Новости


Подписаться на новости


04.05.2021

Валерий Гергиев о чувстве долга,
детях и работе во время карантина

Московский Пасхальный фестиваль справляет в этом году юбилей. По словам Валерия Гергиева, двадцать лет не просто красивая дата, это серьезная дистанция, которую удалось выдержать, несмотря ни на что. Однако маэстро не склонен подводить итоги. Он полон новых планов.

«Сохранять наследие – наша святая обязанность!»

Валерий Гергиев: В этом году Московский Пасхальный фестиваль охватит огромную территорию. Мы уже побывали в Сибири. Приятно было видеть переполненные залы. В маленьких городах люди истосковались по живым творческим событиям настоящего столичного уровня.

Ко мне обращались губернаторы нескольких регионов с просьбой расширить филиальную сеть Мариинского театра, но я не тороплюсь с ответом. Хочу сначала понять, что можно сделать, не облекаясь в «официальные одежды». Работы много! Иногда не успеваю закончить дела в театре до поздней ночи. Но мне очень хочется помочь таким городам, как Томск, Кемерово, Красноярск.

В марте нынешнего года в Тихвине, на родине Римского-Корсакова мы провели посвященный творчеству композитора фестиваль. И сразу дали три полномасштабных спектакля с первоклассными солистами! Какой резонанс это вызвало, не могу описать! Люди были счастливы. Будем ежегодно показывать в Тихвине наши работы, и даже специально ставить новые спектакли в расчете на сценическое пространство Дворца культуры. Там рукой подать до монастыря, где хранится один из символов России – Тихвинская икона Божией Матери. Пешком дойдете до Дома-музея, где родился и вырос Николай Андреевич Римский-Корсаков, великий композитор, музыка которого, я уверен, должна звучать во всем мире. Мы исполняли за рубежом «Сказание о невидимом граде Китеже», «Снегурочку», «Царскую невесту», «Золотого петушка», «Сказку о царе Салтане»... Мне кажется, нужно сделать еще одно усилие и превратить фестиваль Римского-Корсакова в Тихвине в магнит для всех любителей оперы. Жалею, что не сделал этого раньше!

Такой же фестиваль я хочу организовать в Смоленске. Еще в XIX веке там был установлен великолепный памятник Михаилу Ивановичу Глинке. Я давно обратил внимание на надпись на постаменте: «Глинке – Россия». Больше ни одного слова. Замечательно! Но что скрывается за этими словами? Я не слышал, чтобы у нас проходил посвященный Глинке музыкальный фестиваль мирового уровня.

Примерно двенадцать лет назад мы с симфоническим оркестром Мариинского театра открывали в Великом Новгороде памятник Рахманинову. Бывали там и позже, но не выступали в филармонии. Когда я туда зашел, то ужасно расстроился. Меня поразили невероятных размеров черные колонки, предназначенные явно не для исполнения классики. Раньше там был свой оркестр. Теперь, говорят, и его уже нет. Я уверен, наша святая обязанность – отдать должное памяти Рахманинова! Мы записали все его концерты с выдающимися пианистами современности, с Даниилом Трифоновым, с Денисом Мацуевым. Мне кажется, имеет смысл собрать сегодня десять лучших пианистов мира с тем, чтобы они каждый год выступали в Великом Новгороде. Играли бы для Сергея Васильевича! Нам надо сохранять наше наследие! От этого Мариинский театр не ослабеет. У нас такие ресурсы, что мы можем давать хоть десять оперных спектаклей в день!

Мы побывали на родине Чайковского в Воткинске. Дом, в котором композитор родился и провел первые восемь лет своей жизни, находится в великолепном состоянии. Есть небольшой театр. В Вятке, где мы тоже выступали, мне осторожно дали понять, что раньше Воткинск относился к Вятской губернии. Значит, будем делать фестиваль Чайковского сразу в двух регионах.

