Новости


Подписаться на новости


29.12.2022

Екатерина Державина. Рахманинов предрекал Метнеру: «Ваше время еще придет»

21 декабря в концертном зале медиацентра «Дом Скрябина» в рамках юбилейного фестиваля «150/Скрябин/150» к 150-летию со дня рождения А.Н.Скрябина состоялся сольный концерт лауреата международных конкурсов и доцента МГК им. П.И.Чайковского Екатерины Державиной, где были исполнены сочинения Скрябина и Метнера. Перед концертом пресс-служба Мемориального музея А.Н.Скрябина побеседовала с пианисткой об этих композиторах, о трудностях исполнения их сочинений и о том, как работать над музыкой барокко.

- В музее Скрябина у Вас 21 декабря состоится концерт с исполнением произведений Скрябина и Метнера. Как появилась идея соединить их в одном концерте?

- Они современники, композиторы Серебряного века – в этом идея. Мне показалось интересным отобразить, насколько разная сочинялась в то время музыка. Принято Метнера причислять к консерваторам (и сам он себя причислял к консерваторам), хотя это совершенно не так, ведь в его музыке масса новаций, особенно в плане ритма, метра, в плане нестандартного использования фольклора и много других особенностей. Его музыку ни с кем не перепутаешь, но, конечно, в общем плане она находится в русле позднего романтизма, поэтому его считают более традиционным композитором. А Скрябин считается таким новатором. Может, поэтому их достаточно редко играют в одной программе.

- Метнер, будучи одним из ваших любимых композиторов, долгое время по воле судьбы оставался в тени. А сейчас он все более и более популярен. Как вы думаете, с чем это связано?

- Мне кажется, мы с Борисом Березовским (пианист, заслуженный артист РФ) много сделали для этого. Начало можно отнести к 2006 году, когда Борис организовал первый метнеровский фестиваль с целью популяризации его музыки. Действительно, на тот момент композитора исполняли мало. Таких мероприятий было четыре или пять. Надо сказать, что последний собрал полные залы.

Отчасти в этом есть наша заслуга, что музыку Николая Карловича начали больше играть, больше знать и больше петь. Кстати, огромная часть его наследия – камерно-вокальные композиции, которые он называл стихотворениями. Здесь надо сказать, что он брал только высококлассные тексты. Ведь часто с учетом гениальной музыки не замечаешь недостатков текста, а после музыки сам текст кажется уже гениальным. А Метнер брал великолепные стихи Тютчева, Пушкина, Белого, Брюсова, также писал песни на стихи Гете, Эйхенбурга. И я очень счастлива, что сейчас его больше и больше поют.

Стоит сказать о трудности исполнения его сочинений, но в целом сейчас тренд на исполнение чего-то нового, неизвестного. В этом смысле Метнер – огромный пласт русской музыки.

- Возможно, это еще связано с характером музыки, который легко находит отклик в душе, особенно среди молодежи?

- И это прекрасно, видимо, его время настало сейчас, как Рахманинов ему предрекал: «Ваше время еще придет». А вот Скрябин уж очень принадлежит к своему времени.

- Вы устраиваете не просто концерт класса, а тематический вечер. Что сподвигло вас выбрать именно эти сочинения? Тут и фирменные сказки Метнера, ранние и поздние опусы Скрябина. Расскажите об этом поподробнее.

- Никакой особенной идеи не было, было желание сыграть эти сочинения Метнера. Восемь картин-настроений – это его самый первый опус, который он решил представить публике.

Этот опус немного эклектичен, но в нем - весь Метнер, какие-то особые образы, идеи, которые потом будут развиваться в будущих сочинениях.

А 42-й опус – три сказки, которые обозначили рубеж в его жизни, они посвящены А.И.Трояновской, в доме которой Метнеры жили перед тем, как навсегда покинуть Россию. Поэтому здесь интересно первое название - «Русская сказка». Это абсолютно трагическое сочинение, как и весь опус.

А вот у Скрябина будут звучать разные сочинения. Будут ноктюрны в духе Шопена с русским флером, Девятая соната, так называемая «Черная месса» и 5 прелюдий ор.74. Прелюдии стали его самым последним сочинением для фортепиано, они содержат в себе наброски предварительного действа, мистерии.

- В консерватории вы преподаете на факультете исторического и современного исполнительского искусства. Почему именно ФИСИИ?

- Мне нравится сама идея факультета расширить репертуар. Студентами исполняются разнообразные сочинения, начиная с Ренессанса до музыки, которая пишется сейчас. Это поощряется и входит в обязательную программу.

