Новости


Подписаться на новости


16.09.2014

ГОСТЬ НОМЕРА: ТАТЬЯНА ЛАРИНА

Татьяна Ларина

Татьяна Ларина:

«Своей профессией я выбрала то, что влекло меня с детства»

Сезон 2013 – 2014 годов в творческой биографии ведущей солистки Самарского академического театра оперы и балета Татьяны Лариной был особенно удачным. В новых постановках театра она исполнила партии Татьяны в «Евгении Онегине» Чайковского, Тоски в одноименной опере Пуччини и Сильвы в одноименной оперетте Кальмана. В текущем репертуаре певицы также партии Ярославны в «Князе Игоре» Бородина, Чио-чио-сан в «Мадам Баттерфляй» Пуччини, Виолетты и Аиды в «Травиате» и «Аиде» Верди, Милитрисы в «Сказке о царе Салтане» Римского-Корсакова, а также Розалинды в оперетте Иоганна Штрауса «Летучая мышь».

Татьяна Ларина - лауреат пятой премии и обладатель специального приза четвертого Международного конкурса вокалистов имени Бюльбюля (Баку, 2007 год), лауреат Губернского конкурса «Самарская театральная муза» в номинации «Лучшая работы солистки оперы» за партии Виолетты (2012 год) и (2013 год). На II Всероссийском фестивале «Волжские театральные сезоны» 2014 года за партию Аиды признана лучшей исполнительницей женской роли в музыкальном театре.

В канун нового, 64-го театрального сезона Самарской оперы певица рассказывает о своем пути на сцену, о коллегах по сцене и о заповедных мечтах.

- В профессию все приходят по-разному. Как это было у вас?

- Родом я с Западной Сибири. Родилась в Сургуте, а мое детство прошло в небольшом городке Ноябрьске - туда волею судеб забросило моих будущих родителей. Папа был коренным жителем Самарской области - города Чапаевска, мама – из Башкирии. Именно в Ноябрьске началось мое приобщение к музыке: там я окончила музыкальную школу по фортепиано.

- Когда вы осознали свое певческое призвание?

- Наверное, помогло счастливое стечение обстоятельств. Родители всегда говорили, что петь я начала раньше, чем говорить. Конечно, в детстве пела просто по велению души, не осознавая, что такое настоящий профессиональный вокал. Иначе не могло и быть. Мои родители не были связаны с музыкой, в нашем городке не было театра, да и по радио ничего такого слышать не довелось – такие были времена. После школы поступила в Тольяттинское музыкальное училище -  на фортепиано. Преподаватель по специальности Ольга Николаевна Молва, обратившая внимание на мое увлечение пением, на третьем курсе свела меня с коллегой - педагогом-вокалистом Полиной Михайловной Мартемьяновой. Так что по окончании училища я получила не только диплом по фортепиано, но и вкладыш о стажировке по вокалу.

- Это, очевидно, и решило вашу дальнейшую судьбу.

- Еще до окончания училища, приехав для ознакомления в Саратовскую консерваторию, попросила познакомить меня с опытным педагогом по вокалу. Так судьба свела меня с Милаидой Семеновной Ярешко, в класс которой я и поступила в консерваторию. В это время у меня уже не было желания посвящать себя фортепиано. Трезво оценив свои возможности, поняла, что это не для меня, и выбрала то, что влекло меня с детства.

- Пение – коварная штука, и у многих даже очень известных певцов в консерваторские годы случалось немало проблем.

- Еще на прослушивании педагог усомнилась в моем меццо-сопрано и оказалась права. В дальнейшем она вела меня как крепкое сопрано, и особых проблем в процессе обучения у меня не возникало. Консерваторские годы остались в памяти как самые счастливые, а Саратовская консерватория для меня – самая лучшая, хотя сравнивать мне по существу не с чем.

- Вас никогда не смущало, что вы учитесь не в столичном учебном заведении?

- Дело не в столичном или провинциальном статусе вуза, а в уровне и профессионализме педагогов, в руки которых ты попадаешь. Мне везло еще с музыкальной школы: меня учили музыканты от бога, люди, для которых музыка была подлинным призванием. Настоящий педагог – не тот, кто учит только тому, «как делать». Это человек, помогающий обрести себя в профессии, адаптироваться к среде, в которой будет протекать творческая жизнь, не пасовать перед трудностями. Все консерваторские годы моим единственным педагогом была Милаида Ярешко, а во время учебы в аспирантуре при Саратовской консерватории - народный артист СССР, профессор Леонид Сметанников.

- Почему после консерватории вы приехали именно в Самару?

- Мне просто хотелось быть ближе к своим родным.

- Как вас встретили в местной оперной академии?

