Новости


Подписаться на новости


05.04.2019

ХАВЬЕР КАМАРЕНА –
ЗНАЕТ, ЧТО БУДЕТ ДЕЛАТЬ В БЛИЖАЙШИЕ ПЯТЬ ЛЕТ,
НЕ ЗАНИМАЕТСЯ РЕЙТИНГАМИ
И СОБИРАЕТСЯ ОСВАИВАТЬ «НОВУЮ ТЕРРИТОРИЮ»

Выдающийся российский композитор Александр Журбин хорошо известен и как человек, блестяще владеющий словом, автор целого ряда интереснейших книг и множества статей, ведущий радио и телепрограмм. Александр Борисович предоставил нашему изданию эксклюзивный материал – интервью с замечательным тенором Хавьером Камареной. Ценители и знатоки отдают Хавьеру Камарене негласную пальму первенства среди теноров бельканто.

Граф Альмавива. «Севильский цирюльник», Метрополитен Опера, Нью-Йорк. 

Фото: Marty Sohl.

Хавьер Камарена, великолепный тенор бельканто, любезно дал мне интервью в одном из помещений Метрополитен Оперы буквально между спектаклями.

Идя по длинным коридорам МЕТ, я убедился, что Хавьер – всеобщий любимец. Буквально все – гардеробщики, уборщицы, хористы, солисты -  приветствовали его на его родном испанском языке. ( А в Нью-Йорке испанский – это второй язык, и все хоть немного на нем говорят). Хавьер очень благожелательно на это отвечал, многих помнил по именам. Вообще я убедился, что он очень приятный и доброжелательный человек. Хотя при этом - один из самых известных певцов в мире, тенор бельканто. Он единственный, кому официально разрешено петь арии на «бис» в спектаклях Метрополитен оперы.

Кстати, мой сын, американский композитор Лев Журбин, делает время от времени аранжировки для Хавьера Камарены.

- Дорогой Хавьер, спасибо что нашли время для интервью. Мы знаем, как вы заняты. Все оперные певцы вашего калибра имеют расписание на годы вперед. Скажите, на сколько лет вперёд вы сейчас имеете спланированное расписание? 

- Сейчас у нас 2019, февраль.(интервью было записано в феврале – прим.ред). У меня все запланировано до конца 2024 года.

То есть, на 5 лет?

- Да. Хотя есть и более далекие планы, но о них преждевременно говорить.

- И вы знаете, что вы будете делать каждый день ближайшие 5 лет?

- Ну, не каждый день. Но каждый месяц - да.

- Кого вы знаете из русских певцов? Особенно теноров? Козловский, Лемешев? Атлантов, Соловьяненко?

- Нет. Из старых времен не знаю никого. Эти имена мне не знакомы. К сожалению Запад очень плохо знает русских певцов. Особенно моей школы, школы итальянского бельканто. Я думаю, что их и не было в старые времена, особенно имен с мировой известностью

- Ну а из новых? Говорят ли вам что-то имена Корчак, Антоненко? Максим Миронов? 

- Да, Максим Миронов – его я хорошо знаю. Он тоже певец школы бельканто, и поет примерно тот же репертуар, что и я. Дмитрий Корчак – очень хороший певец, я часто встречаю его имя. Антоненко - слышал, но никогда не видел.

Эдгар. «Лючия ди Ламмермур», Королевский театр, Мадрид. Лючия - Лизетт Оропеса. 

Foto:Javier del Real.

- Назовите лучших теноров на сегодня, на ваш взгляд.

- Ну, это очень трудно сказать. На этот счет у каждого свое мнение. И я могу только высказать мое собственное мнение.

- Конечно. Именно это меня интересует. Например, мое собственное мнение, что вы один из трех великих теноров на сегодня.

- Спасибо. Ну, что ж - мне нравится Петр Бечала. Я очень люблю Лоуренса Браунли.

- Подсказываю: Кауфман? Хуан Диего Флорес? Роберто Аланья?

-(Смотрит на меня немного удивленно). Вам они нравятся?

- Ну да. И всем они нравятся. У них высокий рейтинг во всем мире.

- Ну и ладно. Меня они не особенно интересуют. И рейтингами я не занимаюсь.

- Надо ли вам ежедневно заниматься, или вы репетируете только перед спектаклем?

- Нет, когда я в процессе исполнения оперы в каком-нибудь театре, когда я участвую в спектакле по 2-3 раза в неделю, то я практически не занимаюсь. Только, конечно, распеваюсь перед спектаклем. А бывают периоды, когда я учу новую партию - тогда занимаюсь по много часов каждый день.

