Новости


Подписаться на новости


31.05.2016

ГЕОРГИЙ ИСААКЯН: «ВСЕ НЕОРДИНАРНОЕ, ЧТО ЕСТЬ В МОСКВЕ, УХОДИТ КОРНЯМИ В ПРОВИНЦИЮ»

Георгий Исаакян:

«Все неординарное, что есть в Москве, уходит корнями в провинцию»

Это интервью с одним из ведущих оперных режиссеров и театральных деятелей страны, художественным руководителем Московского академического детского музыкального театра имени Н. Сац, записано весной нынешнего года в Самаре в период его работы над постановкой оперы Дмитрия Шостаковича «Леди Макбет Мценского уезда». Георгий Исаакян делится мыслями о профессии и о своем становлении в ней.

- Как вы, Георгий Георгиевич, стали оперным режиссером?

- В оперную режиссуру меня привел случай. Я родился и вырос в Ереване. Учился в Центральной музыкальной школе при Ереванской консерватории: восемь лет как скрипач, затем как теоретик-музыковед. Мне была прямая дорога в консерваторию, однако ввиду семейных обстоятельств решил круто изменить жизнь и посвятить себя медицине. И все же по настоятельной рекомендации директора школы согласился вначале попытаться поступить в московский ГИТИС на факультет театральной режиссуры: у нас в республике таких специалистов не хватало. В 1986 году набирал курс прославленный режиссер музыкального театра Владимир Курочкин. Перед экзаменом по специальности пришлось много позаниматься: Станиславский, Покровский, Брук – эти имена были совершенно новыми для меня, 17-летнего парня, выросшего на Бахе, Чайковском и Рахманинове. Но именно это и сыграло свою роль: для моего будущего профессора решающим оказалось мое умение читать с листа партитуры, разбирать музыкальные произведения по темам и лейтмотивам.

- Какие пути-дороги привели вас – южанина на два десятилетия в далекий уральский город Пермь?

- В Перми я оказался также по воле случая. Туда меня позвал Владимир Акимович Курочкин, которого пригласили художественным руководителем Пермского оперного театра.  В 1991 году рухнула страна, и в Ереване, где я по окончании ГИТИСа защитил диплом и куда намеревался возвратиться работать, было уже не до оперы. В Перми – по существу провинциальной рабочей глубинке, давно сформировалась необычная культурная аура. Достаточно сказать, что местному оперному театру, каменное здание которого возводилось на средства горожан, скоро 150 лет. В этом городе родился и вырос Сергей Дягилев - один из тех, кто на поприще культуры, образно говоря, «сделал XX век». В пермском театре работали такие крупнейшие режиссеры, как Николай Боголюбов, Иосиф Келлер, при котором были поставлены все оперы и балеты Чайковского, и Эмиль Пасынков, впервые поставивший полную версию оперы Прокофьева «Война и мир» в двух вечерах и его же «Огненного ангела». В городе всегда концентрировались невероятные художественные идеи, находились «беспокойные» люди, склонные к смелым экспериментам. Именно там в 1980-е годы появился феноменальный коллектив современного балета Евгения Панфилова.

Георгий Исаакян

-  Так что в Перми вы оказались, что называется, «в своей тарелке».

- Семь лет я был очередным режиссером оперного театра, поставил за это время около десяти спектаклей. Особенно знаменательной оказалась для меня постановка оперы Доницетти «Дон Паскуале». В театре не было денег, но мы, молодые парни, горели желанием работать и, получив от дирекции карт-бланш, сделали спектакль буквально из ничего, практически без декораций и с костюмами, взятыми из «подбора» и секонд-хенда. Этот скромный по затратам, апеллировавший к эстетике итальянского неореализма спектакль совершенно случайно попал на фестиваль «Золотая маска» 1996 года и имел оглушительный успех у столичной публики. Утром после московского показа мне предложили должность главного режиссера. Так в свои 28 лет я стал, пожалуй, самым молодым главным режиссером академического оперного театра.

- Будучи главным режиссером, а затем художественным руководителем Пермского театра, Вы стали инициатором нескольких проектов, которые получили широкий резонанс в стране.

- Один из таких проектов - «Оперная пушкиниана»: пять оперных спектаклей на пушкинские сюжеты, которые в конце 1990-х годов я поставил на сцене Пермского театра. А в 2003 году по моей инициативе родился международный фестиваль «Дягилевские сезоны: Пермь - Петербург – Париж», который объединил все самое уникальное в культурной жизни города. До переезда в Москву в Детский музыкальный театр имени Натальи Сац я был художественным руководителем этого фестиваля. Руководить театром – это заниматься не только творческими вопросами, созиданием коллектива, но и хозяйственной рутиной, например, ремонтом театрального здания. Это часть работы, и, если ты за нее взялся, не нужно сетовать на трудности. Сегодня все эти проблемы мне приходится решать в Московском детском музыкальном театре имени Натальи Сац.

- Вас всегда интересовали проблемы не только оперного, но и балетного репертуара.

