Новости


Подписаться на новости



09.11.2022

На границе тучи разгоняет … орган!

В то время, как многие деятели нашей культуры определялись с концепцией своей деятельности в новой реальности – впадать ли в патриотический раж, делать ли вид, что ничего не происходит, праздновать ли по принципу «а нам все нипочем» или многозначительно подмигивать, обнаруживая скрытые смыслы в известных классических произведениях, в пограничном Белгороде интеллигентских рефлексий и метаний не было. На границе – не может быть сомнений. Ты либо ее защищаешь, либо уходишь за неё навсегда. На другую сторону. Но на этой стороне, в трудный момент – только помогать своим.

Я люблю Белгородскую филармонию, неоднократно писала о ее музыкантах, коллективах, ярких событиях. Но после того, как побывала в сегодняшнем Белгороде, где по нескольку раз в день слышишь звуки  ПВО, которые с непривычки воспринимаешь за реальную бомбежку, я поняла, что слова «нашей ПВО перехвачены девять ракет» (именно столько их было в один из дней моего пребывания) – это не фраза из новостей, а реальность, в которой живут белгородцы.

И, несмотря на это, нынешняя насыщенная творческая жизнь филармонии поразительна! Концерты, фестивали, проводимые коллективом филармонии, как никогда наполнены внутренним пониманием необходимости поддерживать дух горожан. Филармония – единое целое с ними – пенсионерами, детьми, студенческой молодёжью, солдатскими матерями, беженцами, представителями власти, разными общественными организациями и т.д. А когда я вижу их публикации, улыбчивые фотографии музыкантов в соцсетях, то понимаю, что они поддерживают и наш дух!

Сегодня, «жизнь, как всегда», допустим, в Красноярске – не удивляет, здесь – поражает, восхищает до слез и называется – мужество! Поэтому, когда все закончится, и будет писаться история этих дней, мы не должны забыть, что в это трудное время у нас был Белгород, который позволял столь безмятежно бурлить культурной жизни других городов на всем пространстве страны.

Культурологам и музыковедам еще предстоит понять, почему в первой четверти XXI века орган в России приобрел такую фантастическую популярность. Я бы не искала причину только в увеличившемся количестве органов, органных залов, исполнителей на этом инструменте. Запрос на определенную музыку всегда связан еще с каким-то социально-психологическим настроем общества. Это интересно и, действительно – тема отдельного исследования.

Тимур Халиуллин

Но среди множества органных проектов, будь моя воля, я бы отметила какой-нибудь государственной премией I Международный Славянский фестиваль органной музыки, проходивший в Белгороде с 16 сентября по 27 октября этого года. Попыткам увидеть в названии «славянский» некий конъюнктурный смысл, я скажу решительное – «нет!». Поверьте, слух на «нечистое» у меня цепкий. Зная деятельность его инициатора и автора идеи, органиста и карильониста Белгородской филармонии Тимура Халиуллина, могу точно сказать, что ему не свойственен этот грех. Его любовь к музыке и органу – сродни вере, служению которой он посвящает каждую минуту своей жизни. И искренностью этой он сумел «заразить» в Белгороде невероятное количество людей самых разных возрастов. Даже студентов из Африки, которые учатся в Белгороде!

Разнообразие программ, «сочиненных» белгородским органистом, – свидетельство его широкой музыкальной образованности и выдающихся исполнительских возможностей, которые он совершенствует постоянно, и днем и ночью. Неслучайно одна из написанных им пьес, называется «Мистерия ночи»: «Большая часть органистов по всему миру любит репетировать ночами. Ночью можно уединиться в зале и в полной тишине играть. Каждый шум, каждый шорох, скрип, шум ветра или идущего поезда, – это звуки, которые можно найти в «палитре» органа и они становятся музыкой» – говорит Тимур.

Нынешний фестиваль – еще одна талантливая идея. Название «славянский» не про то, чтобы «присвоить» орган славянской культуре, а про удивительную способность российской культуры с уважением воспринимать культуру других стран, проникаться ей, находить то духовно близкое, что может образовывать гармоничное созвучие с национальными традициями.

