Новости


Подписаться на новости


16.08.2021

ФЕСТИВАЛЬ «РИГА – ЮРМАЛА»: 2-я серия

 

Второй уик-энд фестиваля классической музыки «Рига Юрмала» принес еще больше сюрпризов, чем первый. Проклятый вирус опять поменял программу, на этот раз, можно сказать, кардинально…

Если кто-то из читателей помнит, в первый уик–энд отменился оркестр Баварского Радио, которому запретили из-за коронавируса ехать в Латвию германские власти. Однако музыканты оркестра каким-то образом объединились, организовали новую компанию под названием «Фестиваль Мариса Янсонса» и под этим именем все–таки приехали в на фестиваль, и прекрасно сыграли обещанную программу.

Во второй уик–энд перед организаторами Фестиваля встали проблемы намного круче: латвийские власти запретили оркестру Петербургской филармонии под руководством Юрия Темирканова въехать в Юрмалу. 

Причина: русская вакцина «Спутник» здесь не считается вакциной.

Программа срывалась.Тогда оргкомитет придумал другую версию. Вместо симфонических концертов будет камерная музыка. Но с первоклассными исполнителями.

Место исполнения изменили: вместо Большого Зала «Дзинтари» сделали Малый зал (а я и не знал, что здесь есть такой.) 

Кстати, вполне себе уютный зал, мест на 400, с прекрасной акустикой, идеально подходящий для камерных составов.

Конечно Фестиваль, я думаю, понес большие материальные убытки. 

Но прекрасная музыка осталась.

Истинные знатоки и меломаны остались довольны.

*****

Итак, эти три дня царил рояль.  Не знаю, случайно ли, но получилось так, что за эти 4 дня состоялось 3 полноценных клавирабенда. 

Три пианиста – Плетнев, Леванон, Володось.

3 дня подряд на рояле играл один из самых выдающихся ныне живущих пианистов Михаил Плетнев. Один раз это была сольная программа, второй раз – в дуэте со скрипачом, и третий раз - как участник трио и в дуэте с виолончелистом  Мишей Майским.

Не могу сейчас проверить, но мне кажется, для Михаила Васильевича подобный марафон – большая редкость. В Москве его сольные концерты – совсем нечасто, одна, максимум две программы в год,  попасть на такие его концерты – огромная удача.

Что касается его участия в камерных ансамблях – то этого практически просто не бывает. Основные занятия Михаила Плетнева последние пятнадцать-двадцать  лет – это игра на рояле соло, дирижирование и сочинение музыки. На камерное музицирование уже давно времени нет. А тут вдруг Плетнев согласился быть на сцене не единственным и главным, а равноценным партнером. С Мишей Майским и Даниелем Лозаковичем.  Очевидно, надо было спасать прекрасный Фестиваль «Рига-Юрмала». Никем другим заменить симфонический оркестр было невозможно, кроме как мощным и знаменитым солистом. И им оказался Михаил Плетнев. Он буквально подставил плечо – и Фестиваль продолжился. Поистине достойный поступок мэтра в эту неспокойную пандемическую эпоху!

Снимаю шляпу!

***

Теперь кратко опишу те концерты, на которых нам с Ириной удалось побывать.