Студенты обязаны играть на разных инструментах, что тоже очень интересно. Я даю им самые разные произведения. Стараюсь исходить не из своих предпочтений, а идти за учеником, узнавая, что ему ближе, что лучше выходит, и обязательно даю сочинение, которое ему трудно дается.

Мне нравится атмосфера на факультете, мы все тесно общаемся.

- Недавно вы провели в нашем музее мастер-класс с юными пианистами. Какие у вас впечатления от современной фортепианной школы в сравнении с той, которую вы прошли в вашем детстве?

- Не могу сказать, что я вижу отличия. Все-таки все зависит от детей, есть более способные, есть менее. В целом, мало что изменилось, поскольку школа остается школой. Я вижу, что учителя очень грамотно преподают, у всех детей все культурно звучит. А когда им что-то объясняешь, то они понимающе кивают, стараются все исправить, то есть мы говорим с ними на одном языке.

- Вы были знакомы с Игорем Жуковым, одним из ярчайших интерпретаторов сочинений Скрябина. Вы вспоминаете дружбу с ним?

- Не могу сказать, что я с ним дружила. Для меня это был такой пример, образец преданности своему делу. Вообще Игорь Михайлович был «взломщиком». Он взламывал устоявшиеся представления и традиции в исполнительском искусстве. Но делал это не намеренно, чтобы просто играть иначе, а пытался заново прочитать текст композитора, и пытался не впустить в свою игру то, что уже было привычным для нашего уха. Вот этому я всегда старалась учиться.

Удивительным образом вам кажется, что он играет наоборот, не так, как привычно. Но когда вы открываете ноты, то замечаете, что он абсолютно ничем не погрешил против того, что написал автор, и это потрясающее свойство.

Слушать его безумно интересно. Но у него был сложный характер, он легко ругался с людьми. С ним было сложно, и ему было не легко. Вероятно, поэтому он не играл в самых больших залах и не имел той блестящей карьеры, которой был достоин.

- Вы занимаетесь редакциями произведений Баха. Какого рода работу вы делаете?

- Я написала аппликатуру для Гольдберг-вариаций. Это некие комментарии, а не редакция в полном смысле слова. Вот сейчас я то же самое сделала с Английскими сюитами, а в будущем хотела бы поработать над Французскими сюитами, в том числе над повторами тех или иных эпизодов в цикле – предложить свой вариант, как пример того, как это можно сделать.

- Музыканты часто впадают из крайности в крайность – либо уртекст, либо готовая редакция. А если учесть разнообразие редакций, то глаза разбегаются. Как поступить юным музыкантам при выборе?

- Тут педагог должен помочь учащемуся. Конечно, есть смысл взять уртекст и сделать собственную редакцию, но вместе с педагогом. Он должен знать все стилистические особенности, знать, как грамотно сделать динамику, украшение, артикуляцию и прочее. Я понимаю, что это большая работа, но она необходима.

- Впереди не только день рождения Скрябина, но и год Рахманинова, поэтому к Рахманинову будет приковано пристальное внимание на протяжении всего года. А что для вас Рахманинов и как часто вы исполняете его музыку и даете её своим студентам?

- Рахманинов – это такой святой для всех музыкантов, в том числе для пианистов. Просто даже по-человечески его облик, его образ вызывают не просто уважение, а благоговение. Я, наверное, не встречала людей, которые бы говорили: «Не люблю Рахманинова». Он – гениальный пианист и композитор, а больше и добавить нечего.

Но, конечно, трудно играть Рахманинова. У меня студенты довольно мало его играют, не знаю почему, так получилось.

- Какие у вас планы и проекты на 2023?

- Весной мы с Яной Иваниловой хотим исполнить рахманиновские вокальные опусы. Также планируются поездки в Европу, в Азию, в том числе в Таиланд. Хотелось бы участвовать в фестивале во Франции. Главное, чтобы дай Бог, все получилось. 

- Как вы будете праздновать Новый год, может есть какие-то семейные музыкальные традиции?

- Я вот люблю слушать Рождественскую ораторию Баха в новогодние дни. Это моя привычка практически с детства. А в целом, все просто, как у многих, в кругу семьи, с елочкой.

 

19.12.22
Беседовала Айдана Кусенова
Пресс-служба
ГБУК Мемориального музея А.Н.Скрябина

29.12.2022



← интервью

Выбери фестиваль на art-center.ru

 

Нажимая "Подписаться", я соглашаюсь с Политикой конфиденциальности

Рассылка новостей