Новости


Подписаться на новости


31.03.2022

Впервые в России – «Нуш-Нуши» Пауля Хиндемита в Театре имени Наталии Сац

В Детском музыкальном Театре имени Наталии Сац впервые в России состоялось концертное исполнение оперы «Нуш-Нуши» Пауля Хиндемита, что стало важной вехой для театра не только потому, что эта редкая партитура впервые прозвучала на российской оперной сцене. Обращение художественного руководителя театра, режиссёра Георгия Исаакяна к  еще одному раритету в рамках проекта «RE-конструкция» в очередной раз подчеркнуло прекрасные акустические достоинства фойе театра. Именно пространство фойе на период реконструкции Большой сцены подтолкнуло Исаакяна к новым художественным поискам. Обращение к «Нуш-Нуши» продемонстрировало достоинства солистов оперной труппы, которые показали сильные голоса, объёмные тембры и качественную работу с артикуляцией (следуя принципам Театра Сац опера исполнялась в переводе на русский язык, сделанном Г.Исаакяном).

Но настоящим прорывом обращение к этой опере стало для оркестра театра. Исполнение «Нуш-Нуши» показало всё богатство оркестровой палитры, и в этом – заслуга каждого артиста и каждой группы оркестра, сумевших донести великолепие и многообразие этой оперы. В создании захватывающей симфонической концепции – огромная заслуга музыкального руководителя, дирижёра Артема Макарова, сумевшего менее чем за месяц добиться от оркестра Театра Сац впечатляющих достижений. Концертное исполнение «Нуш-Нуши» Хиндемита под управлением Артёма Макарова в Театре Сац стало свидетельством незаурядного таланта дирижёра и больших перспектив оркестра. Под впечатлением от успеха этой премьеры и прошла беседа с Артёмом Макаровым.

Сцена из спектакля

- Артём, как в вашем репертуаре появилась опера «Нуш-Нуши»?

- Предложение поступило от Георгия Георгиевича Исаакяна, с которым мы знакомы уже очень давно и с которым поставили несколько спектаклей в театре, где я работаю — Башкирском театре оперы и балета. Лет десять назад мы вместе сделали  «Cosi fan tutte» - это была наша первая совместная работа. Следующая - «Геракл» Генделя – оказалась очень, как сейчас говорят, резонансной — даже на общероссийском уровне!  Этот спектакль участвовал и в «Золотой маске», был показан на фестивале «Видеть музыку». Потом был «Фауст» Гуно, который мы исполнили в столице на сцене Большого театра.

Как-то я сказал Исаакяну, что мне хочется что-то поставить и на сцене Театра Сац. Спустя какое-то время, в начале нынешнего сезона Георгий Георгиевич предложил работу над оперой Хиндемита «Нуш-нуши». Я честно признался, что даже не слышал про такую! Исаакян подтвердил: её никто не знает и никто не слышал. Меня это очень заинтриговало, я с воодушевлением согласился. Вообще имя Пауля Хиндемита в России известно мало. Особенно в том, что касается его оперного наследия. Может быть, кто-то не без труда вспомнит «Художника Матиса», «Кардильяка», «Гармонию мира»… В прошлом году, насколько я знаю, в «Геликон-опере» была исполнена опера «Туда и обратно» - это такая же редкая вещь, как «Нуш-Нуши». Лично моё знакомство с музыкой Хиндемита ограничилось аккомпанементом к его скрипичной сонате — я по первому музыкальному образованию пианист. И поэтому главным чувством после знакомства с этой музыкой было удивление, большое удивление. Такая прекрасная музыка вовсе не звучит, не исполняется не только в России, но и на Западе! Это совершенно незаслуженно забытый шедевр. А ведь сегодня найти что-то неизвестное, найти какую-то полузабытый шедевр в оперной музыке очень сложно. Разве что, основательно изучая старинную, барочную музыку, где еще немало неизученного… А отыскать такую интереснейшую страницу, как опера «Нуш-Нуши», в наследии крупнейшего композитора прошлого столетия, – это феноменальная заслуга Исаакяна.

Опера являюется частью трилогии, она одноактная, компактная. В ней полудетективный, полупародийный, захватывающе интересный, ироничный сюжет. И восхитительная музыка! Можно, слушая, сопоставлять: вот тут слышен Малер, вот здесь Рихард Штраус, Шостакович, Прокофьев…

 - А о чём эта опера?

