Новости


Подписаться на новости


09.09.2018

Неслучайные случайности Оксаны Терещенко

Мы продолжаем рассказывать о лауреатах премии «Синергия социального служения», которую наше издание учредило в год своего пятнадцатилетия.

Оксана Терещенко – художественный руководитель детской хореографической студии «АкТер», балерина и педагог, человек, который делает добро удивительно естественно и органично, уверяя, что все как-то само собой случается. Дети в ее студии просто получают, как это принято говорить, хорошее дополнительное образование, но существуют в атмосфере настоящей высокой духовности. Думается, именно ощущение этой атмосферы будет самым ценным, что они сохранят в своей взрослой жизни вместе с любовью к искусству и  умением трудиться.

- Многие артисты балета посвящают себя педагогике, когда их сценическая карьера уже подходит к концу. Но далеко не все создают свои собственные студии, стремясь сделать из них настоящий детский театр балета. Расскажите, как вы пришли к мысли об этом, как появился «АкТер»?

- Как раз никакой мысли это создавать у меня не было. Все само собой сложилось. Я пришла в педагогику совершенно случайно – пришлось заменить в качестве педагога свою подругу. Я ничего не знала, не понимала толком, как общаться с детьми и с какой стороны к ним подойти. И случилось так, что меня просто «затянуло», я не смогла уже с этими детками расстаться. Когда уже встал вопрос, продолжать ли мне танцевать в моем родном коллективе – Театре классического балета Наталии Касаткиной и Владимира Василёва, ездить на гастроли и так далее, я подумала, что вот с этим-то как раз все равно рано или поздно придется расстаться. Ведь у артиста балета в работе существуют жесткие возрастные ограничения. И я решила остаться с детьми. Просто рядовым педагогом в студии. Я сначала совершенно не думала что-то такое создавать. Но очень хотелось развития и хотелось, чтобы детям было по-настоящему интересно. И вот тут-то и стали появляться всякие мысли и идеи. Я очень благодарна Наталии Дмитриевне Касаткиной, художественному руководителю Театра классического балета, что она сразу так положительно отреагировала на мое предложение ввести в спектакль театра «Щелкунчик» детей. И у нас началось совместное творчество с моим родным театром. Сейчас, кроме «Щелкунчика», дети участвуют еще в балетах «Коппелия», «Гадкий Утенок», «Маугли», и мы активно участвуем в репетициях нового спектакля, который ставит Наталия Дмитриевна Касаткина, премьера будет в следующем году.

Потом я поняла, что очень хочу ставить для своих детей наши собственные настоящие спектакли. И вот уже у нас поставлено шесть спектаклей, и сейчас идет работа над седьмым. Начиналась наша студия с семи человек, и я даже подумать не могла, что все так разрастется и сложится такая большая команда единомышленников.

- Сколько человек сейчас занимается в студии «АкТер»?

- Примерно сто пятьдесят. У нас восемь педагогов, все профессионалы высокого уровня, все имеют высшее педагогическое хореографическое образование, закончили ГИТИС или Московскую академию хореографии.

Какие цели и задачи вы перед собой ставите? Вырастить профессионалов?

Профессионально я, конечно же, обращаю внимание. Мне кажется, что если ты сам вырос с хорошими педагогами, то должен продолжать то, чему тебя научили, иначе прервутся связь и преемственность. Поэтому я приблизила нашу программу к программе Академии хореографии, конечно, адаптировав ее. У нас и часов для занятий меньше, и дети разные по данным и способностям. Мы принципиально берем всех желающих, я не осуществляю отбора по профессиональным данным. Хочешь танцевать – пожалуйста! Разумеется, кто-то, начав в раннем возрасте заниматься у нас, потому переходит уже на профессиональный уровень, поступает в профессиональные школы, и Московскую Академию хореографии в том числе. Я очень этому рада. Но все же моя задача другая. Моя задача – научить их любить искусство и трудиться. Кем бы эти дети ни стали в будущем, надеюсь, они будут понимать и слышать музыку, ответственно относиться ко всему, что они делают.

- Поставить с детьми настоящий спектакль, да еще сделать так, чтобы все участвовали, - дело ведь совсем не простое…надо ведь не только поставить хореографию, разучить с детьми движения, отрепетировать. Надо еще откуда-то взять костюмы, сценическое и музыкальное оформление… это большие дополнительные хлопоты и траты..

- Мы ставим спектакли не потому, что имеем некий утвержденный план – поставить столько-то спектаклей. Нам обязательно надо двигаться. Когда готовим спектакль, у всего коллектива есть цель, есть движение. Если мы это движение «застопорим», мы все перестанем гореть. А мне хочется, чтобы мы горели, чтобы жить было интересно.  И получается так, что раз в год мы обязательно выпускаем новую премьеру.

- И кто занимается всем сложным комплексом вопросов, который предполагает создание спектакля? В театрах есть художественно-постановочная часть, а у вас?

