Новости


Подписаться на новости


06.12.2021

Лев Слепнер.
В другом измерении.

Композитор и музыкант Лев Слепнер – лидер коллектива Marimba Plus. Мы поговорили с ним о многогранности творческого процесса, создании киномузыки и Школе Ритма, а также о планах на новый альбом.

- Начнем с самого часто задаваемого и актуального вопроса: как ваша группа и лично вы, как музыкант, существуете в пандемийное время? На чем сосредоточено ваше внимание? Как обстоят дела с концертами, ведь их сейчас стало намного меньше?

- С группой у нас ежемесячно проходят концерты в клубе Алексея Козлова. В декабре мы были в Санкт-Петербурге на международном барабанном конкурсе Drum Wave в рамках которого мы дали сольный концерт. Естественно, некоторые концерты переносятся.

Когда между выступлениями бывают паузы, я сажусь и начинаю писать новый материал.

- Я была на вашем выступлении, которое проходило в рамках фестиваля BelgorodMusicFest пару лет назад. Моя мысль тогда была примерно такая: это зажигательно, узнаваемо, и при этом ни на что не похоже. Как бы вы определили жанр и стиль, в которых вы работаете как композитор? Как рождается та или иная музыка и что вас вдохновляет?

- Насчет жанра – мы пытались дать себе квалификацию, и у нас получилось нечто длинное – World Music с применением электроники, джазовой импровизации и т.д. Среди наших программ есть посвящения разным народам. В них прослеживаются этнические элементы, но мы не этнический ансамбль в чистом виде. Наша этника та, что рождается в голове у композитора и потом нами перерабатывается. Мы в нее внедряем себя – современных ребят, которые существуют с современным звуком и саундом.

Мы  очень серьезно работаем и тому подтверждение - новая пластинка, которую мы сейчас делаем. Музыку уже записали и сводим с большим трудом и с невероятными препятствиями, потому что материал очень сложный. Именно для сведения, а не для восприятия слушателя.

Там присутствует много электроники и акустики: акустику надо поженить с электроникой, сделать так, чтобы это все одновременно дышало, и никто никого не задавливал. Это очень интересный процесс. Весь продакшн сделал наш великолепный саксофонист Михаил Зуев. Он полностью создал электронную обложку, а уже внутри наша замечательная музыка. Это будет наш восьмой альбом, который сейчас потихонечку обретает формы.

Первый трек «Орион», с которого мы начнём посингловое представление альбома, сейчас начинает проявляться. Мы слушаем его, начинаем двигать и поправлять звучание, но жизнь в нем уже появилась.

-  А можно узнать о концепции нового альбома?

- Альбом называется «В другом измерении». Это некая параллель существующей вселенной, которая есть не только в космосе, но и в каждом из нас. В каждом из нас очень много граней и мы можем себя открывать с абсолютно разных сторон. И тем не менее, весь альбом пронизан космическими лучами и идеями, то есть присутствует сквозное развитие космоса.

- Многомерность, вселенная и самопознание.

- Космос не только там, где-то далеко, но и космос в себе. Мне кажется, даже это больше внутрь себя, чем наружу.

Marimba Plus

- У вас очень обширный бэкграунд – работа в оркестре народных инструментов и симфоническом оркестре, джазовые проекты. Можете ли вы сказать, что совокупность опыта и различных звучаний привела к такому индивидуальному по стилю коллективу, как Marimba Plus?

- Конечно. Опыт в любом случае оказывал большое влияние. Все меня формировало и как композитора, и как исполнителя, особенно та школа, которую я получил. Начиная с музыкальной школы, потом училища и Академии имени Гнесиных.  Первый мой педагог – Геннадий Владимирович Бутов. Он человек невероятной харизмы и энергии. К нему я пришел в Гнесинскую,семилетку и у него же учился в музыкальном училище. Он привил мне некую свободу понимания музыки, образности. Я всегда вспоминаю его с теплом и трепетом, потому что свобода внутри академической музыки дорогого стоит. Не просто привязка к нотам, а понимание образности – о чем, как и с каким чувством ты должен играть. И это дало свою почву.

