Новости


Подписаться на новости


Т фестиваль

04.04.2019

Есть такая народная песня...

Сергей Старостин. Фото Людмилы Осиповой.

Часть 1. Продолжение ►►►►►

Редко, когда современный человек, рождённый в большом городе, вдруг обращается к музыкальному наследию своих предков и начинает интересоваться, а потом изучать и вживаться в традиционную культуру, жить ею. Но с Сергеем Старостиным произошло именно это чудо. Народная песня стала его судьбой. Сергей Николаевич говорит, что он был предрасположен к этому. От родителей и бабушки с дедушкой он слышал русские песни, рос в этой традиционной песенной атмосфере несмотря на то, что уже жил с родителями в самом большом городе нашей страны. Возможно, домашнее воспитание песней сыграло определяющую роль. Развитие своей истории Старостин получил уже в сознательном возрасте, когда соприкоснулся с традиционной культурой непосредственно. Он увидел, как бытует русская песня там, где и должна жить: в аутентичной среде, в деревнях, куда он ездил с фольклорными экспедициями, слушал истинных носителей песенной культуры, записывал, фиксировал на аудио-видеоносители и затем, после осмысления, выносил уже на сцену в авторской интерпретации. О бытовании русской песни, о её хранителях и интерпретаторах – в интервью, которое мы записали с Сергеем Николаевичем Старостиным.

 - Сергей, кого можно назвать хранителем фольклора?

 - Я думаю, что, как и в прежние времена, хранителями являются люди. Основной механизм передачи фольклорного знания и традиционной культуры в широком смысле – это передача «из уст в уста». Потому те люди, которые оказываются у этого источника, рядом с ним, и являются продолжателями традиций, истинными хранителями.

 - А где тот самый источник вдохновения, который так необходим музыкантам, занимающимся популяризацией традиционной музыки?

 - «Зри в корень» и тогда всё поймёшь. Для полного понимания традиционной культуры, фольклора (как мы его называем сегодня), необходимо всё-таки обращаться к первоисточникам. А это – живые люди, с которыми ещё можно познакомиться в деревнях и сёлах России. Ну, быть может, не повсеместно, а в каких-то заповедных местах, где жизнь и условия бытования принципиально не изменились. Либо входить в контакт уже с ретрансляторами этой культуры, переместившимися сегодня в города. Эти механизмы познавания традиций живут и должны жить, иначе мы будем иметь весьма приблизительное представление о народной культуре.

Надо сказать, что последняя треть двадцатого столетия стала для традиционной культуры как раз периодом, когда городская молодёжь в поиске тех самых первоисточников, вдохновения, неких «сверхидей» уезжала на Памир, в Индию… Молодые люди искали и открывали для себя существенную идею, с которой они могли бы жить, и которую они могли бы точно так же передавать по наследству своим детям. А часть того поколения обернулась к своим корням, чтобы углубиться и понять суть и процесс, лежащий «над» и гораздо глубже. Они чётко осознавали: прежде они должны впитать в себя эту информацию, прорастить её в себе и сделать её своей. Это то, о чём я сам в последние годы очень много говорю, когда делюсь своим опытом с коллегами и заинтересованными людьми.

 - Где сейчас творческое наследие в «живом» виде? Куда ехать?

 - Да всё туда же, адреса не изменились, вот только география этих адресов несколько сузилась. Но, безусловно, существуют ещё какие-то сокровенные места в России, куда продолжают ездить фольклорные экспедиции. Такие места можно найти на Урале, в Сибири, в нашей европейской части, в частности, на юге России – в Белгородской, Липецкой, Орловской, Курской, Калужской областях. Думаю, можно ещё и на Смоленщине найти, и в Твери. В принципе, пока человек живёт на земле определённым укладом, он интуитивно, нет – инстинктивно – пытается воспроизводить модель прошлого. Когда мы ездили, например, в восьмидесятые годы записывать семидесятилетних бабушек, которые много чего знали и помнили от своих предков, подле них сидела тамошняя «молодёжь» – пятидесятилетние. «Молодые» молчали, они сидели ровно, с закрытыми ртами и не участвовали в этих замечательных процессах, которые мы наблюдали. И мы думали, что это, наверное, потерянное поколение, что с ними невозможно будет взаимодействовать и получить какую-то информацию. Но вот прошло тридцать лет, и мы снова едем туда… Тогдашняя молодёжь стала 70-80-летними бабушками, и у них, оказывается, своя история! То есть, они тоже, по прошествии времени, мудрея, становясь старше, возвращаются к одному и тому же. Для них источник этого самого культурного самоопределения, самоидентификации находится внутри этой культуры. И они воспроизводят, хотя и по-своему, эту культуру. Может быть, уже более в сжатом, сокращённом, менее искусном виде. Но всё равно они продолжают делать то же самое, что и их предшественники.

 - Не так давно в Центральном Доме архитектора выступала Ирина Пыжьянова, её записывало в свой звуковой фонд «Радио России». Ирина исполнила песню «Космонавты» и поведала удивительную историю её создания. Эта композиция – пример не просто перехода традиций от одного поколения к другому, это продолжение, но с собственными, уже современными темами звучания. Меня поразило, как обычная деревенская женщина, народная певунья села Покровка Белгородской области Мария Тимофеевна Яковенко, автор «Космонавтов», рассказала в своей песне простым, понятным языком о научно-техническом прогрессе. Интересно, в наши дни есть что-то, связанное, скажем, с интернетом, социальными сетями? Новая культура виртуального общения как-то отражается на рождении новых жанров или на смысловом содержании традиционных песен?