- Меня слушала комиссия во главе с тогдашним главным дирижером театра Яремой Скибинским. Предложили спеть под фортепиано две арии, но уже после первой – арии Леоноры из вердиевской «Силы судьбы» все единогласно за меня проголосовали. Так в 2003 году я стала  солисткой Самарского театра. Моей первой партией на его сцене стала Микаэла в опере Бизе «Кармен». Затем спела Татьяну в «Евгении Онегине». Предвосхищая возможный вопрос, скажу: мне приятно быть тезкой известного каждому пушкинского персонажа и оперной героини. Привыкла, что на это все обращают внимание. Наверное, это судьба, и родители не случайно дали мне именно это имя.   

- Насколько удачно складывалась ваша карьера?

- У меня случилось несколько жизненных «зигзагов». После первого года работы пришлось на время оставить сцену, так как я ждала ребенка. Мое возвращение совпало с началом реконструкции театра. На сцене Клуба Дзержинского, где временно работал театр, спела Сильву в новой постановке кальмановской «Королевы чардаша». Затем я еще раз побывала в декретном отпуске, из которого вышла, когда театр вернулся на свой стационар.

- Были ли у вас профессиональные трудности, чего вам не доставало после консерватории?

- Не доставало прежде всего опыта. А ведь именно с опытом набирается мастерство. Замечательно, что в театре у меня сразу появились прекрасные наставники, помогавшие совершенствоваться, творчески развиваться. Безумно благодарна прекрасному певцу-актеру народному артисту России Анатолию Пономаренко, который как режиссер много дал мне в актерском постижении моих первых сценических персонажей – Микаэлы и Татьяны.  До этого так со мной не работал никто. Еще один опытнейший мастер народный артист России Александр Сибирцев занимался со мной как педагог-вокалист, помогая сохранять полноту и глубину звучания голоса, который не должен превращаться в легкое лирическое сопрано.

-  Как вам работается с маэстро Анисимовым?

- Александр Анисимов – прежде всего выдающийся музыкант-интерпретатор, который знает, чего он хочет, как должно быть, как нужно. У него абсолютно точное музыкальное видение произведений, и буквально двух-трех слов бывает достаточно, чтобы осознать его замысел и найти соответствующий этому замыслу единственно верный характер звучания голоса.

- За эти годы артистам самарской труппы посчастливилось поработать не только с отечественными, но и  зарубежными режиссерами.

- Для меня лично кумиром является Юрий Александров. С мастером оперной режиссуры такого уровня мне не приходилось встречаться. Очень важно, что Александров не только замечательный режиссер, но и музыкант, понимающий все тонкости и специфические особенности, присущие именно оперному действу. «Опера – искусство статическое. Спели, потом пошли», - говорит он на репетиции. Но как филигранно он прорабатывает с певцами все мизансцены, как оправдано и логично все, что он им предлагает. Мне как певице работать с Александровым очень удобно. Что касается зарубежных режиссеров, то они не показались очень интересными и, на мой взгляд, ничего такого нам, актерам, не дали.

- Есть ли у вас идеал оперной певицы?

- Это безусловно Мария Каллас. Очень нравятся Рене Флеминг, Генка Димитрова. Но в процессе собственного развития и совершенствования постоянно находишь для себя что-то новое даже в том, что, казалось, тебе давно знакомо и хорошо известно. Так что кумиров себе не сотворяю.

- Какие партии вам хотелось бы спеть?

- Прежде всего Леонору в вердиевском «Трубадуре» и Лизу в «Пиковой даме» Чайковского, а еще – партии в операх Вагнера, Гершвина, Прокофьева, Шостаковича. Когда появляется возможность, с удовольствием пою камерные произведения.

- Мне запомнилось ваше, Татьяна, удачное выступление на проходившем в 2007 году в Баку четвертом Международном конкурсе имени Бюльбюля. Принимали ли вы участие в других конкурсах?

- Бакинский конкурс был моим последним. В консерваторские годы ездила на Всероссийский конкурс романсов во Владимир и на Международный конкурс камерного пения «Янтарный соловей» в Калининград, но существенных результатов на них добиться не удалось. В жюри говорили, что, мол, еще очень молодая.

- Есть ли у вас мечта?

- Хотелось бы выступить на сценах других театров, да и вообще поездить по разным странам, посмотреть на мир. К счастью, теперь это вполне реально.

Валерий ИВАНОВ,

лауреат Губернской премии

в области культуры и искусства

и премии Фонда Ирины Архиповой

                  Фото Елизаветы СУХОВОЙ

 

 

16.09.2014



← интервью

Выбери фестиваль на art-center.ru

 

Нажимая "Подписаться", я соглашаюсь с Политикой конфиденциальности

Рассылка новостей