- И, не забываем, что вы - мультиинструменталист.

- Владение несколькими инструментами всегда тебя развивает. Игра на фортепиано дает ощущение гармонического расклада. Я, допустим, быстро на фортепиано не играю, но зато я играю с мощной подачей и если это какие-то рифы, то они звучат очень перкуссионно и мощно по звуку. Многие пианисты это даже отмечали. Они играют мягче, не могут добиться такого звука, как у меня из-за того, что я перкуссионист и чувствую эти молоточки, чувствую подачу.

Мой следующий педагог Дмитрий Михайлович Лукьянов, у которого я обучался в академии им. Гнесиных, привил мне точность, аккуратность, педантичность, цепкость и яркость. Другие грани.

Если с Геннадием Владимировичем мы открывали во мне свободу, музыкальность, мелодичность, то тут все то же самое, только с другой стороны. Стоит сказать, что я пришел в Гнесинскую академию не самым сильным студентом, и поэтому я счастлив, что попал на этот сильный курс. К потрясающим педагогам и ребятам. Ребятам, которые уже играли очень здорово. Я смотрел на них с открытым ртом и тянулся, занимался каждый день много часов, чтобы дойти до этого уровня.

А мультиинструментальность входит в обязанность академического музыканта. Ты играешь и на маримбе, на виброфоне, на ксилофоне, на барабанах, на разложенной на много голосов установке. Это оркестровая история.

- У вас также большой опыт в написании музыки к кино и мультфильмам. Чем работа над музыкой к кинокартине отличается от обычной композиторской работы?

- Отличие большое, так как здесь ограничена твоя свобода. У тебя есть сюжет, конкретная покадровая история. Я работаю с режиссером Юлей Ароновой, с которой получил огромное количество наград как композитор по всему миру. И с Юлей у нас понимание на космическом уровне. Она присылает мне кусочек, рассказывает примерно, что нужно и я просто сажусь и пишу под этот кусок и попадаю в девяноста процентов практически сразу.

А когда ты просто пишешь музыку, то ты пишешь ее в свободном плавании и цепляешься за мысль. Просто накидываешь идеи. Потом выбираешь то, что нравится, склеиваешь и уже вносишь в ноты.

- Как раз про написание музыки и свободное плавание. Есть правило, что если хочешь сделать хорошо – сделай это для себя. Вы пишете музыку для себя?

- Я вообще не пишу, если мне не нравится. Ни одной ноты. И мне не так важно, кому она понравится. И очень много набросков просто лежат без дела. Потому что если они меня не зацепили, я их никогда не вынесу на свет.

- Либо они ждут своего часа.

- Да, может быть всплывут попозже.

- Возвращаясь к кино. Какие ощущения возникают, когда сидя перед большим экраном, слышишь свою музыку?

- Ощущения потрясающие, когда ты видишь, что музыка дополняет сюжет картины. Иногда ты понимаешь что если убрать музыку, то уйдет сердце. Картинка картинкой, но когда ты чувствуешь музыкальное наполнение, когда оно тебя ведет, то оживает вся история.

Я всегда испытываю восторг, когда я смотрю итоговую работу на большом экране. И не только потому, что именно я написал музыку, а потому что это в целом органично получается. И это часть меня, как композитора.

- Хочу у вас узнать про вашу Школу Ритма. Можете рассказать, как строится учебный процесс?

- Учебный процесс строится на регулярных курсах, которые у нас есть: онлайн-интенсив два раза в неделю. Причем, мне приятно, что на занятия «приходят» не только из Москвы или Санкт-Петербурга, но и со всей России и даже из зарубежья: Прибалтика, Франция, и т.д.  

Также у нас есть очные группы, когда к нам в студию приходят студенты. Это ансамблевая игра, непосредственно игра со мной как с педагогом. Поэтому наша школа развивается.

- Почему у вас возникла идея основать Школу Ритма? В чем основная цель?

- У меня есть мечта, чтобы ритм ввели в общее музыкальное образование, как фортепиано, сольфеджио, гармонию. Потому что получается ситуация, когда детей обучают игре на инструменте, но из музыкальных школ, училищ или даже академий выходят музыканты, которые не владеют ритмической структурой до конца.