Концерт Михаила Плетнева. Фото Пауль Звирбулис

Первый концерт, в пятницу вечером, был концертом камерной музыки. Сначала прозв

учала Первая соната Бетховена, фа-мажор, опус 5, для виолончели и фортепиано, играли Миша Майский (виолончель) и Михаил Плетнев (фортепиано). Это совсем ранний Бетховен, ему всего 26 лет, он только переехал в Вену, и в этой музыке еще нет той львиной Бетховенской интонации, которая появляется в его ранних фортепианных сонатах. Конечно, да, очевидна близость и к Моцарту, и к учителю Бетховена Гайдну. И все-таки, это уже Бетховен, молодой композитор, который впоследствии станет крупнейшим реформатором, создателем самой великой музыки в истории. Именно так играли два музыканта – Плетнев и Майский. Просто и безыскусно, не пережимая, но с большим смыслом. Видите, говорили они, это - Бетховен. Он здесь только начинается, все вполне традиционно, венская классика. Все еще впереди! Далее прозвучали Три романса Рахманинова в переложении для виолончели и фортепиано. И это было волшебно. Я должен отметить великолепного, как всегда, Мишу Майского, который действительно «пел» - на  виолончели.. Конечно, это очень известные романсы, и каждый образованный человек невольно повторял про себя: «Не пой красавица при мне…» или «Здесь хорошо». Но удивительный звук виолончели, невероятное пианиссимо, еле слышное, и от этого очень волнующее – это было чудесно!

Даниэль Лозакович, Михаил Плетнев и Миша Майский. Фото Паульс Звирбулис

Во втором отделении к двум музыкантам присоединился молодой скрипач Даниэль Лозакович. Втроем они сыграли Трио Чайковского  «Памяти великого артиста», которое автор посвятил памяти Николая Рубинштейна. Знаменитая музыка, красивые мелодии. И абсолютно адекватное, идеальное исполнение. Отмечу здесь особо Лозаковича. Конечно, он уже звезда, ему уже приходилось играть с великими дирижерами, Гергиевым, Нельсоном, Луи Лангре. Но камерная музыка – это совсем другая история, здесь спрятаться некуда, все на виду. И играть с двумя мэтрами, прошедшими огонь и воду, и особенно медные трубы славы – совсем не просто. И надо признать, что были эпизоды, где виолончель и рояль немного подавляли скрипку – и по динамике, и по громкости, и по эмоциональности. Казалось, что скрипач немного стесняется, и не выдает все сто процентов. Иначе ведь скажут – как же так, молодой, а «забивает» великих…

Однако через день я был на сонатном вечере Лозаковича и Плетнева, и стало очевидно, что молодому скрипачу открыты все тайны музыкального искусства. Но сначала был клавирабенд Михаила Плетнева. И это было откровение. Это был вечер музыки Фредерика Шопена. Все знают, что Плетнев - высший авторитет в исполнении русской классики, Чайковского, Рахманинова, Скрябина. Конечно, его репертуар огромен, и он сыграл практически всю фортепианную музыку XIX века. Музыку более раннюю и более позднюю он играет крайне редко. Но Шопен в его репертуаре не занимает главного места. Есть пианисты, для кого Шопен – главный композитор, основа музыки (Кристиан Циммерман, Маурицио Поллини, Белла Давидович).

Но Плетнев – другой.

И присутствовать на шопеновском вечере Плетнева – раритет и большая радость.Ну,что сказать?  Это было тихое и красивое исполнение Тринадцати мазурок Шопена, без пафоса, без излишней жестикуляции, без ненужных гримас и верчения головой. На сцене находился великий волшебник, который рождал волшебные звуки.

Конечно, эти мазурки – несложные, в принципе, они под силу любому студенту консерватории. И, конечно, это салонная музыка, именно их композитор играл, выступая в парижских салонах. Но в руках Плетнева эта музыка была очень серьезной и сосредоточенной, очень возвышенной и трепетной, порой веселой, но чаще грустной, нежной, меланхоличной…

Как не вспомнить строки Пастернака:

Опять Шопен не ищет выгод,

Но, окрыляясь на лету,

Один прокладывает выход

Из вероятья в правоту...

А во втором отделении была изумительная Третья соната, си-минор, последнее крупное сочинение великого мастера. Сочинение менее мрачное, чем предыдущая Соната (вспомним, что именно во Второй Сонате есть знаменитый Похоронный Марш). Эта соната как бы вся стремится к свету, к теплу, к любви.

Как сказал все тот же поэт

Как бьют тогда в его сонате,

Качая маятник громад,

Часы разъездов и занятий,

И снов без смерти и фермат!

