Новости


Подписаться на новости


22.09.2014

АКТУАЛЬНО: МУЗЕЙ – ПРОСТРАНСТВО МУЗЫКАЛЬНОЕ

Музей - пространство музыкальное - Андрей Бусыгин Сергей Худяков

МУЗЕЙ – ПРОСТРАНСТВО МУЗЫКАЛЬНОЕ

«Музыкальный Клондайк» продолжает разговор о задачах государственной культурной политики. Собеседниками заместителя генерального директора-художественного руководителя радио «Орфей» Надежды Кузяковой выступили директор музея-усадьбы «Архангельское» Андрей Евгеньевич Бусыгин и директор Московского государственного объединённого музея-заповедника, который включает в себя Коломенское, Измайлово, Лефортово и Люблино, Сергей Ильич Худяков. Предлагаем вниманию читателей фрагменты беседы, записанной в студии радио «Орфей».

Надежда Кузякова: В числе стратегических задач государственной культурной политики в качестве одной из первых позиций обозначено сохранение наследия русской культуры и культур всех народов России – как универсальной ценности. В свете этого постулата российские музеи, наверное, должны выходить на передний план культурного поля? Вы – основные хранители того, что создавалось веками. Как вам видятся задачи музейного сообщества на современном этапе?

Сергей Худяков: Критерием цивилизованности того или иного общества является именно роль в нём музеев. Сегодня наша общая задача – это развивать материально-техническую базу. Мы не один раз ставили вопрос о музейных фондах, которые должны пополняться и тем самым увеличивать то национальное достояние, о котором мы с вами говорим. Для музеев должны строиться новые здания, фондохранилища – это тоже очень важная проблема. С другой стороны, музейные коллективы должны, безусловно, сегодня развивать то, что на рабочем языке называется «музейная педагогика». И за этим стоят целые пласты работы с детьми, подростками. В музей должны прийти подготовленные молодые специалисты, и нам надо вырастить новое поколение людей, которое с таким же увлечением будет работать в музеях, как работают сегодня или работали до нас тысячи и тысячи музейных работников. Необходимо подготовить и представить посетителям совершенно новые формы работы. Это и новые лекции, и новые музейные занятия, и квесты, и многое-многое другое. Я бы очень хотел, чтобы всё, что декларируется в содержательном документе, которым является проект основ государственной культурной политики, нашими общими усилиями было реализовано. Мы очень часто знаем, что от документа, правительственного или государственного, до его реализации – дистанция огромного размера. Вот пусть эта дистанция будет в этот раз значительно меньше. Пусть вслед за этим документом появятся подзаконные акты, конкретные законы, которые дадут музеям возможность подняться на новую ступень в своём развитии. 

Надежда Кузякова: Стоит задача - сохранять наследие. А что в современном контексте означает «сохранять»? Можно же предположить, что для музейного работника идеальной является ситуация, когда всё лежит в хранилище за семью печатями и семью замками, находится в целости и сохранности. Но, наверное, это не то сохранение, к которому надо стремиться?

Андрей Бусыгин

Андрей Бусыгин: Ну, конечно, не то. В федеральном законе на первом месте среди функций музея стоит хранение. Но эта задача – не главная, а изначальная. Если ты ничего не сохранил, тебе показать нечего. Поэтому хранить, комплектовать фонды, конечно, необходимо, но главное – показывать людям. 

Надежда Кузякова: Популярная (чтобы не сказать «модная») тема сегодня – это информационная среда. И в проекте того документа, о котором мы сегодня говорим, ей уделено очень серьёзное внимание. Среди задач государственной политики обозначена поддержка и развитие благоприятной для становления личности информационной среды. И вот здесь – открытие в сети Интернет доступа к оцифрованным музейным фондам, наверное, является важной составляющей? Виртуальный музей – насколько он полезен, насколько он нужен и что делается в этом направлении в подведомственных вам музеях?

