Новости


Подписаться на новости


11.10.2021

«Классическая музыка обречена на популярность!» философия творчества маэстро Сергея Смбатяна

С Сергеем Смбатяном мы познакомились в Дубае на X Международном фестивале классической музыки «InClassica», организованном Европейским фондом поддержки культуры. Его портрет украшал афиши концертов сразу нескольких крупнейших симфонических оркестров, и каждый раз, выходя на сцену, дирижер поражал смелостью трактовок, безупречной техникой, темпераментом и артистизмом.

 

– Сергей, первое, на что обращаешь внимание, едва взглянув на программу фестиваля «InClassica» – беспрецедентный размах происходящего. В условиях накопившихся за время пандемии проблем удивительно вдвойне. Что это – уникальная особенность конкретного события или новый мировой тренд? Какие магистральные идеи цементируют программу фестиваля?

– Вы сами уже ответили на вопрос. «InClassica» в Дубае – событие исключительного масштаба и необъятных амбиций. В течение полутора лет практически ежедневно от самых умных, солидных, опытных людей мы слышали, что мир уже не будет таким, каким был прежде. И вот результат! На формат такого мира я готов подписаться! Здесь выступают Михаил Плетнев, Максим Венгеров, Гил Шахам, Дэниэл Хоуп, Денис Мацуев, Фазиль Сай и другие звезды. Для меня выйти на одну сцену с Плетневым – мечта. Моя любимая запись – 1997-й год, концерт “The Berlin Gala” Берлинского филармонического оркестра под управлением Клаудио Аббадо с участием Шахама и Плетнева. И сейчас в Дубае проходит фестиваль, где я не просто встречаюсь с этими великими музыкантами, но имею честь выступать с ними. Словами это сложно описать.  

– Конечно, выступать в такой компании очень приятно. Но то, что фестиваль проходит именно в Дубае, наверное, тоже накладывает определенный отпечаток? Здесь своя атмосфера, иная публика.

-Да, здесь действительно уникальная атмосфера, иной зритель. Не секрет, что классическая музыка в Дубае не распространена в достаточной степени. Несмотря на это концертные залы были переполнены. Здесь царит особая энергетика. Моя задача – донести то, что я чувствую. На мой взгляд, зритель воспринял представленную нами музыку, всю ее глубину.

– Когда на протяжении большого отрезка времени симфонические оркестры выступают в фестивальной программе нон-стоп, невольно появляются желание и возможность их сравнить. И при этом каждый коллектив старается чем-то «выделиться» в ряду других оркестров, заявить о себе. Несколько дней назад Мальтийский филармонический оркестр замечательно исполнил на фестивале сюиту из музыки балета Чайковского «Лебединое озеро». Еще раньше состоялись концерты другого коллектива, где вы также являетесь главным дирижером – Государственного симфонического оркестра Армении.

– Два коллектива, которые я представляю – моя гордость. Государственный симфонический оркестр Армении вынес на своих плечах «неподъемное». Здесь, в Дубае, в преддверии фестиваля «InClassica» мы сыграли третий тур и финал конкурса пианистов «CLASSIC PIANO» и сделали это на высочайшем уровне. Тридцать шесть раз мы исполнили концерт «Travel Notebook» Алексея Шора и Двадцатый концерт Моцарта. Вы должны понимать, что такое «сыграть тридцать шесть раз» с разными конкурсантами, которые не имеют достаточного опыта выступлений с оркестром, которые очень волнуются. В финале мы играли Второй и Третий концерт Рахманинова, Третий концерт Бетховена, Первый концерт Чайковского. Этот конкурс был важным жизненным этапом для оркестра. Затем уже в рамках фестиваля «InClassica» состоялся наш концерт в Дубайской опере, где солировал мой большой друг скрипач Сергей Хачатрян. Для меня он не просто земляк, не просто тезка. Сергей — уникальный музыкант! Неизменно восхищаюсь его искренностью, его верой в музыку. Мы выступаем вместе много лет, но если вы спросите, с кем всего сложнее бывает на сцене, отвечу – с Сергеем. Каждый раз рядом с ним я волнуюсь! Возвращаясь к вашему вопросу, скажу, что представлять на таком фестивале оркестры, которыми я руковожу – большая честь и ответственность.

Михаил Плетнев и Сергей Смбатян.

– Мальтийским филармоническим оркестром вы руководите всего два года. Это достаточный срок, чтобы что-то изменить?