Плетнев играл, я бы сказал, «потусторонне». Не знаю, как это объяснить.  В музыковедении нет таких терминов. Но он не просто играл, а ворожил. Как будто он был в одной вселенной, а мы все в другой. И как-то эта музыка завораживала. Зал не дышал и был как бы покрыт неким шатром…

А потом грянула долгая овация.

На бис Плетнев сыграл  До-диез минорный ноктюрн, как бы дань публике, которая любит популярную музыку.. И потом сыграл некую виртуозную пьесу, возможно Этюд Мошковского, но я не уверен, мне эта музыка не была знакома. (О бисах – в конце моего текста).

***

После концерта Плетнева на следующее утро я поехал в Ригу – послушать  Сонатный вечер скрипача Даниэля Лозаковича и пианиста Михаила Плетнева. Этот концерт был запланирован давно, он стоял в программе фестиваля уже полгода назад. Плетнев выбрал себе этого скрипача из множества других инструменталистов, которые были бы счастливы с ним играть. Но он выбрал Лозаковича, 18 летнего юношу, человека уже с большим концертным опытом и бэкграундом. Когда мы, публика, послушали их дуэт, все хором сказали: Это не случайно. И это, наверное, надолго.

Даниэль Лозакович и Михаил Плетнев.  Фото Рейнис Олинс

Если бы меня спросили, какое музыкальное произведение из всей программы нынешнего Фестиваля мне больше всего понравилось, я бы уверенно ответил: Скрипичная Соната Сезара Франка, которую играли Лозакович и Плетнев.

Тут несколько причин.

Во первых я еще в юности полюбил эту музыку.  Кто-то из моих соучеников-скрипачей играл ее, когда я учился в Гнесинском институте, а еще до этого у меня был виниловый диск фирмы «Мелодия», там партию скрипки играл Иегуди Менухин, а фортепиано, кажется, Лев Оборин, или сестра Менухина Хефциба, точно не помню. Я влюбился в эту музыку. И знал ее наизусть, и даже мог наиграть ее на рояле. А потом я читал роман Пруста «В поисках утраченного времени», где вымышленный композитор Вентейль сочиняет скрипичную сонату, в которой есть некий изначальный загадочный мотив. И я был абсолютно убежден, что Вентейль срисован с Сезара Франка, прообраз этой сонаты – это Соната Франка, а «загадочный мотив» - это как раз тот мотив, с которого начинается Соната Франка.

Скрипичная Соната Франка – удивительное сочинение, а композитор Франк  - это удивительное явление в мировой музыке, композитор живший в XIX веке, и не имевший никакого отношения ни к какой из композиторских групп и течений, а существовавший сам по себе. Полунемец, полубельгиец, всю жизнь проживший во Франции, он написал большое количество самых разных произведений в разных жанрах. При этом он был прекрасным органистом, и его сочинения для органа занимают по популярности второе место после И.С. Баха.

Но самое часто исполняемое его произведение - это именно ля-мажорная Соната для скрипки. Что-то в этой Сонате есть необъяснимое, какая-то тайна, какая-то магия, сквозь эту музыку видны и слышны какие-то другие миры.

Так вот, Михаил Плетнев и Даниэль Лозакович сыграли эту Сонату конгениально. Другого слова не подберу. Не буду ничего описывать и бросаться музыковедческими терминами. Просто представьте Зал Большой Гильдии в Риге, погруженный в транс… Незабываемый момент! И конечно, юный скрипач здесь встает вровень со своим великим партнером, и с этой музыкой. Конечно трудно сыграть концерт Паганини или головоломные пассажи Сарасате. Но сыграть Сонату Франка куда сложнее. И это удалось. 

Две другие Сонаты  - ре-мажорная Шуберта и ля минорная Шумана тоже были сыграны прекрасно. Был идеальный ансамбль, скрипка и рояль дополняли друг друга, благородно уступая место друг другу, как и положено в камерной музыке.

Но они были сыграны до Сонаты Франка. После Сонаты Франка я бы не стал их слушать. Потому что Соната Франка – на другом уровне общения с Миром и с Богом.

Короче, это был уникальный концерт.