 -  Здесь надо разделять определения. Для меня «базовая» народная культура – сельская. Культура тех людей, которые жили на земле, жили плодами земли, у которых была прямая связь с мирозданием… Без всяких посредников. Они создавали формы, интонации, способы коммуникации между собой. В одних селеньях было одно многоголосье, в других – иное, и так далее. Экспериментировали над формами, придумывали обрядовую историю вокруг поведенческих норм в обществе. В принципе любой человек склонен к творению. Мы же подобие Творца. Если Творец, создавший Землю, небо, воды, человека, являлся для нас примером, мы в чём-то пытаемся подражать Ему. По сути, мы встаём на путь Творца, и любой человек может стать творцом. Вокруг нас огромное количество творцов. Другое дело, что в народной культуре практически никогда не выпячивалось имя творца. Через три-четыре поколения могла дойти весть, что в какой-то деревне. Или тебе могли сказать: «Вот! Когда-то там давно, ещё до революции... Мне ещё дед мой рассказывал»… Что какой-то дед Трифон с такими-то особенными свойствами придумал эти песни или некий Степаныч придумал игру балалаечную. Даже фамилии могли не называть! По имени или по уличной кличке… Ведь в народной культуре персонификация «замывается». На смену одному поколению приходит другое, третье со своими выдающимися талантами, сочинителями. Передаётся только ключ, ядро истории. А вот как будет наполняться и изменяться это ядро, какими узорами и орнаментами обрастать – это уже дело следующих поколений хранителей.

 - Создание песни – индивидуальное творчество или коллективное?

 - Народная культура – это то, что, создаётся, условно выражаясь, по согласию микросоциума. Если твои односельчане принимают то, что ты им предлагаешь, они и дальше вместе с тобой идут рука об руку и передают это следующему поколению, и тогда можно считать, что ты уже себя обессмертил, внёс свою лепту, а песня действительно стала народной - пошла в народ или обряд. И это обречено на вечную жизнь. Поэтому подобных творческих путей огромное количество.

То, что имя автора забыто, как ни странно, - очень хороший признак народности. Мы не помним, кто автор, но мы это поём, потому что нам это нравится. Точно таким же стал Виктор Цой для многих и другие представители современной культуры. Много таких имен, которые растворились, ушли, а песни их живут.

 - Ну, Цоя, допустим, всё равно можно определить как автора…

 - Пока определить можно. Он является представителем нашей эпохи, он жил с нами рядом, но никто не знает, каким образом его песни будут жить дальше. И будут ли помнить его имя? Может, песни заживут отдельной от автора жизнью? Ведь я даже на своей практике в этом убедился. Где-то в Сибири вдруг мне сообщают, что на каком-то конкурсе некий коллектив поёт мою песню. Но молодые исполнители считают её народной! Не называют ни имени, ни фамилии сочинителя – ничего, просто «есть такая народная песня, и мы её хотим исполнить». Они поют ее на конкурсе, но знающие люди пытаются возразить им: «Это не народная песня, и автор еще до сих пор жив». И исполнители этому искренне удивляются.

 - Рассуждая о высоком, мы подчас забываем о самом простом, но важном. Например, о том, как сохранить традиционное наследие для потомков?

 - Это одна из глобальных и, увы, не решённых на сегодняшний день задач, когда так называемые наследники культуры, каковыми мы себя называем, являются словно дистанцированными от самого наследия, которое хранится в разных точках. Места и качество хранения – весьма разные… Вопрос не праздный, поскольку даже по сегодняшним оптимистичным прогнозам количество фольклорных коллективов в разных российских регионах увеличивается, но всё равно не может справиться с тем объёмом культурного нематериального наследия, хранящегося в многочисленных архивах нашей страны. Это наследие превосходит в десятки, сотни раз возможности действующих музыкальных групп. Проще говоря, никакие фольклорные коллективы сегодня не могут воспроизвести даже сотой доли того, что народ наш напел. Вывод – большая часть, находится в запасниках, этого никто не видит и не слышит. Но мне кажется, что в век глобальной цифры решить эту проблему и просто сделать эти архивы доступными, всё же, возможно. Привести их в надлежащее состояние и открыть их людям, чтобы они имели возможность выбирать. Потому что у каждого, кто обращается к народной культуре, пробуждается память о своих предках, о своей семье, о своём роде, о своей родне, о месте, где когда-то жили… Пусть он сейчас горожанин! Но он должен помнить свои корни. Это же так, наверное, духоподъёмно, когда ты осознаёшь, что голоса твоих предков были зафиксированы какими-то хорошими, добрыми людьми, и ты можешь найти эти записи! Когда архив голосов станет доступным, в сознании наших людей может произойти культурный переворот. Мне хочется в это верить.

 

Беседовала Людмила ОСИПОВА

Фото автора

Продолжение в следующем номере

04.04.2019



← интервью

скидка на новогоднюю ёлку

Выбери фестиваль на art-center.ru

 

Афиша + билеты

Афиша + билеты

 
 
« Ноябрь »
 
  
ПнВтСрЧтПтСбВс
     123 
 45678910 
 11121314151617 
 18192021222324 
 252627282930  

Подписка RSS    Лента RSS


Все афиши






афиша

 

 
Рассылка новостей