Новости


Подписаться на новости


Сергей Иоров: «Дышать вместе с певцами»

О молодом музыканте Сергее Иорове, пианисте, лауреате международных конкурсов, можно смело сказать, что он успешно делает карьеру. Действительно, в информации о многих музыкальных проектах в разных странах мы видим его имя. Но – с одной поправкой. Имя Сергея Иорова никогда не встретится в так называемой «красной» строке афиши, а неизменно будет в перечне участников проекта на одной из последних строчек. Ведь Сергей, несмотря на то, что начал сольные концертные выступления в восьмилетнем возрасте, сознательно избрал для себя такую необходимую и нужную, но не столь заметную музыкальную профессию, как концертмейстер. И именно в этом качестве он востребован в различных международных проектах в России и за ее пределами, участвуя в фестивалях, конкурсах, прослушиваниях и мастер-классах.

Сергей Иоров

- Поступая в Московскую консерваторию, каким вы видели своё будущее? Вы уже тогда знали,что будете концертмейстером или все же думали о сольной карьере?

- Конечно,поступал я, как и все мы, с мечтой стать концертирующим пианистом, это было естественным желанием после учебы в таком заведении, как ЦМШ при консерватории (учился я в классе замечательного профессора А.А.Мндоянца). Я не был виртуозом, как многие мои сокурсники, в одиночку осваивать огромные программы мне было скучно. Я же люблю общение, и вот уже со второго курса я пошёл работать в вокальный класс консерваторского училища. Вот там и были мои первые шаги в профессии, которая является сейчас основой моей жизни, моим любимым делом .

- Как вы пришли к своему профессиональному самоопределению? Кто-нибудь влиял на ваш выбор?

- Так как я параллельно учебе работал концертмейстером во многих школах и институтах Москвы, то к предмету «концертмейстерское искусство» в консерватории поначалу относился с иронией, но моим педагогом по этому предмету была Марина Владиславовна Агафонникова, концертмейстер, работавшая в Большом театре. Она-то и настроила меня пойти и сыграть конкурс в Молодежную программу Большого театра, куда я и попал в итоге. Так и случилось мое самоопределение, ведь лучшей «школы», чем Молодежная оперная программа для оперного концертмейстера-коуча, быть не может.  А, вообще, любовь к голосу и аккомпанементу мне привила бабушка, начинавшая как оперная певица и мама, концертмейстер балетного класса.

- Как бы вы определили основные задачи пианиста в работе с певцом? Они ведь очень разные - просто выучка партии и работа над ней, подготовка концертных программ, и т.п? Какие задачи на каком этапе? Где здесь допустимо или недопустимо ваше личное творческое начало?

Задач действительно очень много, про главную же сказал легендарный английский концертмейстер Джеральд Мур: «Каждый хороший аккомпаниатор спасает жизнь певцу чаще, чем это можно представить». Если я как оперный концертмейстер-коуч  работаю с певцом над партией, моя задача заменить оркестр и дирижера ,знать все темпы и традицию исполнения, нередко отличающуюся от написанного в клавире. Также очень помогает солисту, когда я пою партии взаимодействующих с ним персонажей, это прямо-таки необходимо для вхождения в роль. Очень важно уметь «дышать» вместе с певцами, только в этом случае можно сохранить красоту их фразировки и не растерять энергию, столь необходимую, особенно оперным певцам.
Моя подготовка - это в основном слушание оперы в театрах и в записи, только это даёт аккомпанементу на рояле возможность звучать как оркестр, а также понимание тонкостей стиля музыки. Здесь я понимаю творческое начало именно в создании этой точной реконструкции в опере, в продолжении великой традиции.

Другая стезя, это,к ак говорят на Западе - collaborative pianist, пианист, делающий с певцом концертные программы. Здесь, работая в тандеме с певцом, можно дать волю интерпретации, обсудить, как лучше обыграть каждое слово, многое открыть для себя. Потрясающей в этом смысле выдалась прошлым летом поездка на фестиваль Durance Luberon в г. Рок д’Анферон во Франции, организованная дирижером Николаем Азаровым. Вместе с солистами Академии хорового искусства мы с успехом исполнили концертную версию «Евгения Онегина» П.И.Чайковского под управлением ректора академии, дирижёра Алексея Петрова, а также провели серию  гала -концертов.

И наконец - это аккомпанировать на конкурсах и столь распространённых сейчас прослушиваниях в различные агенства и театры, тут моя задача быть психологической опорой для певцов, дать им своим аккомпанементом необходимый импульс, высвободить артистизм!