Пять концертов фестиваля – это широкий состав участников, приезд которых был обеспечен филармонией, несмотря на все сложности. Среди них Юрий Габрусь (Минск, Республика Беларусь), Алексей Шмитов (органист, член Союза композиторов России, доцент Московской государственной консерватории имени П.И. Чайковского), Даниэль Зарецкий (профессор Санкт-Петербургской государственной консерватории имени Н.А. Римского-Корсакова, заведующий кафедрой органа, учитель Тимура Халиуллина), Елена Привалова (Москва, Россия/ Рига, Латвия).

В них прозвучало более 70 произведений, каждое из которых так или иначе связано с органной музыкой в славянском пространстве. Среди них  и первые русские органные произведения, созданные князем Владимиром Одоевским, и огромное количество представленной, порой, мало известной широкой публике, музыки таких русских и советских композиторов, как Глинка, Кюи, Танеев, Глазунов, Ляпунов, Гречанинов, Гедике, Шостакович, Шнитке, Губайдуллина, Слонимский, Таривердиев и др.

Каждый концерт раскрывал свой ракурс концепции фестиваля.

Органные традиции Республики Беларусь, географически более близкой к европейской органной истории, были представлены Юрием Габрусем в исторической  перспективе – от неизвестных и известных авторов XVIXVIII веков до белорусских композиторов разных поколений – Александр Литвиновский, Анна Короткина, Лариса Симакович, Юлия Захарова, Ольга Подгайская, Константин Яськов. 

Скажу, что именно произведения современных авторов позволили осознать, насколько широки и даже бездонны выразительные и концептуальные возможности органа.

В программе Елены Приваловой белгородская публика, приученная познавать новое, открыла для себя интересную личность – Христофора Степановича Кушнарёва и его органные произведения.  Алексей Шмитов, отдав дань классикам, познакомил и со своими сочинениями, в которых угадывались стилистические «следы» предшественников («Симфоническая Фантазия на тему хорала Баха...», «Романтическая токката»).

Даниэль Зарецкий представил интересные произведения русских, советских композиторов, а также «оркестрованные» для органа Панораму из балета «Спящая красавица» Петра Чайковского, «Наваждение» и «Сказку старой бабушки» Сергея Прокофьева.  

Удивительную способность звучать органично обнаружил орган в коллаборации с народными инструментами разных национальностей в обработках народных песен и произведениях на их основе – Русская народная песня «Заиграй, моя волынка» (М. Пидручный, волынка Гайта); Фантазия на украинскую народную песню «Там, в вишнёвом саду» В. Малярова для гуслей звончатых и органа (И. Литвинова, гусли); «Весенняя хора» В. Раду (М. Пидручный, украинская сопилка); Чорнобривцi В. Верменича для пан-флейты и органа (М. Пидручный, пан-флейта); русская народная плясовая «Камаринская» (Ю. Фукалов, балалайка) и др.

На сцене Органного зала – Белгородский академический русский оркестр.
Дирижер – Евгений Алешников.

Мощность финального концерта была обусловлена не только репертуаром (М. Мусоргский «Богатырские ворота», В. Беляев Три Русские песни, С. Слонимский «Славянский концерт» в переложении для русского оркестра и органа, А. Петров «Укрощение огня», А. Танонов «Разлучница-зима» (Г.Зольникова, сопрано), Д. Калинин «Сила Севера»), но и соединением органа с одним из самых популярных коллективов филармонии – Белгородским академическим русским оркестром под управлением Е. Алешникова.

Совершенно отдельно хочу отметить произведения белгородского композитора Николая Бирюкова. В концерте-закрытии звучала уже известная его пьеса «Скоморошина» для органа и фортепиано (Л. Петрова, фортепиано), а на открытии композитор представил премьеру произведения  «Реверансы для органа и струнного оркестра».  Три части – это три поклона гигантам русской музыки – М. Мусоргскому, А. Лядову, И. Стравинскому. Все они имеют отношение к композиторской генеалогии автора. Николай Бирюков учился у Николая Пейко, Пейко – у Мясковского, Мясковский – у Римского-Корсакова и Лядова, от которых рукой подать до «Могучей кучки». У Римского-Корсакова учился Стравинский. «Надо сказать, что никогда ещё орган не звучал настолько славянским инструментом, как в Концерте Николая Бирюкова» – сказал перед исполнением Тимур Халиуллин.