– Да, мы очень интенсивно работали. Настоящий экстрим. У нас был режим работы «турбо» – групповые репетиции, многочисленные записи, туры. Показательно, что сегодня вы слушаете сюиту из балета «Лебединое озеро» в исполнении музыкантов, которые не являются носителями русской культуры, и вам их интерпретация нравится.

– Но ведь вас нельзя клонировать. Как в то время, когда работаете на Мальте, живет Госоркестр Армении?

– Постоянно летаю, конечно. Быть лидером оркестра – это большая ответственность. Вы решаете, какое звучание и репертуар должны быть у коллектива, в каком направлении он должен развиваться. Государственный симфонический оркестр Армении – это оркестр, который я создал (страшно сказать!) шестнадцать лет назад. Это «я», моя ДНК. Оркестр очень мобилен. Его репертуарная палитра – от рока до Малера, от Боккерини до Бабаджаняна. Мальтийский оркестр – это европейский коллектив. Это новый оркестр на музыкальном рынке. Быть руководителем оркестра, который только-только входит в семью больших европейских оркестров, вдвойне ответственно. В Армении мы уже являемся национальной гордостью, а на Мальте моя миссия – дать оркестру свое звучание, создать нишевый репертуар. Я рад участвовать в этом процессе. В прошлом году мы записали диск под названием «Contemporary colors», куда вошли сочинения современных мальтийских авторов, написанные специально для Мальтийского оркестра. Это был очень успешный альбом с хорошими рецензиями. У Мальтийского оркестра должен быть свой почерк, и мы к этому идем.

– К репертуару мы еще вернемся. С большим удивлением узнала, что лидером по числу музыкальных школ в Советском Союзе была Армения.

– Так оно и было.

– А что на Мальте с музыкальным образованием?

– Мальтийцы – очень музыкальный народ. Там очень хорошие духовики, развита культура бэндов. Но самое главное это то, что музыканты на Мальте гордятся своей профессией. Это редкое свойство. Музыкант – это статус! Понимая, что Мальтийский оркестр может быть самым сильным послом культуры, мы серьезно обсуждаем сегодня перспективы создания школы, где дети будут обучаться у лучших музыкальных педагогов.

– А каков ваш собственный взгляд на проблему музыкального образования?

– А в чем проблема?

– Я думаю, проблема в разобщенности музыкантов и меломанов.

–Мир меняется, и музыка должна меняться. Сейчас абсолютно другой социум, новое качество жизни. Мы быстрее живем, по-другому думаем. Мы исполняем сочинения, написанные для оркестров из тридцати музыкантов, большими составами, в огромных залах. Я могу сейчас через телефон слушать симфонии Малера в исполнении Аббадо, а раньше нужно было сначала купить диски. Музыканты старшего поколения жалуются, что классическую музыку мало ценят – да, но к этому людей надо приводить. В Армении мы инициировали образовательную программу. Идем в школы и говорим о музыке. Прежде всего, наши юные слушатели должны полюбить симфонический оркестр. На каждого школьника (а у нас в проекте участвуют девять тысяч детей) заведено портфолио – насколько он активен, что слушает, что ему нравится? Мы нашли спонсоров, объяснили им, что дети в этом возрасте активны, они хотят самоутвердиться. Наша задача – установить контакт, подвести человека к пониманию того, что несколько раз в год посетить концертный зал – норма.

         Почему люди любят Второй концерт Рахманинова? Потому что это популярная музыка. Но мы, музыканты, всегда находим в этом какой-то подвох. Если я хочу исполнять концерт Тан Дуна, я должен к этому людей подготовить. Нужны грамотные маркетологи. Я считаю, что, если интересно представить Первую симфонию Малера, даже неопытные слушатели уйдут с концерта под большим впечатлением. Мой принцип – надо заниматься делом. Уверен, классическая музыка обречена на популярность.

– Есть же мнение, что современная молодежь знает «The Beatles» не лучше, чем Бетховена, так почему бы не заняться Бетховеном?

– Именно. Кстати, когда великий Стив Джобс создал iTunes, записи «Битлз» были бесплатны. Знаете, почему? Потому что Джобс сказал: «Я не могу позволить, чтобы герои моего детства умерли». После этого популярность «Битлз» пошла вверх. Нужен новый вектор. Успех обязательно придет. Классическая музыка, конечно, не поп-культура. Не стоит ее обесценивать. Но все же классическую музыку надо продвигать. Если люди не хотят покупать ваш продукт, можно ли их в этом обвинять? Конечно, нет! Но девяносто восемь процентов музыкантов именно этим и занимается.

– У вас к современной музыке особое отношение.

– В Армении я одиннадцать лет провожу фестиваль современной музыки.

