Новости


Подписаться на новости


Когда Москву берет в свой плен дождливая серая осень, и плохое настроение не поддается модным сейчас антидепрессантам, есть только одно место, в котором вас, наконец-то, отпустит осенняя хандра – театр «Московская оперетта».  Здесь в сиянии софитов под чарующие звуки Кальмана, Легара, Оффенбаха и Штрауса прекрасные мужчины и женщины поют друг другу о любви. Здесь вы не услышите ни слова о быте, политике и прочих неприятностях. «Сказка», - скажете вы. Но разве мы, взрослые люди не заслужили хотя бы кусочек этой сказки, имя которой «Оперетта».

Сегодня мы предоставляем слово одной из ведущих актрис этой сказки, ой, простите, этого театра, а к тому же либреттисту, на счету у которого несколько мюзиклов, режиссеру-постановщику нескольких спектаклей, идущих на сценах Москвы, арт-директору Международного конкурса «ОпереттаLand», заслуженной артистке России Жанне Жердер. Этот материал задумывался, как интервью, но из-за чрезвычайной занятости Жанны – идет подготовка к конкурсу «ОпереттаLand» - интервью превратилось в статью. Тем более, с журналисткой работой Жанна тоже знакома – два года они вместе с мужем, Герардом Васильевым, выпускали глянцевый журнал «ОпереттаLand».

С чего все началось? Разумеется, с оперетты, вернее с закулисья Cвердловского театра музыкальной комедии, где работали мои родители, и где прошло мое детство. Мама и сейчас работает в этом прекрасном театре. Я до сих пор помню все спектакли, которые тогда шли. Потом было Гнесинское училище, Гнесинская Академия, но главные «университеты» я прошла именно там, за кулисами.  

Недавно состоялась премьера оперетты Карла Миллекера «Нищий студент» - спектакля, поставленного мной со студентами Театрального Института имени Б.В.Щукина (руководители курса народный артист России Е.В.Князев и заслуженный деятель искусств В.И. Тартаковский). Мне было чрезвычайно приятно сотрудничать с этим курсом. Ребята получили отличную актерскую школу. Работать с ними было легко и приятно. К тому же, я давно мечтала поставить этот спектакль. Почему? Прежде всего из-за редкого в мире музыкального театра баланса прекрасной музыки Миллёкера и великолепного либретто Николая Эрдмана. Для любителей оперетты не секрет, что очень часто опереточные либретто «не дотягивают» до планки, заданной композитором. К сожалению, именно по этой причине многие прекрасные оперетты незаслуженно забыты. «Нищему студенту» повезло: русский вариант либретто, написанный Эрдманом, имеет мало общего с оригиналом Целля и Жене, но превосходит его по качеству драматургии.  Когда-то, еще в Свердловске (нынешнем Екатеринбурге) я, увидев «Нищего студента», буквально «заболела» миллекеровскими мелодиями. Разумеется, наш спектакль ничем не напоминает ту постановку, она была довольно академичной, а мы озорничаем, веселимся и хулиганим на всю катушку, но все равно, за этот успех я благодарна своему «театральному» детству.

А в общем-то, что даже самые «взрослые» спектакли имеют «детские» корни. Вот например, «Цезарь и Клеопатра» - спектакль созданный мной в содружестве с  «легендой русского мюзикла» Александром Журбиным. Когда-то, лет в десять-одиннадцать мое внимание привлек замечательный телеспектакль А.А.Белинского с Цезарем – Иннокентием Смоктуновским и Клеопатрой – Еленой Кореневой. Тогда, в силу возраста, философская пьеса Бернарда Шоу была воспринята мной только как история любви мудрого Цезаря и юной Клеопатры. Но именно это детское восприятие помогло мне потом через много лет в создании либретто одноименного мюзикла. Когда я обратилась с предложением о совместной работе к Александру Журбину, он сказал, что сомневается в возможности сделать из пьесы Шоу мюзикл, так как там слишком много философии и совсем нет любви. Разумеется, я тоже это понимала, тем более, что у Шоу вообще нет пьес о любви. Но ведь существует пример «Пигмалиона», переработанного в прекрасный мюзикл «Моя прекрасная леди».  В данном случае помогло мое детское впечатление, «переработавшее» философскую притчу в «love story».  Удалось переубедить и Журбина. Прочитав либретто, Александр Борисович принял мое предложение и через год мы сыграли премьеру в театре «Московская оперетта». Разумеется, главным вдохновителем в этой работе был для меня мой муж, Герард Васильев, для которого и создавался этот мюзикл. Он настоящий Цезарь и на сцене и в жизни. Многие высказывания Цезаря в оригинальной пьесе Шоу  словно «подслушаны» у Герарда.  

Когда четырнадцать лет назад мы поженились, я не думала, что когда-нибудь буду писать пьесы и ставить спектакли, как режиссер. Но наши многочасовые беседы о жизни и о театре вылились в автобиографическую книгу Герарда «Роли, которые нас выбирают» и мою пьесу «Прощай, Эдвин?» - историю расставания актера с любимой ролью. Потом были переработки либретто оперетты Жака Оффенбаха «Рыцарь Синяя Борода» и мюзикла Кола Портера «Целуй меня, Кэт!» для антрепризы – мои первые режиссерские опыты.

Ну, а в создании мюзиклов для детей – безусловная заслуга моего сына. Именно его появление на свет «открыло мне глаза» и многое подсказало.

