Новости


Подписаться на новости


11.02.2020

Интервью с итальянским баритоном, вокальным педагогом
и артистическим директором Мауро Тромбетта

С 23 по 26 февраля 2020 года в Москве в Чеховском Культурном Центре  пройдет мастер-класс известного итальянского баритона, вокального педагога Мауро Тромбетта. Подготовка партий с последующим участием в оперных постановках: Ж. Бизе «Кармен», Дж. Пуччини «Джанни Скикки», «Плащ».

Маэстро регулярно приезжает в Россию, где его с нетерпением ждут как совсем молодые, начинающие вокалисты, так и состоявшиеся уже певцы, солисты оперных театров. У каждого есть свои мотивы: подготовка к серьезному европейскому конкурсу или прослушиванию, работа над оперной партией или регулярные занятия исключительно вокальной техникой. Мастер-классы Мауро Тромбетта посещают не только оперные певцы, но и педагоги по вокалу, концертмейстеры, работающие с вокалистами.

Перед приездом маэстро в Россию нам удалось встретиться с ним в небольшом итальянском городе Новара и задать ему несколько вопросов.


 

-Маэстро, вы уже на протяжении многих лет приезжаете в Россию? Какие ваши впечатления? Что изменилось на ваш взгляд?

- Я очень люблю Россию и счастлив, что в моей жизни есть такая возможность. Это страна с богатейшей культурой, историей, очень разная и необыкновенно красивая. Я мечтаю хоть немного говорить на языке Пушкина и Толстого, но для меня он очень трудный.

Первый мой приезд в Москву был связан с Галиной Вишневской и Центром Оперного Пения, где я проводил мастер-классы. Неоднократно приезжал в Санкт-Петербург в качестве члена жюри на конкурс «Три века классического романса» по приглашению Ирины Богачевой и в Санкт-Петербургскую консерваторию с мастер-классами, выступал с камерной музыкой, проводил мастер-класс в Волгограде, Белгороде, в Крыму.  Но, когда я был еще студентом консерватории, мы приезжали в Волгоград по культурному обмену с концертом. Это было начало восьмидесятых, мое первое посещение России и мои первые незабываемые впечатления. С того времени произошли сильные изменения.  Мне кажется, что итальянцы и русские очень близки по духу. Вы очень открытые, гостеприимные, такие же темпераментные, как и мы. В Италии очень любят русских певцов. Но не только в Италии, во всем мире ценятся красивые и богатые русские голоса. Я всегда с удовольствием приезжаю в вашу страну. Мне нравится русская кухня и необыкновенно красивые русские женщины!

- Маэстро, расскажите немного о себе. Думаю, это будет интересно для наших читателей, певцов, музыкантов, которые приходят на мастер-классы и восхищены вашими уникальными энциклопедическими знаниями, талантом. Нередко мне задают вопрос: «Есть ли опера итальянского композитора, которую маэстро не знает наизусть?». Удивительно, что первое образование у вас медицинское, вы даже практику проходили как хирург в течение двух лет в больнице в Новаре. Как вы пришли в музыку?

- Музыкой я начал заниматься с четырех лет в музыкальной школе по классу фортепиано. Мои родители не были музыкантами, но дедушка был влюблен в оперу. Дома было много дисков с записями Беньямино Джильи, Тито Скипа. Я слушал оперу почти с рождения.

Оперный театр стал моей любовью на всю жизнь, но родители противились моему желанию стать музыкантом. Они настояли, чтобы я окончил медицинский институт.  Вот и получилось так, что я почти одновременно учился в Турине в медицинском институте и в консерватории. Успевал еще работать, так как оплачивал свое обучение в консерватории самостоятельно, преподавая основы музыкальной грамоты для детей в музыкальной школе в Новаре, и очень мало спал. Такое возможно, когда тебе двадцать. После окончания института я действительно работал два года в клинической больнице в Новаре хирургом, но только два года. Потом в медицину уже не вернулся.

- В консерватории  вы  обучались оперному пению?

- Не только. Я начинал учиться на композиторском отделении и как дирижер оркестра, а потом уже на отделении сольного пения.

- Вы уникальный человек! Вы получили диплом композитора, дирижера  оркестра,  хора и  оперного певца. У вас яркая и насыщенная событиями творческая жизнь. Как вам это удается все совмещать?

 - Музыка - это моя жизнь, моя страсть; обучение в консерватории мне давалось очень легко. Наверно, поэтому я все успевал. В 22 года, будучи студентом, я победил на вокальном конкурсе и сразу состоялся мой дебют  в Турине в театре  Regio di Torino, где  я спел в операх: «Макбет» Верди, «Итальянка в Алжире» Россини, «Пеллеас  и Мелизанда» Дебюсси, «Тайный брак» Чимароза. Затем меня взяли в оперный театр в Болоньи, где я спел в опере Моцарта «Так поступают все женщины». Потом последовали и другие приглашения в театры.

