перекочевал во Вторую симфонию), но прежде всего из-за того, что Чайковский и в этом сочинении оставался Чайковским. Даром что современная ему критика обвиняла его за «Ундину» в том, что за бессмысленным стремлением к новаторству музыкальность и самобытность Петром Ильичом была утеряна. Нам, конечно, с высоты XXI века такие оценки кажутся смешными. А вот Петру Ильичу было не до смеха… 

Владимир Федосеев

Хочется выразить огромную благодарность и маэстро Владимиру Ивановичу Федосееву, и доценту Московской консерватории Александре Максимовой, выполнившей реконструкцию фрагментов оперы, благодаря которым мы получили эту удивительную возможность прикоснуться к еще одной странице творчества нашего величайшего и любимейшего композитора.

В этот вечер Большой симфонический оркестр под управлением своего неутомимого руководителя был на высоте: его эмоциональная заряженность, полученная от маэстро Федосеева, передавалась всем участникам действа, которые, в свою очередь, чутко и отзывчиво реагировали на музыкальную ткань повествования, ведомые рассказчиком Михаилом Филипповым.

Анна Аглатова

Анна Аглатова в очередной раз продемонстрировала тончайшую работу с пиано, лёгкость перехода к самым высоким нотам в форте и весь лучший арсенал своего вокального мастерства. Алексей Татаринцев свою партию на сцене буквально прожил – он был рыцарем Гульбрандом не только тогда, когда пел, но даже просто находясь на сцене рядом с партнёрами…А пел Алексей так одухотворённо и выразительно, что перед глазами возникал красноречивый образ потерянного в своей необъяснимой и горькой любви к Ундине рыцаря.

После драматического, пронзительно-щемящего любовного дуэта Ундины и Гульбранда, который заставил зал замереть (при этом оба солиста проявили исключительный артистизм), грянул хор, и нельзя не отметить прекрасную работу хористов, что, впрочем, не является неожиданностью – сложно припомнить случай, когда бы Хор Академии им.В.С.Попова оказался не на высоте: изумительный уровень хорового искусства и вдохновенного исполнения, заложенный когда-то выдающимся мастером Виктором Сергеевичем Поповым в своё детище, продолжает нас радовать и сейчас…

Этим исполнение «Ундины» было завершено, и благодарный зал отозвался овацией. Реакция публики была честно заслужена исполнителями. Мало того, что они преподнесли Москве столь изысканный музыкальный подарок, так и оформили они этот дар с высочайшим исполнительским мастерством.

Хор Академии им.В.С.Попова

Все участники действа, проходившего на сцене Концертного зала им.П.И.Чайковского (эта фамилия присутствовала в этот вечер всюду), тоже остались довольны, и в антракте за кулисами царила атмосфера праздника. Приятно было наблюдать, как, например, чрезвычайно занятый Гендиректор Большого театра Владимир Урин нашёл время посетить этот уникальный концерт и вместе с Гендиректором филармонии Алексеем Шалашовым от чистого сердца поздравлял исполнителей с творческой удачей.

Федосеев не был бы Федосеевым, если бы при составлении программы не имел общего и широкого концептуального замысла. Выбрав для второго отделения сюиту из музыки к балету «Лебединое озеро» в своей собственной редакции, Федосеев достиг сразу несколько целей: он показал и преемственность в творчестве Чайковского, и то, как мощно развивался Пётр Ильич, двигаясь по своему непростому и великому композиторскому пути. И «Ундина», и «Лебединое озеро» выглядели в одном концерте очень органично, а смелое решение показать во втором отделении музыку более зрелую и до такой степени широко известную, что некоторые даже могли бы сказать об избитости выбора, позволило показать ещё и то, на что способен оркестр, использовать все его ресурсы и резервы. И коллектив не подвёл мастера: звучал БСО в тот вечер восхитительно. Индивидуальное мастерство, блестящая ансамблевая работа, цельность, эмоциональная заряженность и воодушевленность создавали музыкальное полотно удивительной красоты и силы.

Все группы оркестра работали превосходно, а сольные партии просто вызывали восхищение. Особенно заметны были три главных соло: скрипки, виолончели и арфы. Красивейшие, мощные и одновременно нежные звуки виолончели (Федор Землеруб), затронули глубинные струны в душе каждого, кто находился в зале, а тончайшие всплески арфы (Эмилия Москвитина) заворожили, перенесли в зыбкий мир детских грез... Хороша была и первая скрипка – со своими неземными, изысканными пассажами (Михаил Шестаков). Сам маэстро тоже был великолепен. Чувствовалось, до какой степени для него близко и важно творчество Петра Ильича, как он весь растворяется в этой музыке и в своем духовном порыве выводит оркестр на совершенно иной уровень.

БСО им.Чайковского

Когда музыка отзвучала, благодарный зал откликнулся ещё одной овацией, хотя, казалось бы, чем можно удивить московского любителя музыки, исполняя столь хорошо знакомое ему произведение. Хочется поблагодарить и музыкантов, и Полину Ефимовну Вайдман (без участия которой этот проект, безусловно, не представляется возможным!), и сотрудников Московской консерватории, участвовавших в восстановлении фрагментов «Ундины», за столь удивительный подарок всем нам. А особенная благодарность - маэстро Федосееву, без любви и увлечённости которого, конечно же, не получилось бы столь чудесного и убедительного воплощения. Юбилейный год Большой симфонический проводит ярко, можно даже сказать, блестяще. И мы с нетерпением ждём новых встреч и новых подарков.

Ирина Шымчак

Фото автора


← события

Дети в мире старинной музыки

Выбери фестиваль на art-center.ru

 

 

Партнёры Музыкального Клондайка



Афиша + билеты

 
 
« Сентябрь »
 
  
ПнВтСрЧтПтСбВс
      12 
 3456789 
 10111213141516 
 17181920212223 
 24252627282930

Подписка RSS    Лента RSS


Все афиши


 

Опрос

 

афиша