Новости


Подписаться на новости


29.05.2020

Всеволод Николайчук:
«Оставлять за собой право
играть свою музыку…»

Проект «АНИМАРА», созданный в 2015 году, объединяет музыкантов со всего мира, которые играют на самых молодых инструментах в мире – хэндпанах.

Корреспондент «Музыкального Клондайка» поговорил с мастером-преподавателем школы АНИМАРА Всеволодом Николайчуком об истории инструмента, его уникальном звучании и о свойствах саундхилинга.

- Всеволод, в настоящее время многие не знают о существовании такого инструмента, как хэндпан. Можете рассказать об истории инструмента и его особенностях?

- Если рассматривать распространенные и известные музыкальные инструменты, то хэндпан самый молодой из них. Его изобрели только в 2000 году два швейцарских инженера. Они достаточно долго экспериментировали со стальной перкуссией и наконец, явили миру такой интересный музыкальный инструмент.

Долгое время всего лишь одна компания занималась выпуском и производила хэндпанов, поэтому они были недоступны широкой аудитории из-за ограниченного количества и высокой цены. Музыкантам нужно было два года ждать, пока изготовят их заказ. Лишь десять лет назад начали появляться другие мастера, которые смогли воспроизвести форму и содержание инструмента. Именно с этого момента хэндпан пошел в мир и получил широкое распространение.

На сегодняшний день с точки зрения производства и его доступности все стало хорошо: рынок насытился хэндпаном; открылись мастерские, производящие отличные инструменты. В том числе и в России существует с десяток мастеров, которые изготавливают инструменты не только для наших музыкантов, но и весьма востребованы в мировом масштабе.

- Но до сих пор хэндпан - достаточно дорогое удовольствие. Это из-за ручной работы?

- Да, ключевой фактор в цене зависит от особенностей технологии. Более того, когда мастер делает один инструмент, то может быть испорчено несколько заготовок – это же работа с металлом. А металл ведет себя по-разному.

- Получается, что у каждого хэндпана свое индивидуальное звучание.

- На тонком уровне – да. То есть, это не штамповка, и на выходе мы никогда не получим два одинаковых по звучанию инструмента. Даже, если они сделаны в одной тональности, свои звуковые особенности будут у каждого хэндпана. Но для уха среднестатистического пользователя эта разница будет практически неразличима.

И здесь очень интересная история. Дело в том, что мы в Анимаре занимаемся и производством, и продажей инструментов. Когда человек решает приобрести себе инструмент – он приходит к нам, и мы играем для него на десяти инструментах и методом исключения отбираем тот звук, который человеку нравится. 

- Как началось ваше знакомство с хэндпаном?

- В свое время я был барабанщиком-любителем, окончил музыкальную школу по классу «ударные инструменты» и достаточно много играл, в основном джаз. Но это было очень давно. О хэндпане я узнал года четыре назад. Наверное, я прошел достаточно стандартный путь – увидел в интернете видео, где ребята играли на странных «штуках». Меня привлек как сам звук, так и техника его извлечения. Нашел в Москве школу, начал учиться, а сейчас сам преподаю.

- На ваш взгляд, что привлекает людей к его освоению?

- Люди приходят играть на хэндпане, не потому, что где-то его увидели и им понравилось, а потому, что есть внутренний запрос на самовыражение в творчестве. Высказаться с помощью музыки, звука, творчества. И в этом смысле хэндпан такой же инструмент для выражения себя, как живопись, как любой другой музыкальный инструмент, танец и  другие активности, связанные с творческим началом. При этом особенность хэндпана состоит в том, что для каждого человека нет большого порога при входе. Все-таки, на нём достаточно просто научиться играть, но играть с какой точки зрения? Играть не как профессиональный музыкант, а играть для себя, для своих родных, для своих друзей. И прежде всего, ещё раз повторюсь, это игра для себя.

Кстати, поэтому профессиональные перкуссионисты порой ревниво относятся к хэндпану - неожиданно для профессионального сообщества образовались сотни людей, которые сидят и что-то играют.

- Даже так?

- Да,  дело в том, что поскольку это инструмент самовыражения, здесь нет конкуренции с профессионалами. То есть, каждый сам для себя находит своё удовольствие во взаимодействии с инструментом. И не обязательно называть себя музыкантом, если ты играешь на хэндпане. То есть, ты ни с кем не соревнуешься, играя на хэндпане, ты занимаешься взаимодействием со своим внутренним миром. И поэтому, когда мы обучаем игре, мы как раз и делаем акцент на то, что мы не хотим, чтобы вы играли как профессионалы. В первую очередь, мы хотим, чтобы вы играли для себя.

