Новости


Подписаться на новости


Т фестиваль


04.10.2019

Пурпурная роза Калининграда

Калининградский музыкальный театр

Оперная программа IV фестиваля музыкальных театров России «Видеть музыку», проводимого Ассоциацией музыкальных театров и Министерством культуры России при поддержке Фонда президентских грантов, познакомила столицу с новым музыкальным коллективом – Калининградским областным музыкальным театром – самым западным в нашей стране и одним из самых молодых. Театр существует менее двух десятилетий, и почти с самого начала его деятельности опеку над ним взял столичный «Геликон» и лично Дмитрий Бертман. Символично, что на фестивале театр выступил именно на сцене на Большой Никитской.

Привезенная калининградцами «Иоланта» - плод совместных с «Геликоном» усилий: срежиссировал её штатный режиссёр столичного театра Илья Ильин, оформили главные художники Игорь Нежный и Татьяна Тулубьева, продирижировал московским показом главный геликоновский хормейстер Евгений Ильин, да и хор с оркестром тоже были местные, геликоновские. Кроме того, две ведущих партии в опере (Водемона и короля Рене) спели геликоновские же  солисты. Столь мощные московские вливания должны были, казалось бы, здорово поднять уровень спектакля, однако впечатления по его просмотру остались очень противоречивые.

Затянутые белой простыней три грани сцены: на ней – кровать, усаженная куклами всех размеров. Это – девственный мир провансальской принцессы, в котором она живет, как в клетке, не ведая ничего и никого, блуждая в белых же одеяниях от стенки к стенке – принцесса едва ли слепа, скорее аутична. Чтобы она ненароком не выбралась из «райского» местечка, главный вход в него наглухо заложен массивными пеноблоками. Кроме того, ее охрана поручена внушительному отряду одетых в белые фартуки гимназисток горничных, возглавляемых бонной Мартой в строгих очках и с устрашающим начесом. Сценография разочаровывает своей скудностью и невыразительностью, что в некоторой степени компенсировано костюмами с выдумкой.

Калининградский музыкальный театр

Однако все эти предосторожности оказываются совершенно напрасными: как и положено, Роберт и Водемон все равно проникают в заповедный белый бокс – причем очень тривиально, выходя из боковой кулисы. Ария о Матильде разыграна как КВН-овский капустник: пока Роберт изливает душу, Водемон откровенно ёрничает, играясь с иолантиными куклами и даже пародируя балетные па. Но апофеозом первой части спектакля (он идет с антрактом, при чем пауза взята совсем не там, где Пётр Ильич предполагал деление на картины) оказалось досрочное «прозрение» Иоланты: волей режиссера бургундский рыцарь знакомит принцессу-аутистку с премудростями плотской любви. Впору петь вместо «рыцарь, что такое свет?» - «что такое секс!»

Познавшая радости чувственных наслаждений Иоланта выходит на сцену после антракта в пунцово-красном платье – видимо, чтобы уже никто в публике не сомневался в сути свершившегося «просветления». Непосредственно перед ее появлением Водемон распевает свой знаменитый вставной романс про «ангела непорочного», который воспринимается как неумная шутка, самое меньшее – как курьез. Нагрянувшее внезапно общество во главе с королем предпринимает в отношении нарушителя спокойствия самые жесткие меры – брутальный Альмерик избивает его буквально до полусмерти. Миссия мавританского врача остается невнятной – все ведь уже сделано без него. В финале кладка из пеноблоков саморазрушается, и новые любовники сбегают сквозь образовавшийся проем прочь от сомнительного парадиза короля Рене.

Калининградский муз обл театр

Оригинальная интерпретация известного сюжета озадачила не меньше музыкального прочтения бессмертной партитуры. Очень громко и грубо, совсем не поэтично звучал оркестр, координация с вокалистами была недостаточной, в целом же не чувствовалось понимания дирижером архитектоники целого, мастерства выстроить форму явно не хватало. Виталий Фомин, призванный выручить гостей из Калининграда, выступил в партии Водемона весьма неубедительно, продемонстрировав недоделанный вокал и неспособность держать паритет с оркестром. Впрочем, тут ничего нового: по весне премьеру этой же оперы на этой же сцене (но уже в постановке собственного театра) тенор также «благополучно» не вытянул.

Но были в спектакле, безусловно, и приятные музыкальные моменты. Григорий Соловьёв оказался очень качественным, настоящим Рене, его увесистый и умелый бас прозвучал интересно  – тут помощь «Геликона» пришлась очень кстати. Но и собственные солисты Калининградского музтеатра оказались достойными столичной сцены: с ярким, сильным голосом сопрано Екатерина Феоктистова (Иоланта), с культурным и выразительным звуком баритон Илья Крестоверов (Роберт). Но особенно впечатлил драматический баритон Александр Дудницкий в партии Эбн-Хакиа – голос мощный, объемный, звенящий, идеально подошедший к этой совсем непростой партии: оказаться состоятельным в монологе «Два мира», как известно, дано далеко не каждому.

Александр МАТУСЕВИЧ

Фото - Ирина ШЫМЧАК

04.10.2019



← события

Выбери фестиваль на art-center.ru

 

Афиша + билеты

Афиша + билеты

 
 
« Октябрь »
 
  
ПнВтСрЧтПтСбВс
  123456 
 78910111213 
 14151617181920 
 21222324252627 
 28293031    

Подписка RSS    Лента RSS


Все афиши






афиша

 

 
Рассылка новостей