- У вас есть еще один очень интересный период в  жизни, когда вы стали  артистическим  директором оперного театра в Турине. Затем, на протяжении десяти лет вы являлись артистическим директором  Арены ди Верона, восемь лет возглавляли  Римскую оперу, четыре года работы в качестве артистического директора   в оперном театре в Катаньи, а еще Монте-Карло и этот список можно продолжать долго.  Вы  оставили  оперную сцену как певец и дирижер или продолжали  совмещать?

- На протяжении  тридцати лет  я работаю как артистический директор.  В Италии невозможно и неправильно совмещать работу артистического директора  и сольную карьеру. Так постепенно я оставил сцену, но в концертах продолжал участвовать. Я пел, но уже не часто.

- Вы преподаете  не только в Италии. Вы объездили  весь мир, выступая на конференциях,  проводя мастер-классы для молодых певцов.  Работая тридцать лет в качестве артистического директора,  какие изменения  в оперном театре вы наблюдаете? На ваш взгляд, они происходят  в лучшую или в худшую сторону?

- Жизнь идет вперед.  Произошли колоссальные изменения в театре, но, к сожалению, не в лучшую сторону.  Театры в Италии сейчас переживают очень сложный период. Нет денег, артистам не платят гонорар.  Помимо финансовой есть и другие серьезные проблемы, которые сегодня никто не знает, как решать. Нет театра, в котором все функционирует как единый организм, нет того уважения к артистам, к хору, к оркестру, как это было раньше.  Государство почти не помогает театру и спонсоров тоже мало. Мне очень жаль, что сегодня сложилась такая ситуация в Италии, так как опера родилась именно здесь. Мне больно об этом думать.  Если вы поедете в Сидней, там вы услышите итальянскую оперу, приедете в Москву, и там тоже итальянская опера. Она выступает как нечто объединяющее, но если на родине сама опера умирает, о чем тогда говорить? Посещаемость театров плохая. Если вы придете в театр и посмотрите на публику, то это в основном все люди, кому за пятьдесят и старше. Молодежь не ходит слушать оперу. Крупные театры сейчас пытаются проводить работу со школами, с высшими учебными заведениями, делают открытые генеральные репетиции, специально для студентов, выездные концерты. Но этого мало. 

- В других странах ситуация в театрах такая же?

-Нет, не везде.  Там другая структура. Например, в Германии театры  больше репертуарные, с постоянной труппой. Там регулярно идут спектакли. В Италии же, Испании и Франции дела обстоят совсем иначе: нет постоянного оркестра, хора, солистов. Приглашаются все на небольшой период постановки, и нет возможности для артистов набираться опыта, особенно для молодых. В настоящее время в Италии функционирует всего четырнадцать оперных театров.  Спектакли идут редко, опер ставиться очень мало. Необходимо найти и научиться использовать разные методы для улучшения ситуации в оперном театре, приучать публику регулярно посещать театр. Сегодня она не готова несколько раз смотреть один и тот же спектакль, как это было много лет назад. Если «Травиата» идет десять спектаклей подряд, то на первых двух зал полный, а вот на последнем зрителей уже нет.

- Сейчас очень многих волнует вопрос возраста. Особенно, это заметно у нас в России. В театр берут молодых солистов двадцати – двадцати семи лет.  После тридцати лет оперному певцу становится уже очень сложно найти работу. Театры в России переполнены. Получается, что в двадцать с небольшим лет солистов сразу нагружают серьезным репертуаром.  Правильно ли это? И еще, в последнее время огромную роль стал играть не только голос, но и внешнее данные. Опера становится гламурной. Что вы думаете?

- Раньше тоже начинали петь рано. Но только все было несколько иначе. В Италии было огромное количество оперных театров.  В каждом маленьком городке был свой театр, где молодой солист начинал петь и набираться опыта, работая на сцене с дирижером, с оркестром. Как правило, только после десяти лет работы в таких театрах можно было претендовать на что-то большее. Таким образом, к тридцати пяти годам певец мог пробовать себя на большой сцене.  Конечно, все зависит еще от первоначальной подготовки певца, то есть вокальной школы. Я тоже начал петь в 22 года. Главное, какой репертуар.   Он должен обязательно соответствовать твоему голосу на данном этапе. Проблема сегодняшнего времени, когда молодой певец, не имея совсем опыта, так как его негде получить, выходит сразу на большую сцену уже в серьезной партии. Это, как правило, ведет за собой определенные последствия и голосовые проблемы. Что касается внешности, артист, выходя на сцену, должен выглядеть презентабельно, однако я против того, чтобы внешность певца являлась главным критерием, но и наличие красивого голоса – это только одна из обязательных составляющих, которыми должен обладать оперный артист. Возьмем Тито Гобби, Франко Корелли, Галину Вишневскую, Елену Образцову - это певцы обладали не только блестящими голосовыми данными, но и необыкновенной харизмой, потрясающими актерскими способностями.   

