Новости


Подписаться на новости


Гоголевщина в «Кошкином дому» или театральный пожар в Петрозаводске

 
В самом северном оперном театре страны, где когда-то играли и драму и опереттки, а теперь за два десятилетия накопили добротный оперный репертуар, работают интересные режиссеры. Помимо небанального (мягко говоря) художественного руководителя Юрия Александрова здесь ставят самые яркие имена российской оперной режиссуры: и Александр Петров, и  Георгий Исаакян. Странно, что хулиган (по старой памяти 90х его еще так называют) Дмитрий Бертман в этом списке отсутствует. А детские сказки, по доброте душевной дирекции, отдаются на откуп едва выпустившимся из учебных заведений режиссёрам. Работа с начинающими и амбициозными студентами у труппы складывается всегда по-разному. Спектакли, ставшие дипломными, часто быстро снимались с репертуара, а труппа крепких профессионалов  иногда даже бастовала, дабы не отдаваться в молодые, да не всегда еще умелые режиссерские руки. Но на этот раз Петрозаводску повезло.
 
 
Режиссер детской оперы-сказки «Кошкин дом» - Юлия  Чудненко, - выпускница ГИТИСа, и это ее первый серьезный спектакль на профессиональной сцене. Но Юлия - серьезная и вдумчивая девушка, успевшая поучиться на курсе Георгия Павловича Ансимова. Ее мастер – последний представитель школы великих советских оперных режиссеров, основатель факультета музыкального театра ГИТИСа, умеющий не только дать основы мастерства, но и увидеть и сохранить в студенте индивидуальность. Достаточно вспомнить уже упомянутого нами его ученика, оперного «хулигана» Дмитрия Бертмана (которому, к слову, он так доверял, что лично передал свою должность декана факультета). После ухода из жизни Ансимова его курс передали Юрию Лаптеву, приверженцу настоящей классической оперной режиссуры. Человеку, который, помимо вокальной и режиссерской деятельности в лучших театрах России, успел постажироваться в Ковент-Гардене по вопросам организации театрального процесса и поставить «Хованщину» в Ла Скала. Словом за хрупкой спиной начинающего режиссера стоят маститые педагоги. 
 
 
И в этот раз детская сказка превратилась в стильный интересный спектакль. И речь в этом «Кошкином доме» вовсе не о кошке (Кошка - Наталья Ландовская), которая как была милейшей ушастой и жеманной Мэрилин Монро, так ею и осталась, несмотря на все жизненные передряги. Главными персонажами в этом спектакле оказались те, кто ее окружал. Так же как свита делает короля, в силу ли режиссерского решения образов, может быть в силу мощной актерской одаренности «свиты», образы козлов, петуха, и свиньи сделали этот спектакль.  В итоге получилась четкая и печальная модель разъединённого эгоистичного общества. Семейная пара наживающихся на всем Козлов, ленивая и равнодушная ко всему, кроме собственного выживания свинья (а ты попробуй выжить с 12 детьми), самовлюбленный гений-тенор Петух с его недалекой и кокетливой женой. Общество, празднующее новоселье – сплошная «гоголевщина». Человеческие связи лживы, все носят маски и Кот–дворецкий (галантный и обаятельный Вадим Мокин) – водит «послепожарную» Кошку по всем этим семействам, словно Вергилий Данте по адовым кругам. Мораль - в поисках настоящей дружбы и заботы ты должен будешь пережить и равнодушие окружающих и их жадность, но нужно продолжать верить и не сдаваться. 
 
Художник - молодая яркая Анна Курочкина, - при минимальном бюджете создала стильный и лаконичный мир, где театральная условность во внешней стороне дома оборачивалась при входе внутрь  вкусным бытописанием (уморительно важные портреты козлов на стенах, куча огромных рыночных сумок с «черкизона» в комнате свиньи, живущие под двумя стремянками бедные котята).
 
 
Интересные и необычные для себя актерские работы подарили Вячеслав Хавренок, сыгравший уморительного глуповатого козла, Петр Хухрин, вышедший в образе самовлюбленного шоу-тенора, Нина Болдырева, выступившая в роли старой недалекой свиньи. Так уж получилось, что мужчины в семейных парах, словно, по хорошей патриархальности, вышли ярче и интереснее своих вторых половин. Курица в исполнении Анны Лукьяновой обаятельна, а Коза (Елена Полиенко) несколько сердито ушла в тень. Рассказчики, два молодых начинающих артиста (Каюм Шодияров, Ринат Чуганаев) перевоплощались то в грачей, то в бобров, то в пожарных, добавили немного милого общения с  публикой. Столичным зрителям, привыкшим к перформативности Серебренникова и Богомолова, взявших многое из эстетики стендапа, захотелось бы вероятно сделать это общение со зрителем теснее и не столь условным. Но для практики Карельского театра – этот спектакль, при любых скромностях режиссера (размах, как известно, приходит с опытом), - максимально свежий. Он  ярким пятном будет выделяться на фоне некоторых карельских постановок. Ведь, если вы, например, посетите тамошнюю «Летучую мышь», то несомненно окунетесь в театр 50-летней давности. Театральный и творческий процесс в самой большой стране мира, естественно, протекает неравномерно, и, понятное дело, что правила хорошего тона требуют получить эстетическое удовольствие от любого сценического материала, за которым стоит работа десятков профессионалов. Но встретить молодость и свежесть режиссерского и художественного взгляда среди оперной эстетики советского реализма – большая радость и для зрителей, и  для самого театра. Словом, если театр продолжит сотрудничество с поставившими «эдакое» барышнями, он сделает шаг навстречу своему стильному будущему, не ранив ни консерваторов, ни новаторов.  Юлии и Анне, как немногим, с легкостью удалось сбалансировать между традицией и современностью. За что им и большое человеческое и кошачье  спасибо. 
 
Дарина ИУДИНА
Фотографии предоставлены пресс-службой Карельского театра, автор - Виталий Голубев
 

← дебюты

Выбери фестиваль на art-center.ru

 

Нажимая "Подписаться", я соглашаюсь с Политикой конфиденциальности

Афиша + билеты

Афиша + билеты

 
 
« Декабрь »
 
  
ПнВтСрЧтПтСбВс
  123456 
 78910111213 
 14151617181920 
 21222324252627 
 28293031    

Подписка RSS    Лента RSS


Все афиши






афиша

 

 
Рассылка новостей