Андрей Бусыгин: Последний Интермузей - Международный союз музеев, который проходил в Манеже в Москве, как раз и был посвящён теме музеев в цифровую эпоху. Но опытные эксперты, знатоки музейного дела, достаточно критичные комментарии оставили по этому поводу. Они говорили: вот идёшь от стенда к стенду и видишь клоны какие-то. Двести клонов – всё одинаково. То есть, это говорит о том, что 3D никогда не заменит подлинник. Это только нечто вспомогательное, что может дать дополнительную информацию о подлиннике. Но изначально – никогда виртуальность не заменит подлинника.

Сергей Худяков: Не могу не согласиться с Андреем Евгеньевичем. Добавлю только, что сегодня без мультимедийных технологий музей, безусловно, существовать не может. Но то, что 3D – технологии должны только дополнять живую музейную жизнь и подлинные экспонаты, вот в этом, мне кажется, сомнений быть не должно.

Андрей Бусыгин: А как Вы думаете, Сергей Ильич, вот, молодой человек или ребёнок, который пришёл, он идёт от виртуальности – мысленно – к подлиннику, или сначала видит подлинник, а потом идёт к этому вспомогательному средству?

Сергей Худяков: Я бы высказал, может быть, несколько парадоксальную точку зрения: мы, как люди взрослые, тем более, как работники музеев, исходим из того, что ребёнок должен, обязан подойти к живому экспонату. А уже потом, поняв, пропитавшись вот этим духом истории, этой положительной аурой экспоната, перейти и получить дополнительную информацию в 3D и в тех средствах, которые мы ему в электронном виде представляем. А если с другой стороны подойти к этой теме? Сегодня ребёнок, подросток, молодой человек – он живёт в компьютерном мире. Правильно это или неправильно, но сегодня без этого молодёжь себя не мыслит. И если люди в первый раз пришли в музей и вдруг увидели то, что им знакомо и хотят начать именно с него, Бог в помощь! Но после виртуального просмотра у нормального человека должна родиться идея сделать ещё три шага вперёд и обязательно увидеть подлинные экспонаты – это нормальный человеческий интерес. И я бы сказал, что когда этот путь на начальном отрезке знакомства с музеем будет пройден, то к человеку придёт ощущение того, что подлинный экспонат важнее, чем виртуальный.

Андрей Бусыгин: Хочу ещё добавить, что, конечно, к сожалению, когда молодёжь двадцать четыре часа живёт в виртуальном мире, люди не понимают, как между собой общаться. Напрямую им тяжело. Точно так же, если мы хотим сохранить вещный мир и отношения человека к этому миру, тогда мы должны научить человека внимательно смотреть на вещи, на историю, которая овеществлена. Если этого не будет, мы так в виртуальный мир и уйдём.

Сергей Худяков: Абсолютно правильно. Отвлекаясь от музейной жизни, можем привести другой пример: было время, когда вдруг начали говорить, да что там книги, да кому сейчас эта бумажная макулатура нужна. Вот, посмотрите – прошло достаточно короткое время, если в контексте истории брать, и сегодня мы заговорили о том, что без живого чтения, без книги человек вообще не может стать высокообразованной личностью. Я думаю, что и здесь точно такая же ситуация. Без живого музея, без экспонатов, представленных в музее, человек только по компьютерным делам осознать величие своего исторического наследия, величия своей родины не сможет.

Надежда Кузякова: Современный музей многофункционален. Как мы уже говорили, это и хранилище, и экспозиция, и мультимедийное пространство. Что особенно приятно нашему радио, радио классической музыки «Орфей», - что это в большинстве музеев ещё и пространство музыкальное. Какие музыкальные проекты у вас реализуются?

Сергей Худяков

Сергей Худяков: Мы не представляем своей жизни без музыкальных и театральных проектов. Через наши территории проходит в год более шести с половиной миллионов человек. И я уверен, что значительная часть из них пришла только потому, что территория живёт интересной творческой жизнью. У нас потрясающие театрально-концертные проекты во дворце царя Алексея Михайловича, в том театрально-концертном зале, который у нас называется «театральная хоромина». У нас интересные проекты на территории. В течение года проходит шесть фестивалей. И пять из них посвящены классической музыке. Потрясающее, трогательное зрелище – это детская программа Пасхального фестиваля, который возглавляет Валерий Гергиев. В церкви Вознесения – Фестиваль духовных песнопений. Если вы знаете этот храм, то представляете, какая там уникальная акустика. Музыкально-театральное направление всё время развивается. 9 августа состоялся новый проект - в потрясающей исторической атмосфере на фоне храма Вознесения театр Геликон-опера показал «Бориса Годунова» Мусоргского в постановке Дмитрия Бертмана.