 

- Как проходит обучение игре на хэндпане, какие у него этапы?

- Поскольку это все-таки музыкальный инструмент, и это все-таки перкуссия, иными словами «барабан с нотами», то, прежде всего мы даем человеку комплекс упражнений на то, чтобы немного «стать» барабанщиком. Прежде всего, это работа с телом, работа с руками и работа со связкой «сознание-руки». Но для того чтобы играть и извлекать звук, нужно прежде всего поставить руки, чтобы они работали. Во-вторых, нужно обязательно прокачать левую руку, поскольку левая рука в обычной жизни у нас, если мы говорим о правшах, предназначена в основном для переноски сумок, открывания дверей.

- Выполняет вспомогательную функцию.

- Да. А когда ты играешь на музыкальном инструменте, то у тебя обе руки должны работать в связке и должны работать равнозначно. И поэтому мы даем упражнения на развитие левой руки и на развитие связки «правая-левая рука». Это не так-то просто, но мозг усваивает все это быстро – прорастают новые нейронные связи и человек в любом возрасте, поделав немного те упражнения, которые мы даем, – начинает осознанно работать руками.

И здесь мы переходим уже к следующему этапу. Мы даем человеку в течение нашей программы некий набор «инструментов», которые позволяют с ходу начать импровизировать на хэндпане. Мы не даем готовых заученных мелодий. Даем технику для развития импровизации. Наша задача  - это дать людям настолько много инструментов в руки, чтобы они могли свободно выражать свои эмоции на инструменте в заданном коридоре мастерства.

- В этом есть какая-то медитативная составляющая…

- Для меня медитативная часть в процессе обучения и в процессе игры – это, скажем так, найденная для каждого индивидуально точка баланса. Представим шкалу, на одном конце которой находится твой внутренний ребенок, ему все интересно, но он ничего не умеет. То есть это просто такая истерика, неконтролируемая эмоция.   А на другом конце шкалы  - твой внутренний взрослый, пытается все контролировать, пытается все делать правильно. Это некий спор: я могу сыграть очень четко, я не ошибусь – спортсмен, ориентированный на  результат. И наша задача – найти точку баланса между двумя этими положениями. Когда ты сможешь высказывать свою внутреннюю эмоцию с помощью своего мастерства, а с другой стороны, не выходить из заданной тобою композиции. Это когда ты берешь в руки краски и начинаешь просто брызгать красками на бумагу. Вот это твой внутренний ребенок: «Классно! Краски! Ура! Красный давай, желтый, размажем это все!» а с другой стороны у тебя там академический художник, который пытается голову человека нарисовать. Он много лет учился рисовать и сидит, пытается нарисовать голову человека. Четко, тени, штрихи. И то, и другое имеет ценность само по себе. Но для того, чтобы научиться играть как академический музыкант – ты  должен был много учиться, а для того чтобы выражать своё внутреннее состояние в неконтролируемый выброс, тебе учиться не надо, но тебе это очень быстро надоест. Поэтому мы учим людей найти точку баланса.

- Как сейчас развивается сообщество музыкантов, играющих на хэндпане в России, и насколько оно выросло за последнее время?

- Есть сообщества профессиональных музыкантов, которые играют разную музыку, например, сложный интеллектуальный джаз или этнику. И люди, которые раньше не играли. Профессиональный музыкант, который играл на перкуссии, вдруг открывает для себя новые возможности с помощью хэндпана – это один вопрос, и таких людей, в том числе, в России, пришедших из профессиональных перкуссионистов в хэндпан, достаточно много. И, соответственно, такие музыканты начинают играть на инструменте профессионально. Потому что, если я перкуссионист с 20-летним стажем, то у меня руки сильно развиты…

- И чувство ритма,  гармонии…

- Да, и вот эта способность выражать свои эмоции через музыку. Но они - профессиональные музыканты. Это одна история. Что меня больше всего радует – растет сообщество людей, которые не являются профессионалами.

- Так называемые «любители».

