Музыкальный клондайк новый номер

МДМТ Экспромт



Новости


Подписка RSS    Лента RSS


 

Дмитрий Коган: «В конечном счёте, запомнится только игра на скрипке»

Дмитрий Коган. Фото Вл.Лаврентьева

9 дней назад на 39 году ушел из жизни Дмитрий Коган, знаменитый скрипач, в котором талант музыканта-исполнителя сочетался с вызывающей особое уважение гражданской позицией человека, отдававшего немало сил просветительской и благотворительной деятельности. Его имя уже стало историей, и во многих городах нашей необъятной страны воспоминания о нём звучат с горечью и ощущением невосполнимой утраты. Каким запомнился прославленный скрипач рассказывает наш самарский корреспондент.

Дмитрий Коган - представитель прославленной российской музыкальной династии. Его дедом был выдающийся скрипач Леонид Коган, бабушкой - известная скрипачка и педагог Елизавета Гилельс. Отец Дмитрия  дирижёр Павел Коган, мать - пианистка.

Заниматься на скрипке Дмитрий начал с шести лет в Центральной музыкальной школе при Московской консерватории, продолжив свое образование в Академии имени Сибелиуса в Хельсинки, где его педагогом был Игорь Безродный. В возрасте десяти лет он впервые выступил с симфоническим оркестром, с 1998 года являлся солистом Московской филармонии. Коган стал лауреатом первых премий международных конкурсов в Австрии и США, гастролировал во многих странах мира, выступая с лучшими оркестрами и прославленными дирижерами. В 2010 году ему было присвоено звание заслуженного артиста России.

В творческой биографии Дмитрия Когана немало страниц, связанных с Самарой. В 1993 году в 15-летнем возрасте  начинающий музыкант принял участие в IV Самарском международном музыкальном фестивале, исполнив в сопровождении академического симфонического оркестра филармонии скрипичный концерт Мендельсона. С этого фестиваля по существу началось триумфальное восхождение и его самого, и таких ярких исполнителей, как пианисты Денис Мацуев и Александр Гиндин, виолончелист Денис Шаповалов.

В последующие годы Дмитрий Коган неоднократно с  большим успехом гастролировал в Самаре. Особенно запомнился покоривший самарскую публику сольный концерт Когана - почётного гостя четвёртого Международного музыкального фестиваля «Молодые звезды XXI века» 2004 года, в котором  в исполнении музыканта впервые в Самаре прозвучали все 24  каприса Никколо Паганини.

На фест. дух. муз. Дмитрий Коган и митрополит Иларион. Самара. 2012 год. Фото Вл. Лаврентьева

На фестивале духовой музыки. Дмитрий Коган и митрополит Иларион.

Самара. 2012 год.

Наиболее тесные творческие контакты Дмитрия Когана с Самарской филармонией относятся к 2010-м годам. С 2011 по 2013 годы он являлся художественным руководителем филармонии. В 2011 году в Самаре прошла презентация беспрецедентного культурного проекта Дмитрия Когана «Пять великих скрипок». Заслугой музыканта является создание камерного оркестра «Volga Philharmonic», в состав которого вошли ведущие солисты симфонического оркестра филармонии. Под руководством Когана коллектив неоднократно выступал в Москве, в городах России и за рубежом. Дмитрий Коган явился инициатором и художественным руководителем двух фестивалей - «Дни высокой музыки в Самаре» и Волжского фестиваля духовной музыки.

Автору этих строк посчастливилось неоднократно встречаться с Дмитрием Коганом в Самаре. В откровенных беседах с музыкантом удалось узнать немало интересного о нем самом, о его творческом кредо. В память о Дмитрии Когане - некоторые из его высказываний, приоткрывающие различные грани его неординарной личности.

«Я родился в музыкальной семье, и мой жизненный путь, безусловно, был предопределен. Никаких других вариантов для меня просто не могло быть. Моего деда Леонида Борисовича Когана не стало, когда мне было всего четыре года. Для меня он значит очень много. Это какой-то далекий идеал и тот свет, к которому нужно стремиться в течение всей жизни и к которому я всегда буду тянуться.

Есть еще несколько музыкантов, которых я очень люблю, причем каждого - за разное, настолько они не похожи друг на друга. Исаака Стерна люблю за его простоту. Когда он играет, создается впечатление, что это ему ничего не стоит, что так может каждый. Но на самом деле Стерн - громадная индивидуальность, музыкант, отмеченный печатью  редкого таланта. Иегуди  Менухина люблю за невероятную искренность. Он играет оголенным сердцем,  которым как бы прикасается  к струнам инструмента. Давида Ойстраха люблю за невероятную естественность,  полное слияние с инструментом».

«Затрудняюсь ответить на вопрос о том, что мне как исполнителю наиболее близко. Может ли в безбрежном океане музыки одна капля быть ближе какой-либо другой. Мне близко все то, что играю  в данный момент. Ну а то, что не близко, я просто не исполняю. Мне многое предлагают современные композиторы, но играю далеко не все. Стараюсь играть, если это по-настоящему хорошая музыка. Так, для меня открытием явился рано ушедший из жизни мало кому известный композитор Леонид Вайнштейн. Он был учеником Шостаковича,  жил постоянно в Баку. Его судьба в советские времена сложилась непросто. Когда я увидел ноты сочиненного им скрипичного концерта, сразу захотелось его сыграть. Этот концерт я  записал с Большим симфоническим оркестром.

