Новости


Подписаться на новости


21.07.2014

ИНТЕРВЬЮ: ВАЛЕРИЙ ВОРОНА

Валерий Ворона

Валерий Ворона:  

«Российская музыкальная педагогика должна оставаться конкурентоспособной»

Сегодня наш собеседник – ректор ГМПИ им. М.М. Ипполитова-Иванова, президент Фонда «Русское исполнительское искусство», художественный руководитель и главный дирижер Молодежного камерного оркестра, заслуженный деятель искусств РФ, профессор Валерий Ворона.

–  Валерий Иосифович, в Ипполитовке закончился еще один учебный год, а стало быть, со студенческой скамьи в большую жизнь выпускается несколько десятков молодых музыкантов. Они найдут работу?

– У нас почти стопроцентное  трудоустройство – тут мы в лидерах. Наши выпускники пополняют оркестры, преподают в музыкальных учебных заведениях, становятся солистами концертных организаций. В этом году институт окончил выдающийся музыкант современности Максим Венгеров, который освоил у нас дирижерскую профессию. Его выпускной концерт в Доме музыки с симфоническим  оркестром Москвы «Русская филармония» стал настоящим событием концертной жизни. 10 лет назад мы создали на базе института Московский молодежный камерный оркестр.

Валерий Ворона, Максим Венгеров

Должен сказать, что те, кто прошли его школу, сразу попадают на ведущие позиции в лучшие профессиональные коллективы. Сама идея молодежного оркестра оказалась весьма благодатной. Когда молодой музыкант приходит в большой оркестр, он теряется, у него нет ни опыта, ни репертуара. Мы же даем нашим студентам уникальную возможность играть с крупнейшими солистами и дирижерами, такими, как Ю.Башмет, В.Гергиев, В.Третьяков, М.Венгеров, В.Понькин, С.Сондецкис, М.Максакова, Б.Анжерер, Н.Петров, П.Вальери, В.Репин, Д.Шварцберг, В.Афанасьев, Б.Фрумкин, Б.Струлев, А.Гайнуллин и многие другие. Наши молодые музыканты уже прикоснулись к мировой музыкальной элите и теперь могут уверенно себя чувствовать в любом коллективе.

– Московский молодежный камерный оркестр существует на общественных началах?

– Мы 10 лет существуем без какой бы то ни было материальной поддержки, что само по себе уже показательно, потому что создание оркестра – это событие государственного значения и требует больших средств.
Участники оркестра - стипендиаты Фонда «Русское исполнительское искусство», лауреаты международных конкурсов, студенты ведущих музыкальных учебных заведений Москвы. За эти годы мы стали заметной единицей в культурном пространстве Москвы, неоднократно выступали в БЗК, в залах Московской филармонии, в Государственном Кремлевском дворце, в Доме музыки. Мы востребованы в мире, нас приглашают на фестивали во Францию, в Италию, Германию, Японию, Китай, Корею и др.  В Прибалтике были базовым оркестром фестиваля «Юрмала-классик», организованного нашим Фондом.

– А по России оркестр с гастролями ездит?

– Мы разработали специальную программу «Возрождение гастрольной карты России», которая охватила более 200 городов в российской глубинке. Специально выбирали малодоступные места, районные центры Сибири, Кузбасса, центральной России, куда не ездят музыканты. Там люди живут только телевизором, да может быть, дискотекой в местном клубе. Выросло целое поколение, не видевшее живых музыкантов и не знающее, что такое классическая музыка. У них есть, конечно, музыкальная школа, но там учатся всего несколько десятков человек. Мы играли в кинотеатрах, потому что там нет концертных залов.  И были просто ошарашены тем, что у нас аншлаги, а ведь мы играли довольно серьезные программы. Получилось так, что Россия – страна великой культуры, высших достижений в области музыки, – а собственный народ от этих достижений отторжен. И это очень жалко. Когда мы были на гастролях в Южной Корее, мы поняли, что такое приоритет культуры. Четыре телевизионных канала дают в эфир классику. Каждый  мало-мальски талантливый человек там заметен, выступает на телевидении. Молодежь поголовно занимается музыкой, все ходят со скрипочками, у них нет «детей улицы».  Конечно, их молодежь тоже ходит на дискотеки, чтобы общаться, танцевать, сбросить как-то молодую энергию. Но постоянно в этом вариться – это примитив, и там это прекрасно понимают. Там совсем другая среда, совершенно безопасно жить, нет непредсказуемых варварских проявлений потому, что для этого нет никакой почвы. Просто люди ориентированы на что-то настоящее, на высокое. Другие люди там не приживаются. Если бы в России с ее колоссальным потенциалом музыкальной культуре придавалось должное значение, у нас была бы совсем другая страна

Валерий Ворона– Можно ли, по-Вашему, исправить ситуацию с общей музыкальной культурой в стране?