- Вопрос и простой и сложный. Сюжет оперы – мастерски продуманная нетипичная и смешная ситуация. Это и комедия, и едкая сатира, и пародия композитора на саму природу оперного жанра. Поэтому он и использует какие-то намёки, аллюзии на музыку своих авторитетных предшественников. Рядом со стилистикой ХХ века всплывают полу-цитаты из более ранних эпох, в музыкальный язык западно-европейской классики вплетается ориентальный колорит, и всё это совершенно органично, просто виртуозно сплавляется в единое целое.

Сцена из спектакля

- Что можно сказать о чувстве юмора автора, которому к моменту сочинения оперы едва исполнилось двадцать пять?

- Хиндемит обладал прекрасным чувством юмора! Недаром принято, что комическая опера должна исполняться на языке понятном для публики, поэтому Георгий Георгиевич сделал перевод на русский язык.

 - Зачем эта опера XXI веку? Находка только ради находки? Или сто лет спустя всё же что-то «цепляет»?

Это прекрасная музыка, которая наполнит зрителей массой эмоций! И для того, чтобы познакомиться с этой новой музыкой, для того, чтобы, восхититься тем, как Хиндемит подшучивает над оперным жанром, над попытками оперы сделаться более доступной. Ведь дискуссии на темы актуальности или неактуальности оперного искусства, необходимости осовременивания оперных постановок, - всё это актуально и в наше время. А «Нуш-Нуши» Хиндемита создавалась тогда, когда эти вопросы только начинали возникать. Эта опера Хиндемита, несмотря на свой довольно сложный музыкальный язык, очень легко воспринимается публикой. Даже теми зрителями, кто не принадлежит к завсегдатаям оперных театров.

Сцена из спектакля

- О предыдущих постановках «Нуш-Нуши» что-то слышали?

- Слышал что-то о нескольких постановках в Германии. Нашёл три записи. Также что-то слышал о постановках этой оперы в «кукольном» варианте — опять же в Германии. По-моему, этот спектакль около десяти лет назад даже показывали в России, где-то в Сибири. Ведь у оперы есть жанровый подзаголовок: «Опера для бирманских марионеток». Хотя этим подзаголовком композитор указывал лишь на ориентальный сюжет и его несколько балаганный характер: некоторые персонажи будто маски некоего переносного театра кукол. Но, думаю, сам Хиндемит отнюдь не мыслил воплощение своей партитуры в формате кукольного театра. Она насколько полна широкого симфонического дыхания, что так и просится на большую оперную сцену.

 - И у вас, конечно, не «кукольный» вариант постановки?

- Это полу-концертная версия с элементами сценического представления. Положение обязывает: Большой зал Детского музыкального закрыт на реконструкцию. В Малом зале огромный оркестр Хиндемита просто физически не поместится. Значит, будем играть на том пространстве, которое свободно, а это – монументальное фойе Большой сцены, которое своими масштабами допускает самые разные варианты и рассадки музыкантов оркестра, и расположения солистов.

Георгий Исаакян

- А как насчёт дальнейших совместных планов с Георгием Исаакяном?

 - Мы уже думаем над этим. Нам важна не просто работа — мы всегда хотим найти какую-то изюминку. А её найти достаточно непросто. Мне бы хотелось вернуться к старинной музыке, к барокко, к раннему классицизму… Я могу пригласить Исаакяна только в Уфу — а там есть определённые пристрастия в репертуаре. В Уфе зритель отличается от публики других театров России. Я сейчас сотрудничаю с учениками Георгия Георгиевича, в частности, с Елизаветой Корнеевой, с которой мы для Уфы в прошлом году сделали достаточно революционную вещь – постановку оперы «Vita nuova» Владимира Мартынова. Вот это была радикальность, так радикальность! И слушатели утверждали, что им было очень интересно. Там не то чтобы очень сложная, атональная в духе прошлого века музыка, там сложное, философское содержание. Надо иногда такие вещи делать…

- А «Нуш-Нуши» на свой театр не проецировали?

- Невольно я, разумеется, размышлял об этом, думая: ну какой же классный материал! Если бы подобрать какую-то одноактную оперу — ну хотя бы из того же триптиха — и готов оперный вечер… Можно также найти что-то — опять-таки в пару — ярко противоположное этой партитуре. Это всё было бы интересно, но достаточно радикально для Уфы. Ведь в небольших театрах музыка ХХ века, особенно зарубежная — не слишком частный гость. Зритель далеко не всегда готов к её восприятию. И миссия театра — учить пониманию современной оперы. Что очень тонко и дальновидно делается Исаакяном в Театре Сац.

Беседовал Георгий Осипов
фото Елены Лапиной

31.03.2022



← интервью

Выбери фестиваль на art-center.ru

 

Нажимая "Подписаться", я соглашаюсь с Политикой конфиденциальности

Рассылка новостей