- Наверное, нескромно так говорить, но это я пытаюсь в одном лице объять необъятное (улыбается). Но на самом деле у нас костюмами занимается потрясающая Ирина Косова, она воплощает в жизнь все мои идеи и делает это просто блистательно. Музыкальным оформлением я занимаюсь сама. Конечно, создание спектакля означает уйму дополнительных хлопот. Но спектакль – это очень интересная форма. Балет – очень строгий вид искусства, мы разговариваем только языком жеста и пластикой тела. Достичь выразительности тут непросто, чтобы и взрослый зритель понял, что хочет выразить ребенок своим танцем. Но повторю – это очень интересно и детям, и нам, педагогам.

- А тематика спектаклей у вас какая?

- Самая разнообразная. Есть спектакли абсолютно классические – «Спящая красавица», тот же «Щелкунчик». Я использую классическую хореографию, что-то адаптируя, что-то изменяя. Но если есть танец Снежинок, Вальс Цветов в «Щелкунчике», как он был поставлен выдающимся балетмейстером Василием Вайноненом, то эти номера будут идти в том же виде. Пусть это и не будет исполнено так безупречно, как это делают профессиональные артисты балета. В сольных номерах, вариациях мои девочки (старшие, конечно) тоже стараются танцевать то, что поставлено великими балетмейстерами – хотя здесь адаптация, конечно, присутствует.

- Что будет следующей премьерой?

- Мы решили попробовать поставить спектакль синтетический – у нас будет участвовать хор, чтец. А литературная основа – сказы Бажова. Получается интересно. Мы уже пробовали включать в наши спектакли, например, детей, которые играли на музыкальных инструментах, и получилось очень хорошо. Это был у нас такой балет без конкретного сюжета, на музыку великих композиторов, просто о том, как музыка влияет на жизнь человека.

- Расскажите об опыте инклюзива, который так успешно реализуется в студии «АкТер». Как вы вообще пришли к такой идее – привлечь к занятиям балетом детей с нарушениями как раз опорно-двигательного аппарата? Кажется, что именно эти нарушения совсем несопоставимы с балетом. Существуют, конечно, танцы на колясках, но у вас дети-«колясочники» органично включены именно  в спектакли. Впечатление очень сильное.

- Это Провидение Божие. Я никогда не думала заниматься с такими детками. Я знаю, какие требования предъявляет наше искусство тем, кто хочет им заниматься, даже на уровне любителей. Я просто понимала, что нужно заниматься добрыми делами, стараться нести  людям радость. Мы много раз давали спектакли и концерты в Дмитровском детском доме-интернате для детей с физическими недостатками – он прямо таки и называется. И вот одна девочка из этого дома, Наташа Нефедова, поделилась своей мечтой о балете. И я поняла, что просто не имею права ей не помочь. Сначала я подарила ей балетный костюм – настоящую пачку. Стала думать – что бы такое поставить, чтобы Наташа могла участвовать. И мы с моими девчонками «замахнулись» на музыку Равеля – знаменитое «Болеро». Нам некоторые говорили: «Вы что, решили «переплюнуть» Майю Плисецкую?» (улыбается). Конечно, нет. Но воплотить эту музыку с детьми вполне возможно. Мы назвали номер «Мы вместе». Наташа начинает какие-то движения руками, мои девчонки подхватывают, и все это происходит в едином органичном порыве, в едином танцевальном рисунке. Все получилось, и костюмы у них одинаковые, очень красивые. С этого все началось, и переросло в абсолютную необходимость и для этих детей и для всех нас. И мы стали серьезно заниматься. Занятия проходят в Дмитровском доме-интернате два раза в неделю, регулярно приезжает наш педагог. Я приезжаю, ставлю, репетирую. Потом дети приезжают в Москву, участвуют в спектаклях. У них стало другое настроение, ушло чувство, что они чего-то не могут. Я с ними строга, требую, не даю никаких поблажек. У нас две группы, одна – маленькие, 7-8 лет, они еще не всегда выезжают для участия в спектаклях, другие – старше. Среди них есть те, кто уже выпустился из детского дома и «переехал» во взрослый дом инвалидов… но мы продолжаем заниматься. И сейчас думаем распространить вот эту нашу практику и на дом инвалидлв тоже. Попробовать организовать для взрослых людей концертную деятельность, в разных жанрах. Не факт, что они будут выходить в спектаклях, но кто знает, может, кто-то из них так прочитает стихи, как не всякий народный артист это сделает. Я не строю специально никаких планов, все словно само собой получается.

                                                           Беседовала Надежда КУЗЯКОВА

                                                           Фото из архива студии «АкТер»

09.09.2018



← интервью

Дети в мире старинной музыки

Выбери фестиваль на art-center.ru

 

Афиша + билеты

 
 
« Ноябрь »
 
  
ПнВтСрЧтПтСбВс
    1234 
 567891011 
 12131415161718 
 19202122232425 
 2627282930   

Подписка RSS    Лента RSS


Все афиши



Партнёры Музыкального Клондайка




афиша