Часто бывает так,что на репетицию с участником конкурса или прослушивания отводятся  буквально считанные минуты, и если произведение не игралось мной ранее (или игралось давно), нужна огромная концентрация внимания и очень хорошая читка с листа. Так было и на кастингах певцов в Молодежную программу Большого, и в New York Opera Competition, где я был официальным пианистом, да и на многих мастер-классах. Это тот самый стресс, адреналин, который делает мою профессию столь увлекательной.

Молодежная программа ГАБТ.  С Е.Е. Нестеренко,2013 г. Фотограф- Вадим Шульц.

- Не тяготят ли вас те моменты, когда вы выполняете чисто служебные функции, наверное, их даже можно назвать вспомогательными?

- Я понимаю под «служебными функциями» мою «домашнюю работу», такую, как изучение клавиров (для успешного концертмейстера необходимо знать как минимум примерно 50 клавиров наиболее именитых опер) и анализ услышанного в записях. Такая работа не тяготит, скорее тяготит отсутствие достаточного времени, вот эта вечная спешка, присущая нашей профессии. А кропотливое заучивание материала с певцами, которое может показаться скучным, всегда окупается конечным результатом, что может быть лучше, чем видеть «своих» певцов на сцене таких театров, как Метрополитен Опера или Сан-Карло?

- Вы много работаете на мастер-классах известных вокальных педагогов. В чем вы видите роль пианиста здесь? А вы сами выносите из этих мастер-классов что-то для себя?

- Пианист обязан быть очень чутким и восприимчивым на мастер-классах, так как там между мастером и учеником происходят удивительные вещи и открытия. Ведь даже опытные певцы могут начать петь неправильно, тут нужно ухо профессионала, досконально знающего певческую анатомию. Часто я наблюдаю, как приходит певец  с проблемами техническими и психологическими, и от этого «зажатый», поющий неестественно, и педагог буквально несколькими приемами «вытаскивает» из человека тот настоящий голос, который будет радовать слушателей. Такими были мастер-классы Дмитрия Юрьевича Вдовина, Светланы Григорьевны Нестеренко и американского педагога Майкла Пола, с которым я уже несколько лет работаю на мастер-классах в рамках летней академии на о.Искья в Италии.
И этот огромный поток информации проходит через меня, если учесть, что я ещё и постоянно играю на уроках вокальных педагогов. Таким образом, и я учусь различать многое в пении.В моей работе коуча очень часто эти «наработки» педагогов идут на пользу певцам, могу сказать, что не работает дыхание правильно, есть смысл попробовать такое-то упражнение. Но все это очень аккуратно,чтобы не навредить, конечно.

Мастер-класс Майкла Пола. Галерея Шилова ,2016 г.

 - У вас был интересный опыт работы в мюзикле. Расскажите поподробнее.

- В какой-то момент я был в поиске достойно оплачиваемой работы и по совету друзей принял участие в кастинге на должность концертмейстера и артиста оркестра мюзикла «Красавица и Чудовище» компании «Stage Entertainment». Это был один из самых знаменитых бродвейских мюзиклов, и самая необычная работа для пианиста с классическим образованием. Этот мюзикл без остановки шёл 9 месяцев, почти каждый день, а в выходные - по два спектакля в день. Помимо того, что я как концертмейстер работал со всеми артистами на спевках и уроках с вокальным (эстрадным) педагогом, я сидел в оркестровой яме и играл на электронных клавишах почти каждый спектакль. Всего я отыграл около 250 спектаклей. До сих пор дрожь пробирает, когда слышу эту, неплохую, кстати, музыку.

- А ваш опыт в кино?

- С кино история совсем уж случайная! Как-то два года назад у меня выдалось свободное время, в которое я со своей будущей женой (она оперная певица, сопрано) решил поработать на круизном теплоходе, идущем по Волге целых 18 дней. Оказалось, что с нами на борту съемочная группа польского режиссёра Ежи Сладковского, снимающая фильм о загадочной «русской душе» со своими актерами Так как мы с Лерой каждый день давали концерт, режиссёр пришёл на один из них и был так впечатлён, что поменял сценарий и пригласил нас сниматься, а также использовал в озвучке романсы и песни, которые мы специально записали для фильма. Сейчас фильм смонтирован и ждёт своей очереди для выхода в свет, такая вот история!

Беседовала Надежда КУЗЯКОВА

Фото В.Шульца из личного архива С.Иорова.


← статьи

Выбери фестиваль на art-center.ru

 

Нажимая "Подписаться", я соглашаюсь с Политикой конфиденциальности

Рассылка новостей