– Слава Богу, сейчас намечается поворот в эту сторону – готовится и, что самое ценное, обсуждается в профессиональным сообществе закон о государственной политике в области культуры. Для нашей новейшей истории это революционный шаг, которого мы все давно ждали. С этого надо было начинать в 91-м.  Сейчас надо опять начинать со школы. Ведь в советское время все получили какую-то основу музыкальной грамотности в школе на уроках пения. Каждый понимал, кто такой Глинка или Чайковский, тем более, что по радио всегда звучала классика. В дореволюционный период у нас тоже была гуманитарная направленность в образовании. Общество не принимало людей, которые не умели петь, играть, танцевать или рисовать. Начинать надо с детей. 

– Ваш Фонд даже разработал специальный детский проект?

– Мы разрабатываем программу, которую назвали «Музыкальный образовательный театр», где пытаемся в новой, увлекательной, театрализованной форме привлечь детей и молодежь к фундаментальной культуре. Создаем специальные проекты в форме музыкальных сказок и театрализованных представлений.  Мы сделали, например, «Детский альбом» Чайковского.  Как известно, Чайковский писал его без всяких претензий на что-то глобальное, просто приехал погостить у своих племянников, а те занимались музыкой, мучились гаммами. В подспорье им он написал пьесы-игрушки, чтобы было интересно устраивать всякие театрализации. Но из-под пера гения ничего случайного не выходит - эти 24 пьесы не только прочно укрепились в школьном репертуаре, но и стали мировыми шлягерами. Мы решили их оркестровать и вывести на большую эстраду. Оркестровку «Детского альбома» делали до нас и для Квартета Бородина, и для «Виртуозов Москвы».  Но мы постарались представить это в том формате, как предполагал Чайковский, – в игровом.  Придумали сюжет - один день ребенка в дворянском доме.  Он просыпается, читает утреннюю молитву, потом приходит мама, потом он играет в куклы, в солдатики. Потом « Болезнь куклы», «Смерть куклы», «Новая Кукла» – пошли на ярмарку за ней. Там звучат народные песни «Мужик на гармошке», «Камаринская». Потом они возвращаются в усадьбу на бал, звучат «Мазурка», «Вальс», «Немецкая песня», «Неаполитанская». Потом вечереет, начинается «Нянина сказка», «Баба-Яга», и все заканчивается в церкви «Хоралом». Текст у нас читает несравненный Вениамин Смехов. Оркестровую версию сделал Александр Запольский, мой друг и однокашник, сейчас профессор Датской академии музыки, очень известный в Европе человек, потрясающий скрипач и композитор, который с детьми работает, как когда-то Столярский. Кстати, партитуру Детского альбома мы издали. Мы показывали этот музыкальный спектакль и в школах, и в концертных залах с огромным успехом.  Воспринималось всеми – и детьми, и дедушками с бабушками, и родителями – просто с умилением потому, что пьесы все известные, коротенькие, не утомительные, а реплики актера оживляют историю.  Мы еще старались сделать так, чтобы зрители становились участниками бала.  

Валерий Ворона

В нашем Фонде разрабатывается еще немало проектов, приобщающих  к фундаментальному музыкальному образованию игровых формах. Ребенок, который  начинает серьезно  заниматься музыкой с 5 лет, однажды взяв в руки инструмент, не расстается с ним ни на один день уже до конца жизни. На детском уровне принудительное обучение, как правило, дает обратный эффект. А вот игровое – приобщает, развивает. Достаточно придумать образные ассоциации при постановке рук маленького музыканта, чтобы ему было интересно смотреть и повторять, как правильно двигать пальцами. Мы уже провели переговоры с мультипликаторами на эту тему. Дисней делал музыкальные мультфильмы, но это были просто визуальные фантазии  на музыку известного  классического произведения. А мы хотим делать музыкальные образовательные мультфильмы-сказки. Это, я считаю, перспективное начинание, но оно тоже требует ресурсов. Людей, умов и рук нам, естественно, не хватает. Не успеваем реализовывать все проекты. А мне еще нужно руководить институтом, хочется играть на скрипке, дирижировать и преподавать.

