Новости


Подписаться на новости



07.11.2018

Горячие страсти с северных широт

III Всероссийский фестиваль музыкальных театров «Видеть  музыку» подарил московским театралам и меломанам встречу с коллективом из северного региона нашей родины – Театром оперы и балета Республики Коми

На фестиваль, а значит на суд и профессионального сообщества, и взыскательной столичной публики коллектив из Сыктывкара вынес две своих работы – оперу «Тоска» и оперетту «Бабий бунт», продемонстрировав разные репертуарные грани. Обе постановки – работы главного режиссера театра Ильи Можайского, – были показаны на сцене Детского музыкального театра имени Наталии Сац.

«Тоска». Сцена из спектакля. фото Сергея Зиновьева

Без «Тоски» обходится афиша редкого театра на планете, не исключение в этом смысле и «Коми-Опера», где она поставлена уже в третий раз за четвертьвековую историю театра, да и помимо этого определенные пуччиниевские традиции там есть, в частности, в активном репертуаре театра сегодня – «Богема» и «Мадам Баттерфляй».

Не порывая с традицией, Можайский создает абсолютно современный по средствам выразительности спектакль, у которого есть своя идея, своя концепция, свои нюансы – оригинальные, но в то же время ничуть не противоречащие замыслу композитора. Это тот благодатный путь, который бы был так желателен в развитии современного оперного театра!

Нет сомнений, что действие этой «Тоски» разворачивается в Риме в период наполеоновских войн, хотя в спектакле не так много цепляющейся за эпоху конкретики. Костюмы Юрия Самодурова дают ощущение «того времени», но не являются дотошно историчными. Декорация – одна все три акты, многозначительна и метафорична: огромная воронка, уходящая куда-то ввысь – не то спираль винтовой лестницы на колокольне, не то какой-то старинной башни, создает перспективу и устремленность, определенное настроение и посыл всего спектакля. Именно здесь, на деревянных лесах, подобно мастерам Ренессанса, творит, расписывая храм, Каварадосси. «Свет в конце туннеля» «окрашивается в разные цвета» в зависимости от развития сюжета. То зритель видит прекрасный лик рисуемой Каварадосси Мадонны, который в мгновение ока оборачивается маской смерти под звуки скарпиевого «Credo». То языки пламени, символизирующие одновременно и бушующие в черной душе начальника полиции низменные страсти, и пытки и мучения (физические и моральные), которым он подвергает лирическую пару. То черное звездное небо, говорящее о вечности, покое и умиротворении, столь созвучное меланхолическим первым фразам арии художника «E lucevan».

Безусловно, авторы спектакля прежде всего стараются слышать музыку Пуччини и выстраивать логику своего рассказа, отталкиваясь от замысла автора оперы, находя в ее звуках и драматических положениях ответы на интересующие их вопросы. Новаций немного и они подчинены именно этой благородной цели: визуализованная смерть, незримо присутствующая в костюме монаха во втором и третьем акте, когда приговор главным героям судьбою уже вынесен. Или комкающий пропуск Скарпиа художник: в отличие от своей возлюбленной он сразу понимает обман коварного жандарма, но не хочет отнимать последних мгновений радости у Тоски и принимает эту игру, в которой победы им заведомо не суждено достичь. Концепция спектакля очевидна и очень музыкальна: борьба света и тьмы, всепобеждающей силы любви и низменного коварства.

Лирическая пара производит немалое впечатление, тем более, что ее исполняет не только творческий, но и семейный дуэт. Станиславцу Чингису Аюшееву ожидаемо не достает драматизма, свой лирический голос певцу постоянно приходится крупнить, чтобы соответствовать партии Каварадосси, однако то, что по силам певцу, в поле его возможностей, сделано с максимальной отдачей и честностью, Аюшеев задействует все ресурсы своего вокально-актерского мастерства, а потому его художнику в целом веришь. Голос Елены Аюшеевой, напротив, для Тоски в самый раз – сильный, крупный, с уверенным верхом и сочными низами, однако певица – несколько слишком театральная героиня, хотелось бы большей актерской достоверности. Алексей Петров – качественный певец с хорошим голосом, но актерски чуть пресный, его Скарпиа фундаментален, но не очень страшен. Приятное впечатление оставляет оркестр театра под управление музыкального руководителя Азата Максутова: широкое дыхание пуччиниевской фразы и бурный темперамент партитуры музыканты доносят качественно, без потерь, их игру без всяких натяжек можно назвать вдохновенной.