Похожая история с родиной Мусоргского. Он родился в Торопецком уезде Псковской губернии, а сейчас это Тверская область. Я очень хочу там побывать, понять, что сохранилось. В октябре, когда музыкальная жизнь везде практически остановилась, мы показывали «Хованщину» в Париже. Еще раньше мы вывозили эту оперу в Нью-Йорк, Лондон, Пекин, Токио... Это был культурный шок, настоящее чудо! Я много раз выступал в Италии, где публика всегда очень восторженно принимает солистов, но после исполнения «Хованщины» в Ла Скала на исполнителей даже не смотрели! Такое мощное воздействие на аудиторию оказывает эта великая музыка. «Хованщину» слышал весь мир, так давайте покажем ее на родине композитора!

Бородин, Танеев, Шостакович... Стравинский, которого нужно исполнять в Ораниенбауме... Нельзя забывать о людях такого фантастического дарования, как Дягилев, Павлова, Нижинский, Уланова. И кстати, я ведь был последним, кто интервьюировал Галину Сергеевну!

«Лучшие люди любой страны это дети!»

Я надеюсь, лет через пять мы сможем принимать в театрах и концертных залах страны миллион человек одновременно. К примеру, объявим такой грандиозный праздник в День театра или в День защиты детей. В свое время именно так я сымпровизировал участие в церемонии закрытия Сочинской олимпиады сводного детского хора. На совещании у Президента я выступил очень коротко: «Мне кажется, лучшие люди любой страны — это дети! Давайте сделаем тысячеголосый детский хор и представим в нем все города России, даже малые. Таким образом, все эти города станут участниками Олимпиады». Совещание моментально было закрыто. Я вспоминаю об это потому, что поп-индустрия распоряжается огромными средствами, в то время как у нас нет фестиваля Глинки или Рахманинова или Мусоргского.

Работа во время карантина

Хотя этот год был очень тяжелым, нам неожиданно представились огромные возможности! В то время, как весь мир в ужасе закрывал свои театры, мы, наоборот, напряженно работали. Трудились не менее упорно, чем в лучшие, самые успешные годы. Иначе наш репертуар лишился бы около двадцати немецких опер Вагнера и Рихарда Штрауса. В каждой из них хор занят несколько часов! Артисты просто-напросто забыли бы свои партии.

Анна Нетребко спела за эти месяцы, если не ошибаюсь, девять ролей. Она в великолепной форме. Мы сделали очень много записей. Онлайн-просмотры спектаклей Мариинского театра побили все рекорды! Но самое главное, мы сняли на видео постановки, в которых заняты наши лучшие солисты. И сделали это вовремя! Я очень жалею, что в свое время мы по-настоящему не записали с Анной Нетребко «Войну и мир» Прокофьева. А какие замечательные исполнители пели в «Евгении Онегине»! Сейчас уже нет в живых Гегама Григоряна, Булата Минжилкиева, Евгении Целовальник, Николая Охотникова. Порой я нахожу в своем архиве неожиданные записи. Надо сделать все, чтобы увековечить память этих выдающихся певцов.

Родион Щедрин на открытии ХХ Московского Пасхального фестиваля

Музыка Пасхального воскресенья

Мне кажется, то, что стало предметом гордости и восхищения для всего человечества, может и должно звучать в Пасхальное воскресенье. Я не считаю, что нужно специально изучать биографию композитора или просматривать каждый лист его симфонии в поисках следов язычества. Нужно ценить человечность и пытаться постичь мистику человеческой души. Это есть в Шестой симфонии Чайковского, в симфониях Шостаковича. Кстати, в его военных симфониях — Седьмой и Восьмой, с моей точки зрения, очень много детского. Это высота, на которую когда-либо поднимался Дух человеческий.

В рамках Московского Пасхального фестиваля мы были в городах, где ни разу не звучали симфонии Антона Брукнера. Это тоже, мне кажется пробел, который надо устранять. Не нужно играть их сразу все девять. Начнем с одной. Это музыка высокого гуманизма, звучащая Вселенная. В ней нет фальши и суеты. Нет того, что губит наш мир сегодня.

Материал подготовлен Татьяной ЦВЕТКОВСКОЙ

фото – Александр ШАПУНОВ
предоставлены пресс-службой
Московского Пасхального Фестиваля

04.05.2021



← интервью

Выбери фестиваль на art-center.ru

 

Нажимая "Подписаться", я соглашаюсь с Политикой конфиденциальности

Рассылка новостей