Новости


Подписаться на новости



Садко Геликон опера

«Садко»-light открыл «Геликон»

Опера-былина «Садко» Н. А. Римского-Корсакова на либретто В. И. Бельского в постановке Дмитрия Бертмана стала первым спектаклем, показанным в новом зале «Стравинский» театра «Геликон-опера» после реконструкции.

«Садко» - грандиозная фреска Римского-Корсакова о былинных временах, о мечте и фантазии, о свободе и творческом горении, о любви и верности, перемежающая русские характеры и фантастические образы. Опера во многом для композитора автобиографичная (поиск себя и обретение смысла жизни, морская тематика – родные для него темы, да и географически Николай Андреевич с легендарным гусляром практически земляки, оба с Новгородчины – не зря к теме «Садко» композитор обращался дважды, написав сначала симфоническую картину, а потом и оперу) и московская по рождению (ее мировая премьера состоялась в Мамонтовской опере после того, как император Николай Второй собственноручно вычеркнул произведение из афиши петербургского Мариинского  театра). Ставится на наших сценах нечасто.

Из московской афиши она выпала уже три десятилетия назад: памятный спектакль Бориса Покровского в Большом театре образца 1951 года (возобновленный в 1976-м к 200-летию театра) остался в воспоминаниях столичных меломанов как нечто совершенно грандиозное, но, увы, давно канувшее в лету. Тем отраднее оказалось намерение художественного руководителя московской «Геликон-оперы» обратиться к этому произведению и, более того, сделать его первой премьерой на вновь открытой исторической сцене театра на Большой Никитской.

«Геликон» не единожды обращался к творчеству Римского-Корсакова: многие годы в его репертуаре держится замечательная интерпретация наипопулярнейшей «Царской невесты» (пользующейся неизменным успехом у публики – прошедшим летом именно эту постановку театр «развернул» для open-air проекта в Коломенском).

В разное время шли «Золотой петушок» и раритетный «Кащей Бессмертный», не так давно появились «Моцарт и Сальери». Мир корсаковской сказки в прежних своих работах (в «Петушке», в «Кащее») Дмитрий Бертман подавал в актуализированном виде, перекликая их многослойные сюжеты с днем сегодняшним: не избежал осовременивания и «Садко», однако постановщику удалось гармонично сочетать попытку некоторого переосмысления сюжета с сохранением поэтического духа философской сказки-предания.

Садко Игорь Морозов

Основная идея постановки – мучительный поиск героем самого себя, через ошибки и прелести, через хождение ложными путями-дорогами – обретение собственного «я» и понимания истинных ценностей, прежде всего семейных – абсолютно корсаковская: итогом скитаний и сомнений становится возвращение Садко к Любаве и их трем маленьким чадам (у Бертмана именно так – семья многодетная), а преодоленные испытания – они на благо гусляру, который везде (на пирушке новгородского нобилитета, в подводном царстве и пр.) оказывается совершенно чужим и непонятым.

Не вполне понятны его «завихрения» и приземленной Любаве, лишенной в данной интерпретации всякой поэтики и сосредоточенной исключительно на быте, однако в отличие от всех прочих, она готова мириться с ними в любом случае и прощать в любой ситуации. В чем и состоит ее принципиальное отличие от всего того внешнего, что так прельщает поначалу гусляра-маргинала, периодически впадающего в депрессивные состояния от бесконечных столкновений с многочисленными стенами вокруг себя.

В новом зале «Стравинский» наконец-то есть, где развернуться богатой фантазии постановщиков – Бертман в содружестве со своими вечными соратниками художниками Игорем Нежным и Татьяной Тулубьевой, «световодом» Дамиром Исмагиловым и хореографом Эдвальдом Смирновым активно пользуется всеми техническими возможностями, чтобы превратить эпическое сказание в современное яркое шоу.

Радость обретения преображенного родного дома по историческому во всех смыслах адресу (здесь появился не только «Геликон» в 1990-м, но и прошла мировая премьера «Садко» в 1898-м) рождает замечательную идею – парадное крыльцо усадьбы Шаховских-Глебовых-Стрешневых в старорусском стиле, которое теперь оказалось в центре нового зала и выполняет функции «царской ложи», воспроизводится на сцене, становясь видимым символом новгородской старины – два «терема» так и смотрят друг на друга через оркестровую яму.

В костюмах солистов и хора-миманса идет постоянное смешение «дня нынешнего и дня минувшего»: темно-красные, кирпичного цвета «ватники» надеты поверх современных офисных двоек-троек у новгородцев, максимально цивилированы «прикиды» заморских гостей (здесь выделяется лишь Индийский, сохранивший чалму и декорированный многочисленными драгоценностями), подобием гламурного мафиозо явился Царь морской, сам Садко всю оперу разгуливает в простецких холщовых рубахе и штанах, зато на его супруге вполне современное платье. Особенная визуальная удача спектакля – подводное царство, явившееся зрителю одновременно сказочным и весьма эстетичным, без пережима-перебора, по-настоящему красивым.

Садко Геликон-опера

Музыкально спектакль рассчитан на современного массового зрителя, что, наверно, и правильно для инаугурационного действа: партитура Римского-Корсакова изрядно купирована, оставлены только самые «ударные», хитовые номера, с которыми «геликоновская» молодежь (а именно ей отдали предпремьерный пресс-показ для СМИ) в целом справляется, хотя ставка на преимущественно лирические голоса несколько настораживает и кажется уместной лишь в условиях сравнительного небольшого зала «Стравинский».

Александр МАТУСЕВИЧ

Фото Антона ДУБРОВСКОГО


← события

Выбери фестиваль на art-center.ru

 

Нажимая "Подписаться", я соглашаюсь с Политикой конфиденциальности

Афиша

Афиша

Все афиши


Подписка RSS    Лента RSS






афиша

 

 
Рассылка новостей