Кстати, и закончился он уникально.
Публика устроила длительную стоячую овацию и требовала «биса». Музыканты уходили и приходили, переглядывались, но ничего не играли. (после камерных программ обычно бисов не бывает). 

Наконец, Михаил Васильевич сел за рояль и начал играть Увертюру к опере Вагнера «Тристан и Изольда». Зал нервно хохотнул… Все во первых знают, что это довольно длинное сочинение, минут 5 очень медленной музыки, а главное, что это произведение без скрипки ( я никогда не слышал переложения этой Увертюры для скрипки и рояля).

Но оказалось, что Плетнев шутит. Он сыграл несколько фраз из «Тристана», потом смодулировал в нужную тональность, и полилась всем известная музыка Фрица Крейслера, которая называется «Грезы любви». Все опять хохотнули, и радостно и облегченно вздохнули. Катарсис был достигнут.

*** 

Как раз катарсиса не хватило в последнем концерте этого фестивального уик-энда.. Это был клавирабенд Аркадия Володося. 

Скажу честно, что его я никогда не слышал живьем. Только в записи. Последнее время он почти не играет в России, хотя родился и учился он в Питере и в Москве.  Но интерес к нему везде очень велик. Ведь он прослыл как «самый техничный», «самый виртуозный» «самый блестящий»… и много других «самых» пианист на свете. Понятное дело, все шли на концерт услышать именно это «самое».

Увы, ничего такого не произошло. 

Володось сначала сыграл 6 миниатюр Брамса опус 118. Эта гениальная музыка прозвучала -… хорошо. Никакой эксцентрики, никаких взлетов и падений, спокойно, ровно, mezzo-forte. Пожалуй, выделилась Баллада соль-минор – но там и музыка более страстная, а все остальное прозвучала подчеркнуто бесстрастно. В этом немного был, говоря сегодняшним языком, некий «троллинг»… Типа «вот вы ждете от меня, чтобы я разорвал рояль в клочья, а я специально буду играть как пай-мальчик, тихо и медленно».

Так это и продолжалось до конца этого концерта. Володось сыграл потом очень длинную сонату Шуберта ля-мажор, со знаменитыми шубертовскими длиннотами, и хотя музыка была божественная, но немного приторная, или так играл пианист.

Все было спокойно, и опять же mezzo–forte.

Но все ожидали бисов. Все ожидали самого быстрого, самого техничного, самого виртуозного пианиста планеты. Все думали – вот сейчас он покажет высший класс…

Увы! Ожидания не оправдались. Володось сыграл 5 бисов, все они были медленными и тихими. Ничего быстрого и громкого. И ничего известного. Я думал, что он хотя бы на радость публике сыграет свой знаменитый парафраз «Rondo alla turca”… Но и этого не произошло. 5 бисов ( все потом долго гадали, что же он играл, называли Сибелиуса, Вивальди, того же Шуберта) я не опознал ничего… Но все было одинаково скучно.

Когда публика поняла, что ее троллят, и виртуоз не будет играть ничего виртуозного – публика перестала хлопать, и концерт окончился.

Странная история!

***

Впрочем это не омрачило общего впечатления от Фестиваля. И я уверен, что два оставшихся уик-энда пройдут без замен, и там, надеюсь, появятся заявленные певцы Брин Терфель и Рене Флеминг, пианисты Александр Канторов и Ефим Бронфман,  оркестры Концертгебау и Оркестр Байрейтского фестиваля под руководством блистательного Андриса Нельсона, кстати уроженца этих мест.

Словом, предстоит невероятный праздник музыки!

БРАВО, ФЕСТИВАЛЬ РИГА - ЮРМАЛА!

ТАК ДЕРЖАТЬ!

Александр Журбин

Фото с концертов предоставлены Riga Jurmala Music Festival

 

16.08.2021



← интервью

Выбери фестиваль на art-center.ru

 

Нажимая "Подписаться", я соглашаюсь с Политикой конфиденциальности

Рассылка новостей