– А кто у вас генерирует идеи?

–У нас более трех тысяч стипендиатов и обладателей премий Фонда. Да и я, не скрою, много об этом думаю.  Когда мы начали выплачивать стипендии, в ответ получили огромную волну энтузиазма, новых идей и инициатив. Нас достаточно хорошо знают, помимо стипендиатов приходит много людей и со стороны. Идей столько, что хватит на несколько жизней. Многие из них воплотились в жизнь. Достаточно назвать, помимо вышеуказанных,  такие нашумевшие проекты, как «Мост культуры Россия-Япония» с М.Ростроповичем и С.Озавой,  Международная премия в области музыки «Глория»,  экспериментальные молодежные проекты - постановка оперы Пуленка «Человеческий голос», которая была выдвинута по двум номинация на премию «Золотая маска», постановка совместно с ГИТИСом оперы А.Даргомыжского «Каменный гость», осенью мы также готовим с ними совместную постановку оперы Ипполитова-Иванова «Женитьба», проекты «Выдающиеся соотечественники», «Восходящая звезда», Фестиваль российско-итальянской культуры «Очи черные»» и многие другие. Ребята приходят, предлагают, а если у одного что-то получилось, сразу хотят и другие. Собственно, в этом и есть смысл общественных организаций,  их ресурс помогает снять с государства  часть социальной нагрузки. Это, я считаю, правильный путь и главный признак демократического общества. Инерция советского периода, когда все спускалось сверху, бесперспективна, потому что даже к полезным реформам, спущенным сверху, доверия мало. А когда инициатива идет снизу, это уже показатель ее востребованности и, как сейчас говорят, запроса общества. Все ценное, что укрепилось в нашей культуре прошло именно такой путь. Так что, общественные организации – это важный и консолидирующий общество ресурс, который надо поддерживать.

Валерий Ворона ГМПИ им. М.М. Ипполитова-Иванова

– Расскажите, пожалуйста, о международной премии в области музыкальной педагогики имени Ипполитова-Иванова, презентация которой с большим успехом прошла в БЗК.

– Год назад мы затеяли большой международный проект в русле поддержки  музыкальной педагогики. Русская исполнительская школа лидирует более ста лет, это целая эпоха в мировой культуре. Но сейчас мы, к сожалению, теряем наши позиции. Старшее поколение уходит, не оставляя себе смену, молодые педагоги предпочитают работать за рубежом. А ведь школа исполнительства – это то, что передается из уст в уста. Если одно поколение не смогло передать свой опыт следующему, цепь прерывается, и вековые накопления исчезают буквально на глазах. Сейчас кривая идет вниз, наша образовательная система ветшает, не обеспечивается ни передовыми технологиями, ни должного уровня инструментальной базой. Теряется престиж профессии. Иностранцы к нам теперь не особенно хотят ехать учиться, потому что сейчас в мире много школ и мастер-классов с ведущими профессорами, там нормальные условия, курортные зоны и относительно небольшие деньги. Без системной поддержки наша музыкальная педагогика потеряет свою высоту и перестанет быть конкурентоспособной. Россия уже более ста лет кормит весь мир талантами. Я считаю, что здесь должна быть какая-то заповедная зона под эгидой ЮНЕСКО, которая охранялась бы всем миром! Вот мы и создаем общественное движение в защиту музыкальной педагогики. Максим Венгеров принял в этом самое деятельное участие. Уже отозвались и поддержали это начинание многие отечественные и зарубежные музыканты и деятели культуры  - С.Бэлза, А.Чайковский, Д.Мацуев, Е.Мечетина, Ч.Бартоли, Х.Каррерас, Евгений Кисин, Жан Люк Понти и другие.

международная премия в области музыкальной педагогики имени Ипполитова-Иванова

А первыми лауреатами нашей премии стали Ю.Башмет, З.Брон, С.Доренский, И.Масленникова, Г.Турчанинова, Н.Шаховская.   Думаю, что все вместе мы сможем донести до государства и общества осознание необходимости сохранения российской школы музыкального исполнительства, как важнейшей составляющей величия русской культуры,  и как явления общемирового значения. 

 

Алла АЛЕШИНА

21.07.2014



← интервью

Выбери фестиваль на art-center.ru

 

Нажимая "Подписаться", я соглашаюсь с Политикой конфиденциальности

Рассылка новостей