Произведение произвело огромное впечатление концентрацией русскости. В первой части Концерта ощущение угрожающей  гоголевской бесовщины сменяется кинематографической ностальгичностью, выраженной «матовыми» тембрами органа, словно стелющийся туман над одинокими серыми полями, ждущими возвращения человека. Глубокая вторая часть вызывает ассоциации с «Солярисом» Тарковского – как взгляд из космоса на родную землю, дающий смысловой объём переживаемым чувствам. И наконец, финал – залихватская пляска, немного дикая, батально-брутальная, сочетающаяся с прокофьевской игривостью, дразнящей меркуциобразностью,  произрастает из мощного пласта народной смеховой культуры.

Камерный оркестр Mezzo Music, Тимур Халиуллин
и композитор Николай Бирюков.

После прекрасного исполнения произведения Камерным оркестром  Mezzo Music (рук. Наталья Боровик, дир. Олег Хегай) и Т. Халиуллиным, Н. Бирюков сказал: «Традиции – это корни, соки родной земли, прекрасные образы отечественной поэзии, музыки, архитектуры, то, что питает по-настоящему композитора. Без этого он создаёт голые, умозрительные конструкции, которые душу не затрагивают и музыка в сердце не входит».

Идея фестиваля естественно родилась из самой личности Тимура Халиуллина. Татарин по национальности, трепетно относящийся к своим национальным корням, родившийся в Удмуртии, получивший образование в консерватории самого европейского из российских городов – Санкт-Петербурге, сразу после окончания которой, работающий в многонациональном (как и все российские города) Белгороде, граничащим с Украиной, из которого рукой подать до Беларуси, а оттуда до всех европейских стран. Тимур Халиуллин – человек мира. Причем, мира в двух смыслах  –  географическом и мировоззренческом. Как музыкант, органист он, кажется, прикоснулся почти ко всем органам нашей страны. А оставшиеся, при его жизненной стремительности, не сомневаюсь, покорит в самое ближайшее время.  Он объединяет слушателей и музыкантов.

Много играя в Европе, он и в Белгород привлек исполнителей из других стран. Поэтому таким теплым «приветом» Фестивалю прозвучала пьеса «Воспоминание о России» бельгийца и россиянина Йозефа Виллема Хаазена, почётного профессора Королевской школы карильона (еще один инструмент, который очень много звучал в концертах фестиваля), почётного профессора Санкт-Петербургского государственного университета.

Обозначив славянский вклад в развитие органной музыки, идея этого Фестиваля, с какой стороны ни посмотри, всеобъемлюще интернациональна.

И отсюда вытекает другое понимание идеи мира.

Тимур, отвечая на мой вопрос, в чем сегодня заключается наша, работников культуры и искусства, задача, сказал: «Я мог много раз уже отсюда уехать. Моя мама очень переживает за меня. Мне предлагали варианты, и в России, и за рубежом. Но именно здесь я понимаю, как важно, невзирая ни на что, филармонии продолжать работать. Музыка должна продолжать звучать. Люди, которые подходят после концертов и говорят, что они забыли на время о происходящем, смогли переключиться, испытали какой-то катарсис – это лучшее, что может быть для музыканта, который честно делает своё дело. В такие минуты ценность момента концерта, фестиваля ещё больше возрастает. Люди приходят и понимают, что музыка – это голос из вечности, что орган пережил всех королей, правителей, царей, все сложности, кризисы, и звучал тогда, при Бахе, и будет звучать после нас. Слушая орган, мы словно прикасаемся к вечности».

Находясь на границе, Белгород и его фестиваль защищают, «сшивают», «штопают» ранимые человеческие души, раздвигая культурное пространство музыкой прошлого, настоящего и будущего во имя будущего безграничного МИРА!

 

Елена ИСТРАТОВА

Фото Антона Черева
предоставлены пресс-службой
Белгородской государственной филармонии

09.11.2022



← события

Выбери фестиваль на art-center.ru

 

Нажимая "Подписаться", я соглашаюсь с Политикой конфиденциальности

Рассылка новостей