Надежда Кузякова: Андрей Евгеньевич, я знаю, что Архангельское долгое время было знаменито в плане музыки фестивалем Усадьба-джаз. И также знаю, что последнее время жанровая палитра у вас несколько расширилась.

Андрей Бусыгин: Она была и раньше расширена, только те камерные концерты, которые звучали, проходили, может быть, более скромно, чем мы намереваемся в будущем. В этом году Московская область избрала Архангельское местом проведения Фестиваля барочной музыки. Мы очень рады, поскольку это действительно были концерты мирового уровня. Кроме того, мы сами уже вторично провели фестиваль «Дворянское гнездо». Он пройдёт ещё осенью. Летом у нас играл Камерный оркестр Центра Павла Слободкина. Только что завершился фестиваль «Мистерия». Мы хотим более активно использовать театр Гонзага, потому что это абсолютно уникальное место. Кто был у нас 31 мая и 1 июня на опере «Ленора», почувствовали это. Надеемся, что программа следующего года будет сформирована уже к январю. Пока экспериментируем, поскольку всегда трудно раскручивать новую площадку. Мы за городом всё-таки находимся.

Надежда Кузякова: В развитии общества очень важен институт общественной инициативы, и в культуре на современном этапе это тоже очень важно – важен диалог с обществом, взаимодействие с различными группами. Как вашим музеям удаётся действовать в этом направлении?

Андрей Бусыгин: Мы сейчас завершаем создание – юридического оформления Общества друзей Архангельского. Дело в том, что наш дворец, как главный объект музейного показа, был закрыт в течение почти тридцати лет. И, придя работать директором, я увидел, что к нам приезжает большое количество людей, которые с юности помнят этот чудесный музей, привозят туда своих детей, своих внуков, говорят: Как у вас здесь здорово! Какой у вас здесь воздух! Какая аура!

Эти люди действительно просто любят Архангельское. И у нас есть идея, что Общество друзей Архангельского должно существовать не только как объединение людей, которые помогают Архангельскому, в том числе и спонсорскими средствами, но и как объединение людей, которые интересуются его историей. Мы хотим иметь дискуссионный клуб, лекторий. Конечно, это некоммерческий проект – тут ничего не заработаешь! Но это создаёт особую атмосферу, ауру – и собирает людей вокруг музея. И вот с чего мы начали нашу беседу – как раз приучает молодёжь, детей посещать эти места, интересоваться историей, становиться на самом деле другом музея.

Сергей Худяков: А я бы хотел напомнить ещё о двух моментах, которые характерны для жизни музея, но мы их как-то опускаем, считаем, что это само собой разумеется. Первый – это работа нашего научно-методического совета. Ведь в эти советы в музеях входят крупнейшие специалисты – те друзья музея, о которых говорил Андрей Евгеньевич – люди неравнодушные, заинтересованные в развитии музея. И на заседаниях научно-методического совета, которые у нас проходят достаточно часто, мы обсуждаем практически все самые важные вопросы жизни музея. И если мы вернёмся к развитию наших территорий, то для музея-усадьбы и музея-заповедника очень важно, что практические все вопросы решаются вместе с муниципальным собранием и районной управой. Это те люди, которые живут недалеко от нас, часто бывают на территории. И это та заинтересованная часть населения, которая поможет, подскажет, посоветует, и с которой мы в тесном контакте все вопросы развития территории решаем.

 

Беседовала Надежда КУЗЯКОВА

Фото любезно предоставлены

радиостанцией "Орфей"

22.09.2014



← интервью

Выбери фестиваль на art-center.ru

 

Нажимая "Подписаться", я соглашаюсь с Политикой конфиденциальности

Рассылка новостей