«Бабий бунт». Сцена из спектакля. Настя -  Елена Ладыгина

Второй спектакль из Коми – оперетта Евгения Птичкина «Бабий бунт». Образец советской музыкальной комедии сегодня не часто встретишь на сценах наших театров: тема не модная, режиссеры ее побаиваются, не зная как к ней подступиться. Можайский темы не боится и ставит спектакль о донской станице, о казацком колхозе так, как о том написано у авторов (либретто К. Васильева и М. Пляцковского по мотивам «Донских рассказов» М. Шолохова), не превращая советскую оперетту в антисоветскую, не ёрничая и не стебаясь. И в этом он предельно честен: если идея не близка, не интересна, не веришь в произведение, то лучше за него и не браться.

Широкий Дон, извиваясь змейкой, раскинулся на заднике сцены; плетни и подсолнухи, стога сена, мужички в военной казачьей форме времен гражданской войны и бабы в расписных южнорусских нарядах, словно лубочные матрешки – колоритны и выразительны (сценограф – вновь Юрий Самодуров, художник по костюмам – Наталья Кравченко). Чем-то такое нарядное, праздничное решение напоминает ВДНХ или достопамятных «Кубанских казаков», но в оперетте, в музыкальное комедии – это абсолютно уместно, отвечает жанровой сущности произведения. Благодаря мобильным элементам декораций сценическое пространство в мгновение ока преображалось согласно задачам пьесы. К неоспоримым заслугам постановки стоит отнести любовное воссоздание аромата станицы, сочных южных реалий, а также небывалый динамизм действа. Режиссеру Можайскому удалось добиться гармоничного актерского ансамбля и естественного хода вещей – в пьесе не чувствуется никаких швов, смена мизансцен происходит плавно, музыкальные номера логично и гибко чередуются с разговорными. От оперных артистов режиссер сумел добиться убедительной актерской игры, выразительного произнесения текста. Великолепно поставлены танцы в фольклорном стиле Андреем Альшаковым.

«Бабий бунт». Сцена из спектакля.

Целый ряд колоритных актерских и одновременно музыкально-певческих работ делают «Бабий бунт» исключительно интересным для зрителя. В центре повествования – идейная комсомолка Настя, у которой ясное и звонкое сопрано Елены Лодыгиной.  Колоритным деревенским дон-жуаном предстает Николка в исполнении Виталия Гудовского. Запоминаются бой-баба Марфа Галины Петровой и потешный дед Захар Евгения Недокушева. Не менее интересны и Николай Глебов (Стешка), Анатолий Журавлев (Федот), Тамара Савченко (Дуняша), Надежда Баталова (Семеновна). Артисты «Коми-оперы» поют оперетту без микрофонов (минимальная подзвучка касается всей сцены), что по нынешним временам – весьма приятно и уже почти экзотика (ибо практически везде, начиная с «Московской оперетты», даже классику поют как мюзиклы – со звукоусилением).

Оркестр театра и его худрук Азат Максутов успешно перестраиваются из классической оперы-драмы в фонтанирующую юмором советскую оперетту, нисколько не теряя на качестве звучания, а драйв, присутствовавший в «Тоске», в оперетте Птичкина имеет, как и положено, иное стилевое преломление.

Александр МАТУСЕВИЧ

07.11.2018



← события

Дети в мире старинной музыки

Выбери фестиваль на art-center.ru

 

Партнёры Музыкального Клондайка



Афиша + билеты

 
 
« Ноябрь »
 
  
ПнВтСрЧтПтСбВс
    1234 
 567891011 
 12131415161718 
 19202122232425 
 2627282930   

Подписка RSS    Лента RSS


Все афиши



афиша