Новости


Подписаться на новости



04.06.2019

Одна Европа, две оперы

Продолжаем знакомить наших читателей с еще одним талантом замечательного композитора Александра Журбина – талантом яркого публициста, журналиста, рецензента. Благодарим Александра Борисовича за то, что он щедро делится с нашими читателями своими впечатлениями.

Так получилось, что среди многих моих путешествий за последнее время я увидел 2 оперных постановки, о которых мне захотелось написать. За это время  я видел и другие спектакли, музыкальные и не очень, но именно эти два спектакля вызвали какую-то особенно яркую эмоциональную реакцию.

 Две  совершенно разных постановки, в разных европейских городах. Две разные оперы, с разницей во времени их создания около 90 лет.

Эти два спектакля произвели на меня разное, я бы даже сказал противоположное впечатление. От одного я был в восторге, другой вызвал не просто разочарование, но даже возмущение и откровенное неприятие.

Но все по порядку.

Итак, первый спектакль был в Парижской Опере, в театре «Бастий», и эта была опера Шостаковича «Леди Макбет Мценского уезда». Режиссер Кжиштоф Варликовский, дирижер Инго Метцмахер.

Второй спектакль был в городе Антверпене, в «Опере Фландрии». Называется эта опера по-французски «Les Bienveillantes», и написана она по знаменитому роману Джонатана Литтела, который по-русски называется «Благоволительницы». Композитор Hector Parra, либретто Händl Klaus. Постановщик Calixto Bieito, дирижер Peter Rundel.

***

«Les Bienveillantes» («Благоволительницы»). Сцена из спектакля. 
Фото Annemie Augustijns предоставлено автору пресс-офисом Фламандской Оперы.

Начну со второго спектакля.

Он был показан в рамках очередной конференции организации, именуемой «Opera Europe», где собираются представители практически всех европейских Оперных Домов.  Конференция была подогнана к этой премьере. Или наоборот, я точно не знаю.

Спектакль который я видел, был Мировой Премьерой. То есть, был сыгран первый раз в мире. Действительно трудно найти произведение, более подходящее для открытия Европейского Форума. Его автор, Джонатан Литтел, американец, живущий в Франции, роман написан по-французски. Композитор - этнический  каталонец, но живет во Франции. Либреттист – немец, либретто написано по-немецки, с вкраплением других языков, в том числе идиша и русского. А смотрим мы все это с фламандскими субтитрами, и получаем объемистую программку на фламандском языке, где только несколько страничек по-немецки, и ни слова по –английски.

Вот такой Вавилон!

Начну с литературы. То есть с либретто. Я читал роман Литтела, в очень хорошем русском переводе, сделанным Ириной Мельниковой.  Это огромная книга, в ней 800 страниц весьма мелкого шрифта, практически без абзацев. Читал я я с трудом. Это исповедь чудовища - эсэсовца Макса Ауэ, интеллектуала, образованного человека,  знатока классической литературы, который занимается «окончательным решением еврейского вопроса». То есть окончательным истреблением евреев на земле. Причем делает это он вполне сознательно, понимая, что именно он ответственен за свои поступки, и валить вину на приказы начальства  он вовсе не намерен. Он знает, что он делает, и делает это с удовольствием.  

Названия частей оперы взяты у Литтела (Токката, Жига, Сарабанда и т.д. Кстати, в музыке оперы эти жанры почти не находит отражения). Авторы буквально следуют за писателем, совершенно не пытаясь переосмыслить текст книги, а наоборот, только сгущают краски, и то, что мы читаем в книге (слова, слова, слова!) на сцене, в либретто и в музыке превращается в довольно отвратительное зрелище… И музыка композитора Гектора Парра старается быть такой же отвратительной. Жуткие диссонансы, кривые и волнообразные вокальные линии, полное отсутствие каких-бы то ни было мелодий или лейтмотивов, бесконечное нагромождение кластеров, в которых кажется не 12 тонов, а сто двадцать – все это дико утомляет. Хотя только поначалу. Потом ухо привыкает, и ты слушаешь это как-то отстраненно: ну вот опять грохочут ударные минуты три. Вот опять «заглиссандировали» струнные или «зафруллатили» трубы… все эти эффекты созданы чтобы слушателям стало страшно, чтобы визуальный ужас усиливался ужасом звуковым. Но нет! Не знаю, как там в математике, но здесь плюс на плюс дает минус…чем больше эффектов, чем больше адских диссонансов и немыслимого шума, тем быстрее слушателю все это становится безразличным. Не могу сказать за всех, но я лично к концу спектакля очень устал… и это все, что можно сказать о моем впечатлении…Наверное все-таки человеческое восприятие имеет свои границы.  И мораль заложена в человеке изначально, при рождении,  и, как показывают исследования,  даже младенец различает добро и зло. И Театр, особенно Оперный Театр, должен держать себя в определенных рамках. Я не говорю сейчас не о цензуре – есть же просто понятие хорошего вкуса. И настоящий художник не должен выходить за его пределы. Когда я читал роман Литтела, мысль превратить эту книгу в музыкальное произведение даже не возникала, хотя обычно, читая книги, я невольно об этом думаю – получится ли из книги опера, или мюзикл. Короче: не надо писать оперу, основанную на такой литературе. Я против таких тем! Оперное искусство не выдержит таких испытаний, и скоро исчезнет. Или исчезнут подобные оперы! И публика вернется к понятной музыке. Необязательно к Верди.  Ведь есть Прокофьев и Шостакович, Стравинский и Рихард Штраус, Шнитке и Вольфганг Рим. А весь этот «авангард» исчезнет. Как исчезли практически все их предшественники... 