- Сегодня  в оперном театре главенствующие позиции занимает режиссер, а не дирижер. Отсюда соответствующие требования к певцам. Солист должен уметь петь лежа, на голове, прыгая, проделывая всевозможные цирковые трюки.  Ваше мнение?

-Это, на мой взгляд, не совсем правильно. Все-таки в опере, в первую очередь,  нужно петь. Поэтому  нужно выстраивать  сцену с учетом того, удобно ли в таком состоянии петь? Конечно, певец  должен двигаться, но все должно быть в меру.  Современный строй  стал выше почти на половину тона со времен Верди. Петь  сейчас стало сложнее.

- А как вы относитесь к современным постановкам в оперном театре?  Кто-то считает, что оперу нужно сохранить в том виде, в каком она была написана во времена Верди и Пуччини и  мне кажется, Италия сейчас единственная страна, которая придерживается консервативных взглядов и пытается сохранить свои оперные традиции.

-  Неправильно говорить однозначно, плохо это или  хорошо. Все зависит от того, насколько профессионально, грамотно и со вкусом это сделано. Это должно быть сделано так, чтобы зрителю было интересно.

- Что вы можете сказать о русских певцах и что могли б посоветовать нашим молодым солистам, ведь многие хотят учиться в Италии.

- То, что я слышал, в основном - это великолепные голоса. Учиться приезжать в Италию можно, но нужно знать, у кого учиться. Здесь, как и везде, есть разные педагоги, которые могут научить и которые ничего не могут. Италия  - это совсем не значит, что каждый вокальный педагог  здесь хороший. Но учиться здесь имеет смысл, потому что певец, который хочет сделать карьеру, должен  иметь хорошее итальянское произношение, чувство стиля. Ведь основной репертуар мировой оперы -  итальянский.

- Маэстро, возможны  какие-то рекомендации  по конкурсам, которые проходят в Италии ?

- Ехать в Италию  на обычный  конкурс  я бы не советовал. Их здесь много, но, как правило, они ничего не дают.  Обычно конкурсы организуют педагоги из консерватории. Надо учитывать, что у них имеются свои ученики. На мой взгляд, в  Италии есть  только один конкурс, достойный внимания,  - это конкурс  Марии Каллас. На него имеет смысл приезжать. Есть конкурсы, победители которых, получают право дебютировать в театре, или конкурсы на определенную роль, тогда это имеет смысл. Я считаю, что есть только три действительно серьезных вокальных конкурса: конкурс им. Ф Вильняса в  Барселоне, «Бельведер»  в Вене и  конкурс им. королевы Елизаветы.

- И последний вопрос о прослушивании в  театры, который сильно интересует наших молодых певцов.

- На прослушивания приезжать можно, но в Италии сейчас совсем мало работы.  Тем не менее, у нас  охотно берут иностранных певцов, особенно русских. Но для этого, как я уже говорил, нужно иметь хорошее итальянское произношение. Не обязательно превосходно владеть языком, нужно петь на нем правильно. Итальянский язык  не глубокий, он весь на поверхности, впереди. Все великие певцы имели очень правильный итальянский в пении, но могли на нем и не говорить.  Например, немецкий певец Дитрих  Фишер-Дискау  не  говорил на итальянском, но произношение в пении у него было лучше, чем у итальянца.

-Спасибо вам, что вы согласились уделить время для беседы. Мы ждем вас с нетерпением в Москве.  Надеюсь, что встреча с вами будет очень полезна для наших молодых певцов.

Подать заявку и получить подробную информацию о мастер-классе можно на сайте: www.dialogolirico.com или по телефону: +7-925-523-69-51

Специально для Информационного агентства
"Музыкальный Клондайк" 

руководитель международного проекта 
"Оперный диалог Россия-Италия"

Ирина ВОЛКОВА
фото предоставлены организатором мастер-классов

 

11.02.2020



← интервью

Выбери фестиваль на art-center.ru

 

Нажимая "Подписаться", я соглашаюсь с Политикой конфиденциальности

Афиша + билеты

Афиша + билеты

 
 
« Февраль »
 
  
ПнВтСрЧтПтСбВс
      12 
 3456789 
 10111213141516 
 17181920212223 
 242526272829  

Подписка RSS    Лента RSS


Все афиши






афиша

 

 
Рассылка новостей