Предпочитаю живые выступления и записи, сделанные на живых концертах, нежели в студии, где произведение «нарезается» по кусочкам, каждый из которых нужно повторить по 10-15 раз. Старые записи лучше теперешних. Они в большей степени передают индивидуальность исполнителей. Сейчас же, благодаря высоким технологиям, в процессе записи можно делать все что угодно,  корректируя результат по своему желанию. Технологии развращают».

 «В последние годы я более чем в два раза ограничил свою концертную деятельность. У меня слишком много общественных нагрузок, активно занимаюсь благотворительной деятельностью, являясь председателем попечительских советов более десяти благотворительных организаций. Так что приходится чем-то жертвовать. Деятельность подобного рода привлекает далеко не всех исполнителей. Но как сказал Евгений Евтушенко, в России поэт – больше, чем поэт. Я убежден, что для настоящего музыканта недостаточно просто играть ноты, даже если он делает это прекрасно. Конечно, можно существовать и так. Но тогда где-то не будет построена музыкальная школа, не откроется консерватория. И очень скоро мы можем растерять все, не создав ничего нового. Не будет и публики в концертных залах. Более заинтересованных ходатаев культуры, чем мы сами, просто не существует. Моя мечта, чтобы на Дальнем Востоке построили консерваторию. На огромном пространстве от Новосибирска до Тихого океана нет ни одной консерватории, и поэтому в Восточной Сибири невозможно получить качественное музыкальное образование. Молодым музыкантам остается либо бросить свое дело, либо куда-то ехать учиться - в Новосибирск, Екатеринбург, Москву. Я докладывал об этом и президенту, и председателю правительства. Поддержка есть, и хотелось бы, чтобы консерватория появилась в какие-то обозримые сроки. Такое решение должно быть принято на федеральном уровне.

Хочу подчеркнуть, что между концертными выступлениями и общественной работой у меня все же нормальный баланс. Когда я играл по 110 концертов в сезон, это было многовато. Мне бы не хотелось, чтобы мое имя и моя репутация как-то ассоциировались с музыкальными проектами. Это - преходящее. В конечном счете, запомнится только  игра на скрипке».

«Ужасно несправедливы и тенденциозны рассуждения о том, что классическая музыка мало кого интересует. Это неправда. Те, кто так говорят, убивают у людей последнюю надежду увидеть и услышать что-то высокое. Люди жаждут слушать классику, везде полные, переполненные залы. Просто такая музыка не может быть массовой. Творения повара-японца из дорогого ресторана не могут быть такими же массовыми, как дешевые сосиски. А сейчас в искусстве везде много таких «сосисок». А то, что их много и люди их любят, не значит, что это так уж хорошо. И дело не в жанрах. Я замечательно отношусь и к попсе, если это Элтон Джон, Джордж Майкл или ”Битлз”».

 «Настораживает вот что: падает уровень личности музыкантов. В один из приездов в Самару на репетиции перед  концертом меня поразил эпизод: один из музыкантов оркестра - некий господин молодого возраста, обязанный по долгу службы хорошо или по крайней мере прилично играть на своем инструменте, проявил халатное отношение к  работе и, кроме того, непозволительно грубо разговаривал с главным  дирижером, ссылаясь на то, что он не может сыграть какое-то место, потому что у него небольшая зарплата. Дело в том, что у многих людей чрезмерно большие запросы и амбиции и при этом слишком небольшая отдача. Когда мне кто-то из музыкантов однажды сказал, что не может хорошо играть, потому что у него плохая скрипка, я предложил ему своего Страдивари. Но у него все равно ничего не получилось. Исполнитель должен классно играть, и тогда перед ним откроются все двери в любой стране мира.

Если я приезжаю играть в какой-то город и получаю гонорар раз в пятнадцать меньший, чем за рубежом, это не значит, что я буду играть плохо, вступать не туда. Нельзя мстить неизвестно кому. А если к этому прибегает хороший профессионал, это вдвойне прискорбно, так как является откровенным саботажем. А на сцене нельзя саботировать. Мне может не понравиться самолет, в котором я лечу, гостиница, в которой меня поселили, артистическая, где холодно. Но выйдя на сцену, я не должен демонстрировать все это перед публикой своей игрой. Давший клятву Гиппократа врач не может, сделав одному пациенту операцию хорошо, зарезать другого из-за того, что у него маленькая зарплата».

«С большой теплотой вспоминаю свой первый приезд в Самару в 1993 году на проходивший здесь молодежный фестиваль. Это была прекрасная акция, дававшая шанс совсем еще молодым музыкантам, в то время еще неоперившимся птенцам. Сегодня многие из них получили мировую известность. Даже не верится, что с тех пор минуло десять лет. Регулярно приезжая в Самару на протяжении более полутора десятков лет, полюбил этот город, иначе просто не приезжал бы сюда. У меня прекрасные контакты с главным дирижером филармонического оркестра маэстро Щербаковым, с большинством музыкантов этого коллектива, которых я знаю много лет. Люблю самарскую публику. Мне бы очень хотелось, чтобы музыка в Самаре процветала, и я готов всячески этому содействовать». 

Дмитрий Коган похоронен в Москве на Троекуровском кладбище.

 

Валерий ИВАНОВ

Фото Вл. ЛАВРЕНТЬЕВА


← события

Театральный Фестиваль Третий звонок

Мастер-классы Академии барочной музыки. Подать заявку.

Купить билет

Партнёры Музыкального Клондайка



Афиша + билеты

 
 
« Декабрь »
 
  
ПнВтСрЧтПтСбВс
     123 
 45678910 
 11121314151617 
 18192021222324 
 25262728293031

Подписка RSS    Лента RSS


Все афиши


 

Опрос

 

афиша