Первым воплощенным мною проектом стал мюзикл «Золушка», написанный в содружестве с композитором Андреем Семеновым. Почему Золушка? Наверное, потому, что фильм Надежды Кошеверовой по сценарию Евгения Шварца стал навсегда одним из самых любимых моих фильмов. Мне захотелось поделиться с тогда еще трехлетним Сережей своим восприятием этого «черно-белого» волшебства (тогда еще предприимчивым товарищам не пришло в голову «раскрасить» то, что задумывалось творцами, как черно-белое). Правда на создание совершенно нового произведения я не замахивалась, мечтая лишь об аранжировке довольно симпатичной музыки Антонио Спадавеккиа. Но когда я обратилась с этой просьбой к Андрею Семенову, он сказал, что хотел бы написать свою, оригинальную музыку. В результате, музыку Андрей написал действительно сказочную, чего стоит только дуэт Золушки и Принца во втором действии! А как «привет» из того старого фильма, ремейком которого по сути является наш спектакль,   на балу у короля звучит песенка «Добрый жук».

Идею «Карлсона» тоже «подбросил» мне сын. Как-то, на даче, где в то время у Сережки не было партнеров по играм, я заметила, что он с кем-то разговаривает. Прислушавшись, поняла, что его невидимый «собеседник» никто иной, как Карлсон, мультфильм о котором мы недавно смотрели. Конечно, мы срочно всем семейством вернулись в Москву и отправились на детскую площадку. Но идея спектакля о детском одиночестве, о друге, которого к сожалению не могут заменить даже любящие родители, прочно засела в моей голове. И я поняла, что просто обязана сделать мюзикл о человечке с пропеллером,  прилетающем к детям, когда им грустно и одиноко.  Мы с Андреем Семеновым долго думали, о чем же должен петь Карлсон, в результате родилось много музыкальных номеров: «Песенка о фонарике», «Палатка», «Колыбельная», «Болезнь Карлсона», «Песенка  о трубочисте». К сожалению, не все они вошли в окончательную версию спектакля. Но большинство из них напевает московская детвора, уходя со спектакля.  Самым большим «подарком» для меня стало исполнение песенки «Трубочист» незнакомой девочкой на детской площадке. Я на всю жизнь запомню кроху лет пяти от роду, во все горло распевающую: «Как-то раз трубочист танцевал на крыше твист!». Можно ли желать лучшей рецензии?

Написать мюзикл – это еще полдела, главное его поставить.  Я с трудом отдаю свои спектакли в «чужие руки», для  меня отдать спектакль другому режиссеру – все равно, что ребенка отправить на воспитание в чужую семью. Пока мне удается не расставаться с моими «детьми». «Золушка» и «Цезарь» идут на сцене театра «Московская оперетта». А вот с «Карлсоном» помог случай. Судьба свела меня с двумя уникальными женщинами – Татьяной Пластининой и Анной Саакян, создавшими удивительный образовательный проект  - «Академию Детского Мюзикла». В чем его уникальность? Это игра в театр. С декорациями, костюмами, необходимым световым и музыкальным оборудованием. Каждая учебная группа под руководством педагогов Академии создает свой маленький мюзикл, а потом демонстрирует его друзьям и близким. Уникальные методики, которыми владеют педагоги, позволяют запеть даже самым безголосым и бесслухим и затанцевать даже самым неуклюжим. Ведь при поступлении в Академию дети не сдают никаких экзаменов. Хочешь – приходи. Детские комплексы снимаются на раз. Таланты открываются такие, о которых родители даже не подозревали.  

Так вот нам с Татьяной и Анной пришла в голову идея спектакля, где дети играли бы вместе со взрослыми профессиональными актерами. Мы провели взрослый и детский кастинги, а на главную роль пригласили замечательного Эдуарда Радзюкевича - так «родился» наш Карлсон, не похожий ни на один до этого созданный образ веселого человечка с пропеллером.

Сейчас мы вместе с Анной и Татьяной выпускаем мюзикл «Снежная королева», написанный мной в содружестве с замечательным композитором Гельсят Шайдуловой. Это совместный проект Академии Детского Мюзикла и Московского Театра Эстрады. Разумеется, Кая, Герду и Маленькую разбойницу сыграют ученики Академии, а взрослые роли – великолепные актеры: Василиса Николаева, Владислав Кирюхин, Антон Шурцов, Елена Ионова, Александр Маркелов, Марина Торхова, Дмитрий Лебедев, Ромади Кагита, Астемир Апанасов. Первое представление - 17 ноября. Так что сейчас – предпремьерная суета: спектакль задуман в технике 3D: художники-постановщики Игорь Нежный и Татьяна Тулубьева работают в тесной связке с художником-аниматором Владимиром Алексеевым. А мы с балетмейстером Игорем Макловым стараемся «привести все к одному знаменателю». Что получится? Приходите на премьеру!

Что дальше? Малоисполняемая оперетта Имре Кальмана «Фея карнавала», когда раскрыла клавир – удивилась: шлягер на шлягере, а нигде в России не играют! Премьера планируется в феврале. В главных ролях - народные артисты России Светлана Варгузова, Юрий Веденеев и Герард Васильев.

Жанна Жердер

 

Третий звонок

Выбери фестиваль на art-center.ru

 

Афиша + билеты

Афиша + билеты

 
 
« Декабрь »
 
  
ПнВтСрЧтПтСбВс
      12 
 3456789 
 10111213141516 
 17181920212223 
 24252627282930 
 31       

Подписка RSS    Лента RSS


Все афиши






афиша

 

 
Рассылка новостей