Эльвино. «Сомнамбула», Метрополитен Опера, Нью-Йорк. Амина - Дайана Дамрау.

Foto: Marty Sohl.

- А много партий вы делаете в год?

- Как когда. Это зависит от контрактов, приглашений и т.д. В прошлом году, например, я не сделал ни одной новой партии, потому что был очень занят, и совершенно не было времени. Но зато в этом году я планирую выучить целых две новых, причем очень трудных партии. Но что именно – пока не скажу.. Вообще я уже сделал практически все, что я хотел в репертуаре «бельканто», и осталось совсем немного ролей, которые я хотел бы спеть. Сейчас я собираюсь осваивать новую для меня территорию  - французское бельканто. Это отдельный мир, совсем другой, отличный от итальянского.

- С кем из дирижеров вам удобнее всего?

- О, это чертовски сложный вопрос. Я пел со многими великими дирижерами, с фантастическими музыкантами. И назвать кого-то одного было бы несправедливо. А назвать всех – глупо.

- Я думаю, если вы назовете Пласидо Доминго, никто не будет обижен. Я знаю, вы недавно пели с ним как с дирижером. Кажется, это было в Лос-Анжелесе.

- О да, вы правы. Он великолепный музыкант, и, кстати, очень хорош как дирижер. С ним очень удобно петь, он прекрасно чувствует природу вокала.

- С кем из певиц вам лучше всех? Вчера на спектакле «Дочь полка» мне кажется вам было очень комфортно с замечательной Претти Йенде…

- О, да, действительно, мы с ней очень легко находим общий язык. И я могу смело сказать, что мы с ней настоящие друзья, не только по сцене, но и по жизни. Для меня большая честь называть ее другом…

А знаете, как трудно заводить друзей, будучи оперным певцом. Ведь ты все время в дороге, только закончил в одном городе, и немедленно летишь в другой. И те, с кем ты успел установить теплые отношения, с кем подружился – ты с ними прощаешься, и он (или она) уезжает совсем в другой город, совсем к другой опере. И ты никогда не знаешь когда вы еще увидитесь. Может, через год, может, через десять лет, а, может, и никогда. Оперная судьба коварна и непредсказуема, и никто не знает, или ты потеряешь голос, или сломаешь руку или ногу… и все, забудь про сцену. Все бывает в нашей странной профессии.

Другие женщины в моей жизни – это Дайан Дамрау. И, конечно, Чечилия Бартоли.

Надир. «Искатели жемчуга», Метрополитен Опера, Нью-Йорк. Лейла - Претти Йенде.

Фото: Marty Sohl.

- Бываете ли вы в родной Мексике?

- К сожалению, сейчас только раз в году. Раньше мне удавалось это делать гораздо чаще. Но раз в году - обязательно. Ведь там у меня большая семья, куча родственников и друзей. И я обязательно всех навещаю, когда приезжаю. И, конечно, мне очень приятно, что на родине все меня знают, и я там своего рода национальный герой.

- На скольких языках вы говорите? И на скольких поете?

- Мои языки – это английский, итальянский, конечно, мой родной испанский.  И еще я довольно хорошо говорю по-немецки – все-таки я живу в Цюрихе. По-французски я все понимаю, но говорю довольно плохо. Но сейчас собираюсь освоить французский получше. Ну, а петь мне приходилось на многих языках. Вот, недавно пел по-японски. Хотя по-японски не знаю ни слова.

- Последний вопрос: когда вы собираетесь в Россию? Я уверен, в России вас ждет восторженный прием.

- Я знаю. И уже много раз мои агенты вели переговоры с российскими коллегами. Однако, все время что-то срывалось. И очень жаль, мне самому очень хочется в Россию. Я никогда там не был, и все мне говорят, какая это замечательная страна, и какая там прекрасная публика

Хавьер, я сделаю все возможное, чтобы вы побывали в России в ближайшее время. И спасибо за интервью.

- Вам спасибо. Привет России!

 

Благодарим Александра Борисовича Журбина за возможность опубликовать эту беседу в нашем издании.

Официальные пресс-фото Хавьера Камарены

05.04.2019



← интервью

Выбери фестиваль на art-center.ru

 

Афиша + билеты

Афиша + билеты

 
 
« Июнь »
 
  
ПнВтСрЧтПтСбВс
      12 
 3456789 
 10111213141516 
 17181920212223 
 24252627282930

Подписка RSS    Лента RSS


Все афиши






афиша

 

 
Рассылка новостей