- Золотой век пермского балета связан с Николаем Боярчиковым – главным балетмейстером театра в 1970-е годы. Его балеты я долго сохранял в репертуаре. На протяжении многих десятилетий XX столетия русский балет был отрезан от достижений современной хореографии, и последние 20 лет мы пытаемся наверстать упущенное. Вот почему так важен был реализованный в свое время в Перми проект, связанный с хореографией Баланчина. Он петербуржец, продолжатель традиций русского классического балета, и его сочинения – такое же достояние человечества. В числе поставленных в Перми балетов Баланчина - Ballet Imperial на музыку Второго концерта Чайковского, в которому нас солировал Денис Мацуев. Потанцевав Баланчина, наши ребята стали совершенно иначе танцевать Петипа. Вслед за этим можно было браться за Бежара и Форсайта. На пермской сцене 15 лет назад впервые в России появилась хореография Джерома Роббинса. К сожалению, сегодня обо всем этом многие не помнят, и это меня просто потрясает. Мы живем в «москвоцентричной» стране, но практически все неординарное, что есть в Москве, уходит корнями в провинцию.  И еще о балете. Рад, что мне удалось пригласить в Пермь талантливого петербургского балетмейстера Алексея Мирошниченко, который продолжает успешно работать в театре.

- Как вы относитесь к сегодняшней оперной режиссуре?

- Раньше считалось, что оперным режиссером не может быть недостаточно образованный человек. Во времена Покровского и Баратова невозможно было и предположить, что такой специалист не владеет нотной грамотой, не умеет читать ноты. Но сейчас многие музыкальные режиссеры прекрасно обходятся без этого, ставят оперные спектакли по напечатанному в буклете либретто, практически не обращая внимания на партитуру. К оперному жанру обратились многие, в том числе именитые драматические режиссеры. Этот жанр привлекателен своими масштабами, роскошью. В опере может быть до сотни участников, в то время как в драматическом спектакле их на порядок меньше. К тому же опера – это и другой уровень признания, так что для режиссеров «средней руки» это способ поднять собственную самооценку. Но, чтобы ставить оперу, ее нужно очень любить, знать  традиции постановок. Драматические коллеги не всегда осознают одну фундаментальную вещь: оперная драматургия, форма и структура спектакля со всеми его акцентами и кульминациями идут не от текста, а от музыки. В драме режиссер управляет временем, он может растянуть словесные реплики или переставить их местами. В музыкальном спектакле это невозможно, хотя кое-кто пытается это сделать.

Георгий Исаакян Богема в Новой Опере

- Оперные режиссеры нередко пренебрегают деталями сюжета, переносят время действия в другую эпоху, стремятся намеренно эпатировать публику.

- Среди оперных режиссеров действительно есть те, кого можно назвать профессиональными скандалистами. Но есть и когорта фантастических людей, работающих на самом переднем крае музыкального театра. Они пытаются освоить новые эстетические пространства, раздвигая границы наших представлений о театральном действе. Чтобы проникнуться всем этим и сформировать свое отношение, нужно смотреть живые спектакли, а не читать то, что пишут об этом порой не очень добросовестные критики. Беда театра в том, что в современном театроведении не стало аналитической составляющей. Театроведы и музыковеды почитают себя, а не театр властителями умов.

- У вас давние творческие связи с Самарским оперным театром.

- Постановка оперы «Леди Макбет Мценского уезда» - моя вторая работа в Самаре. Первой была постановка пуччиниевской «Богемы» – юношеский спектакль 1996 года, который мне по-прежнему очень дорог. Пересмотрев его недавно, вновь поразился тому, как тонко работали в нем самарские актеры.

- Опера Шостаковича – крепкий орешек и для режиссера, и для артистов театра.

- Дмитрий Шостакович - наше национальное достояние, а его «Леди Макбет» - одна из немногих русских опер, которая царствует на мировой сцене. Есть какая-то нелепость в том, что спустя восемь десятилетий после написания это произведение все еще считается у нас авангардом. Что говорить, сюжет «Леди Макбет» не очень располагает к веселью. Опера повествует о достаточно темных сторонах жизни: речь там идет о нескольких убийствах. Непросто определить и жанр оперы. Это и триллер, и психологическая драма, и фарс, и гротеск, и лирика, а финальная картина каторжан возносится до эпических высот. Совершенно очевидно, что Шостакович влюблен в главную героиню и ищет глубокие мотивы в ее действиях. Преступление ничем нельзя оправдать, но композитор представляет Катерину не героиней желтой хроники, а делает ее почти мифологическим персонажем, женщиной с большой буквы.

Интересно, что Шостакович писал оперу совсем молодым, и, разбирая партии, удивляешься, насколько глубоко этот молодой человек понимает женскую и мужскую психологию, как тонко он плетет кружева взаимоотношений. «Леди Макбет» - сложнейшее произведение, над которым безумно интересно работать. Ее постановку может себе позволить не каждый театр. Для этого нужны не только хорошо подготовленные оркестр и труппа, но и публика. Самарский театр всегда был лабораторией современной оперы и общался со зрителем на самом современном языке. Все это не прошло даром. Конечно, сейчас мы живем в другое время, когда упрощение стало мировой тенденцией. Но академический театр должен заниматься своим делом - ставить великие произведения.

Валерий Иванов

Сцена из спектакля "Леди Макбет Мценского уезда"  Д.Шостаковича

в Самарском оперном театре - фото Елизаветы Суховой

 

 

 

31.05.2016



← интервью

Дети в мире старинной музыки

Выбери фестиваль на art-center.ru

 

Афиша + билеты

 
 
« Ноябрь »
 
  
ПнВтСрЧтПтСбВс
    1234 
 567891011 
 12131415161718 
 19202122232425 
 2627282930   

Подписка RSS    Лента RSS


Все афиши



Партнёры Музыкального Клондайка




афиша