- Любители, которые может быть, никогда не выйдут на сцену, но нашедшие для себя в этом инструменте способность выражать свой внутренний мир через свою музыку. Пускай это будет простая музыка, что-то неритмичное и не всегда мелодичное. Но если человеку, который играет, нравится, он медитирует, успокаивается, если есть эффект для него лично, то цель достигнута.

Моя цель как преподавателя - показать человеку, что он может выразить себя через свою собственную музыку. Не оглядываясь на профессионального музыканта. Самое главное, что и тот профессиональный музыкант никогда не будет играть так, как играет он.

- У профессиональных музыкантов часто прослеживается соревновательный момент. А занятия хэндпаном больше о самовыражении?

- Да. Мы все равно учимся у профессионалов, покупаем какие-то платные мастер-классы, ездим на интенсивные мероприятия мировых звезд, чтобы научиться у них, но не учиться играть так, как они. Потому что здесь важно оставлять за собой право играть свою музыку.

- Как звучание инструмента сочетается со звучанием других инструментов, к которым мы привыкли. Были и такие коллаборации?

- Это широко распространенная практика. Многие наши музыканты играют в ансамбле с другими инструментами. Мои личные коллаборации: дуэты со скрипкой,  я играю в группе, где сочетаются хэндпан, электронная музыка и варган.

Также, на мой взгляд, хэндпан сочетается с деревянными духовыми инструментами. Флейта, прежде всего. Если человек играет этническую, индийскую музыку, например, то, берешь хэндпан, ситар (прим. редакции: щипковый струнный инструмент, распространенный в классической индийской музыке),  ударные инструменты, и у тебя готовый состав, который делает космическую музыку.

Если ты играешь джаз, то ты берешь хэндпан, бас-гитару, добавляешь сверху обычную гитару. Если ты играешь эмбиент, чилаут, то ты берешь хэндпан, электронного музыканта и у тебя уже шикарный состав... Хэндпан интегрируется практически в любые коллаборации, потому что у него такой звук, что дополняет то, что уже есть.

- Как вы считаете, какое будущее у этого инструмента? Возможно,  мы будем видеть его чаще на концертах, и он не будет такой редкостью.

- Конечно, он будет развиваться, потому что растет количество инструментов, они становятся доступнее. Растет количество информации, людей, которые обучают. Будут приходить любители –  волна интереса к этой музыке только набирает свою силу. Повторю, это история не про музыку, это история про твоё самовыражение. Через простые и понятные вещи. И ещё один аспект, который мы не затронули, но он ложится в канву о развитии. На этот инструмент начинают обращать внимание как на инструмент такого саундхилинга, то есть звуковой терапии.

 - Да, сейчас это как раз популярное течение.

- Я знаю несколько людей, для которых хэндпан просто находка с точки зрения как инструмента работы с особенными людьми, прежде всего с детьми.

Также, с точки зрения понятия «саундхилинга» я вижу эффект и по своим ученикам, и по тем ученикам, которые уже сами преподают. Например, моя ученица, которая сейчас уже достаточно долго преподает, обучает как детей, так и пожилых людей. И через музыку, и через интерес к самовыражению пожилые люди начинают себя лучше чувствовать. Не  могу сказать, что это - лекарство от всех болезней. Но когда играешь и занимаешься увлекательным делом, то одновременно работает твой мозг и тело. У нас есть одна ученица, которая перенесла микроинсульт. И она восстанавливается с помощью инструмента.

Или вернемся к работе с детьми с особенностями в развитии – это тоже интересный, простой, доступный способ создавать какие-то новые инструменты терапии. Включать  хэндпан в работу с такими людьми,  это, мне кажется, важная история. Потому что музыка музыкой, а когда ты  через музыку даешь людям надежду – то здесь плакать от радости хочется, когда ты видишь успешный результат.

- Стимул идти дальше.

- Стимул идти дальше, дарить людям возможность становиться лучше и духом, и телом.

Александра САЙДОВА
фото из личного архива
Всеволода НИКОЛАЙЧУКА

29.05.2020



← интервью

Выбери фестиваль на art-center.ru

 

Нажимая "Подписаться", я соглашаюсь с Политикой конфиденциальности

Афиша + билеты

Афиша + билеты

 
 
« Июль »
 
  
ПнВтСрЧтПтСбВс
   12345 
 6789101112 
 13141516171819 
 20212223242526 
 2728293031   

Подписка RSS    Лента RSS






афиша

 

 
Рассылка новостей