Новости


Подписаться на новости


23.04.2019

Sound Out.
Музыка, рассказывающая о себе

Концерты просветительского проекта Sound Out – неизменно яркая страница в музыкальной жизни Москвы. Вот и новый концерт, который пройдёт 25 апреля в Доме на Патриарших, полон приятных неожиданностей и сюрпризов. Не раскрывая их заранее, познакомимся с одним из участников проекта, концертмейстером группы виолончелей БСО Фёдором Землерубом – который дал интервью журналисту Дмитрию Бочарову.

- Фёдор, к своим тридцати годам, Вы уже – концертмейстер группы виолончелей в одном из лучших оркестров России и концертирующий музыкант. Скажите, как получилось, что Вы пришли в музыку?

- На самом деле всё довольно просто. Даже прозаично. Родился я в семье, непосредственно имеющей отношение к музыке и искусству. Мама у меня пианистка, а отец – художник. Так что, с моей творческой карьерой всё было предрешено – мама абсолютно решительно была настроена отдать меня в музыкальную школу. Так оно и случилось, когда мне исполнилось лет шесть.

- Но почему виолончель?

- Не могу сказать, что инструмент для меня выбрали специально. Именно виолончелистом не было цели становиться. Решение, скорее, принимали педагоги, чем мои родители или я. Учителя посмотрели на руки, которые у меня довольно крупные, предложили виолончель. И маме нравился инструмент.

- Судьба?

Если можно так назвать… да, судьба.

- А то, что Вы пришли в специализированную школу?

- Тоже судьба. Я начинал учиться в школе искусств имени Римского-Корсакова. И, можно сказать, если отбросить скромность, делал успехи. Меня заметила педагог Инна Михайловна Никонова, которая, помимо школы искусств, преподавала в школе Шостаковича в Вешняках. И она настояла, чтобы я перешёл к ней в класс, в другую школу.  Я проучился там два года. А в середине второго класса состоялось интересное событие. В Берлине проходили дни Шостаковича. Детей-музыкантов из Германии присылали играть в Москву – а наших, по обмену, - в Берлин. Меня отправили от школы – с мамой, преподавательницей и концертмейстером. Такая была интересная поездка. Мне было семь лет. В числе прочих мероприятий, там проходили мастер-классы. Один из них проводила Мария Янушевская, аспирантка Ростроповича. Она высоко оценила мои способности, и убеждала маму отдать меня в специализированную школу. Предложив проконсультироваться у Валентина Берлинского. Так что… можно сказать, это – стечение обстоятельств.

- Педагогу из школы жалко было с Вами расставаться?

- Всё решала мама. Но, спустя годы, я обыгрывал в своей прежней школе какую-то программу перед конкурсом, и мы встретились с Инной Михайловной очень тепло. Она была рада и тронута.

- Мы перешли к спецшколе.

- Да. Валентин Берлинский сказал, что у меня большие данные. Шёл девяносто восьмой год. Я сдал экзамены и попал в новый мир.  Это была большая перемена в моей жизни.

Я погрузился в атмосферу спецшколы, мне очень понравилось туда ходить. Десятилетка – это высочайший уровень. Все одноклассники моментально стали моими друзьями. И когда мама пыталась оставить меня дома, чтобы побольше позаниматься, посидеть за инструментом, я сопротивлялся: «Нет! Я хочу в школу! Там мои друзья!» Любой повод не идти в школу воспринимался мной отрицательно.

- Но ведь воспитанники из спецшкол во многом лишены детства…

- Конечно, хотелось и в футбол побегать, с одноклассниками погулять по улицам. Школа в самом центре – очень всё интересно. Особенно, если хорошая погода. А нужно заниматься и делать уроки. Приходилось какие-то компромиссы искать. В общем, все прелести детства, юношества подвергались усечению. Хотя я с детства неплохо рисовал, увлекался резьбой по дереву.

- Интересно видеть разностороннего человека.

- Всегда любил прикладные искусства. Очень любил складывать оригами. Это хорошо фантазию развивает. Ещё ювелирным искусством одно время увлёкся. Не слишком серьёзно, но… мама до сих пор носит сделанные мной серёжки. Сейчас у меня дома есть небольшой уголок, в котором стоит настольный токарный станок: для меня работа на станке – отличный способ отдохнуть, делаю разные штучки. Увлёкся металлообработкой, фрезерованием. Нестандартные для музыканта интересы. Но вот такие.

- Вы много и успешно участвовали в музыкальных конкурсах. Это действительно необходимость, не имеющая альтернативы?

— Это и польза, и вред. С одной стороны – определённая усиленная подготовка, сценическая тренировка серьёзная. Но, с другой стороны, легко можно загубить хорошие качества, если муштровать, пытаясь вытащить всеми способами результат. Но, если говорить обо мне, то, наверное, конкурсы всё-таки принесли больше пользы, чем вреда.