Им еще очень много чего надо учить, для того чтобы просто быть ритмичным. Попадать в доли, чтобы играть и взаимодействовать с другими музыкантами, понимать разные пульсации. Базовые вещи в ритме необходимы любому музыканту, танцору, человеку, который взял в руки инструмент.  Именно ритмическая составляющая дает свободу.

Совсем недавно мы участвовали в Фестивале актуальной классики, и наша школа являлась партнером и содействовала приезду потрясающих музыкантов B S Manjunatha и Variashri Venugopal. Это одни из топовых индийских музыкантов. Мы помогли организовать их мастер-классы в рамках фестиваля. И, самое главное, у нас был совместный концерт Marimba Plus и B S Manjunatha в клубе Алексея Козлова. И это было восхитительно.

Совместное выступление Marimba plus c B C Manjunath & Varijashree Venugopal
в клубе А. Козлова

B S Manjunatha в совершенстве владеет коннаколом, и преподает по всему миру. Он высоко оценил то, чем мы занимаемся и на каком уровне находимся. Он был удивлен, когда на мастер-классе в Зарядье сидел полный зал, который спокойно считал ритм.

Variashri Venugopal, Лев Слепнер, B S Manjunatha
фото 
Мария Утушкина

- Люди были подготовлены.

- Он не ожидал этого, как мне кажется.

- Может ли к вам в школу прийти человек с нуля, без музыкального образования?

- Конечно, очень многие приходят с нуля, очень много любителей. У нас все учащиеся начинают с базового курса. Он подходит для всех. Другое дело, кто как продвигается. Если человек без образования, то на начальном этапе он будет чуть-чуть медленнее двигаться. Но это только первые два урока. Потом все выравнивается.

В Школе Ритма мы обучаем через систему коннакола – южноиндийской ритмической системы.

И смысл очень простой, девиз Школы Ритма и коннакола: «то, что ты можешь проговорить, то ты можешь сыграть». Через проговаривание, через слоги ты делаешь миллиарды комбинаций, а после проигрываешь. Через это формируется серьезная базовая «подушка», которая помогает в любом жанре и стиле чувствовать себя комфортно и свободно.

Пример из жизни: меня пригласили в симфонический оркестр, как перкуссиониста. Планируют сыграть пьесу Софьи Губайдуллиной для двух оркестров: симфонического и джаз-бэнда. Мне дают ноты, и я вижу, что там постоянно какие-то смены пульсаций: то квинтоли, то квартоли, то паузы, то триоли, то шестнадцатые. Все это разбросано, меняется, бурлит.

Я просто беру и читаю эти ноты с помощью коннакола, как книгу. Потому что на каждую группировку, на каждую фигуру есть определенная система. Я читаю, как будто по слогам.

фото Владимир Волков

- Универсальный переводчик.

- Да и та сложность, которая была, до того как я ознакомился с системой, когда надо было учить, проигрывать бесконечно с метрономом, чтобы пришло понимание этой фигуры, как эта квинтоль будет звучать. А сейчас ты просто улыбаешься и играешь с удовольствием. То есть появляется свобода.

- А что насчет прямых эфиров на Телеграм-канале Школы Ритма?

- Изначально мы запустили радио на телеграм-канале нашей школы, где просто со студентами разбирали треки с точки зрения состава и пульсации. То есть это был внутренний чат. И мы провели несколько таких эфиров. Но потом мне показалось, что нужно делать проект более масштабный. Теперь я приглашаю известных музыкантов, моих друзей с которыми я работал, с которыми у меня есть тесный контакт, которых я прекрасно знаю.

И они действительно могут многим поделиться с нашей аудиторией: опытом, знаниями, мастерством.

Александра САЙДОВА
фото из личного архива Льва Слепнера

Больше информации на сайте
Instagram

Школа Ритма Льва Слепнера
Telegram
Instagram
YouTube

06.12.2021



← интервью

Выбери фестиваль на art-center.ru

 

Нажимая "Подписаться", я соглашаюсь с Политикой конфиденциальности

Рассылка новостей