– Композитор-резидент фестиваля «InClassica» Алексей Шор называет вас своим другом.

– Я очень уважаю Алексея. Он является также композитором-резидентом Государственного симфонического оркестра Армении и Академии Мальтийского филармонического оркестра. Мне импонирует его подход. Зачастую авторы пытаются создать что-то оригинальное, то, чего еще не было. У Алексея музыка о нем самом, и он в это верит. В его сочинениях мало пространства, куда я могу интегрировать собственную энергию, но его мелодичное восприятие оркестра мне очень симпатично. Мы говорили на эту тему с Гилом Шахамом. Он сказал мне, что влюбился в музыку Шора потому, что она искренняя.

– Думаю, это, действительно, квинтэссенция его творчества.

– Однозначно. Сегодня это очень ценное качество. Мне нравится, что он доверяет своему пониманию партитуры. Его партитуры, признаюсь, бывают нелегкими.

– Меня смутила его фраза о том, что для солистов писать сложно, так как солист может и не справиться с текстом, а вот оркестр сыграет все.

– Он с таким доверием и пишет свою музыку.

– А другие мальтийские авторы?

– То, что мы играем их музыку – большой стимул. Это химия. Жизнь композитора – создание произведений. А исполнение очень мотивирует.

– Сергей, как вы столько успеваете? Дирижеры новой генерации более открыты миру? Откуда столь внимательное отношение к публике?

– Не знаю. Как правило, музыканты общаются исключительно с музыкантами, и это, безусловно, хорошо, но мне важнее понять, как мы выглядим со стороны? Миссия музыканта – проводить слушателя в мир музыки. Мы – проводники. Композитор и исполнитель – разные культуры. Мы, исполнители, не можем существовать без композиторов. В изобразительном искусстве и литературе другая философия, там проводник не нужен, а вот в музыке без него нельзя. Возвращаясь к музыке Алексея Шора, скажу, что простая партитура сложна тем, что в ней нельзя скрыть фальшь. Важно, верите вы в эту музыку или нет. Порой исполнитель – даже самый успешный – прекрасно играет, но не до конца верит. И это очень слышно!

– Но в исполнительском мире дирижеры – тоже отдельная история. Есть своя специфика, о которой, учась в консерватории на исполнительском факультете, не задумываешься. Скажите, современный дирижер часто вмешивается в партитуру? Есть ли аналоги Стоковскому?

– Моя задача – дать энергию, ничего другого. У великих композиторов все есть, нужно лишь правильно прочитать. Мы на эту тему долго говорили с Владимиром Спиваковым, и он правильно сказал: доверяй композитору! Он так много размышляет над партитурой и столько в нее вкладывает, что добавить нечего. Только понять и донести. Что касается современной музыки и молодых талантливых авторов, если сочинение вам нравится, вы можете помочь. Но все равно, я вижу своей задачей прочитать правильно партитуру, и, еще раз повторюсь, самое важное – это энергия.

– На сегодняшнем этапе вы можете дать себе оценку? Чем гордитесь?

– Я горю музыкой! Я могу гордиться тем, что на фестивале «InClassica» я представил два своих оркестра, что я имею возможность выступать с великими музыкантами. Гордость – сложное понятие. Это, прежде всего, ответственность. Работать с музыкантами, на записях которых я вырос, репетировать и говорить с ними о музыке, вести их за собой во время исполнения – для меня серьезное достижение. Это безмерное удовольствие. Счастье – когда человек занимается тем, что стимулирует его к еще большей работе. Для меня это музыка. Химия перед концертом, волнение, которое надо преодолеть перед выходом на сцену – это счастье. Для меня концерт – это три секунды, но в то время как публика из настоящего перемещается в прошлое, я иду вперед. Когда я начинаю произведение, я вдыхаю. И выдыхаю в конце. Это зеркальный эффект сцены, это и есть философия настоящего артиста.

— Это ваша собственная концепция?

— Об этом многие размышляют. Я считаю, что первооснова музыкальных произведений – энергия, а не просто красивая гармония. Если в это верить, то это будет тебя вести.

– Сергей, вы не только превосходный музыкант, но и очень интересный собеседник.

– Спасибо!

Беседовала Татьяна ЦВЕТКОВСКАЯ

Фото Алексея Молчановского предоставлены пресс-службой

X Международного фестиваля классической музыки «InClassica»

11.10.2021



← интервью

Выбери фестиваль на art-center.ru

 

Нажимая "Подписаться", я соглашаюсь с Политикой конфиденциальности

Афиша

Афиша

Все афиши


Подписка RSS    Лента RSS






афиша

 

 
Рассылка новостей