- А работа с фондами поддержки талантов, на ваш взгляд, насколько необходима молодым музыкантам? Или талант, если он действительно талант – сам сможет заявить о себе?

- Сам я в фондах, к сожалению, не участвовал. Не довелось. Но друзья – участвовали. Так что, я в курсе ситуации. Фонды, это, в первую очередь, стимуляция. На конкурсах, например, есть жесткая нацеленность на результат, который неизвестно – будет ли ещё? Не дай Бог, ошибёшься. Ты трудился, трудился, готовился, тратил столько сил, нервов, но - нелепая случайность – и ты оказываешься за бортом. Это удар по самооценке. А фонд даёт возможности, при том, что условия для музыканта более мягкие. Тебе результат уже предлагают, тебя хотят слушать. Тебя отмечают, как какого-то особенного музыканта. И это снимает зажимы.

- То есть, по Вашему мнению, фонд – более перспективен, чем конкурс?

- Думаю, да. Особенно, когда конкурсы не приносят ощутимого результата…

- Результата какого?

- Звание лауреата, безусловно, приятно. Но если победа не обеспечивает последующих концертов – какой в ней смысл? У нас, в своё время, из-за этого трио распалось. Побеждали в серьёзных конкурсах, а выступлений не было. Работа музыканта обязательно должна иметь выход к зрителю.

- И, тем не менее, Вы, по-прежнему, участвуете в камерных программах. Что они для Вас?

- Камерное музицирование – это некая граница между сольным и оркестровым исполнительством. С одной стороны, ты в коллективе. Но, с другой стороны, штрихи, звук, манера игры – всё сольное. С полной выкладкой. Не отдохнёшь, не спрячешься за группой.

- Никогда не хотелось поиграть в камерном оркестре? Там этой границы гораздо меньше.

- Меньше. Согласен. Но, вообще-то, не имеет особого значения, в каком оркестре играть. Я себе поставил установку – играть всегда настолько хорошо, эмоционально и качественно, как если бы играл один. Не забывая, при этом, что нужно играть со всеми вместе. Если относиться к оркестровому ремеслу честно и по-музыкантски – это, в чём-то, сложнее, чем играть соло.

- Большинство участников проекта Sound Out – участники БСО. Как получилось, что Вы вошли в проект?

- С момента прихода Антона Мойсеенко, одного из создателей проекта Sound Out , в оркестр, у нас сложились тёплые приятельские отношения. Однажды так случилось, что нас обоих пригласили поиграть камерную музыку. Выяснилось, что, помимо важных человеческих моментов, есть и многочисленные музыкантские совпадения. Играть вместе нам, однозначно, понравилось. Антон, который вместе со своей супругой Еленой давно вынашивал идею проекта, позвал меня (вместе с двумя скрипачами и альтисткой из нашего оркестра, с которыми мы часто играем квартетом). Я с удовольствием согласился. Исполнять прекрасную музыку в компании друзей – что может быть лучше? К тому же, общая работа предполагает одинаковую занятость – проще найти время для репетиций.

- Насколько я знаю, в формате Ваших концертов Вы не только играете, но ещё и рассказываете о музыке, которую исполняете. Я небольшой стих Новеллы Матвеевой прочту…

Вы объяснили музыку словами.

Но, видно, ей не надобны слова -

Не то она, соперничая с вами,

Словами изъяснялась бы сама.

И никогда (для точности в науке)

Не тратила бы времени на звуки.

- Понял, что Вы хотите спросить. Нет. Мы не объясняем музыку, не раскладываем её по полочкам – не учим, как чувствовать и воспринимать. Но стараемся воссоздать картину жизни и мира вокруг конкретного композитора – что он из себя представлял, что он был за человек, какие чувства, впечатления испытывал, когда писал то или иное произведение. Наша задача – создать некий фон, чтобы максимально погрузить слушателя в атмосферу творчества. Поскольку у нас, как правило, тематические концерты – по странам или же программы концертов объединены теми или иными художественными направлениями.

- Антон и Елена – руководители проекта. Всё решают они? Или компания друзей принимает решения в процессе жарких споров?

- Генераторы идей - Антон и Елена Мойсеенко. Они же занимаются организацией концертов. Остальные участники, в основном, играют музыку. Но, безусловно, мы тоже стараемся складывать идеи в общую копилку.

Дмитрий БОЧАРОВ

Фото предоставлены

Пресс-службой проекта Sound Out

23.04.2019



← интервью

Ольга Панюшкина

Выбери фестиваль на art-center.ru

 

Афиша + билеты

Афиша + билеты

 
 
« Сентябрь »
 
  
ПнВтСрЧтПтСбВс
       1 
 2345678 
 9101112131415 
 16171819202122 
 23242526272829 
 30       

Подписка RSS    Лента RSS


Все афиши






афиша

 

 
Рассылка новостей