Не забыть бы сказать: Оперный театр в Антверпене замечательный. И само старинное здание, построенное в 1834 году,  не очень большое, но очень красивое и выразительное, и прекрасный большой зал, и замечательная акустика. Ведет этот театр интендант  Авиель Кан, и под его руководством театр в этом году получил звание Лучшего Оперного Театра Европы, что безусловно большая честь. Небольшой город Антверпен, около 500 тысяч человек, но оперу здесь обожают и понимают, театр переполнен на каждом спектакле.

Ну а теперь перейдем к другому спектаклю. В его основе  совсем не новая, а наоборот, очень известная, может быть одна из самых репертуарных сегодня опер, как в России, так и во всех странах мира.

«Леди Макбет Мценского уезда». 
Катерина Измайлова – Аушрине Штундите.
Борис Тимофеевич -  Дмитрий Ульянов.
Фото Bernd Uhlig предоставлено автору пресс-офисом Парижской оперы.

Это опера нашего соотечественника Дмитрия Шостаковича «Леди Макбет Мценского уезда», и я уверен: эта опера - один из поводов гордиться тем, что мы – россияне.

В Париже поставили первую, основную редакцию оперы. Боже мой, какая это прекрасная музыка! В России ее тоже иногда ставят (например, недавно в Самаре появился спектакль Георгия Исаакяна именно по первой редакции, но я его не видел).

В Парижской опере этот спектакль поставил Кжиштоф Варликовски, признанный мэтр европейской режиссуры, за пультом - Инго Метцмахер, замечательный дирижер. Сразу скажу, что в «касте» много наших, и это правильно. Не только российских певцов, но и литовских, белорусских, польских, сербских… короче тех, для кого русские фонемы не являются сложностью, для которых петь по-русски легко и нормально.

Сразу отмечу исполнителя роли Бориса Тимофеевича,  московского певца Дмитрия Ульянова. Удивительный образ домашнего тирана, но внешне вполне благопристойного человека. Жаль, эта роль не слишком большая, Борис Тимофеич «откушав грибков», помирает в первой половине спектакля. Хорош Зиновий – известный москвичам Джон Дашак, прекрасна соблазнительная и жестокая Сонетка - Оксана Волкова, прекрасен циничный и прожженный Сергей – чех Павел Черноч. Но выше всех несравненная Аушрине Штундите, певица из Литвы. И это заслуга не только певицы, но и великих авторов: Николая Лескова, который придумал эту историю, и Дмитрия Шостаковича, который написал эту невероятную музыку. Штундите создает невероятный образ женщины, русской женщины, несчастной женщины, которая за свою любовь идет на преступление, а после и на смерть. Я довольно хорошо знаю эту оперу, я являюсь счастливым обладателем клавира этой оперы, изданным МУЗГИЗом в 1934 году, и с тех пор, кажется, не переиздававшимся, делали только репринт.

Но, кажется, впервые я услышал эту музыку так, как ее задумал автор.

Сколько в ней иронии и насмешки! Сколько невероятного юмора, когда хочется смеяться в голос! А сколько тончайшей лирики…

А как здорово найдены решения в этом спектакле для всех этих загадочных Интерлюдий, которые всегда непонятны для постановщиков ( особенно если они из драматического театра) – а что с ними делать? Чем занять артистов, хор и балет, когда идет 10 минут прекрасной музыки, но никаких указаний в клавире нет.

В спектакле в Париже каждая Интерлюдия вытекает из предыдущей сцены, и органично втекает в следующую. Музыки постановщикам даже немного не хватило, в оркестровой  музыке я расслышал фрагменты из Первой  симфонии ДДШ, которые очень органично слились со всем остальным. Гениально здесь проходит тема воды. Спектакль начинается с огромного видео  - на всю огромную заднюю стену мы видим гигантскую водную массу, где тонут две женщины. Мы пока не знаем кто это, но дух предстоящей трагедии является неотвратимо.  И только в самом конце мы понимаем – это несчастная каторжанка Катерина Измайлова, лишенная всего, брошенная и ничтожная, топит свою соперницу Сонетку. И вода властно вырывается на огромный экран. А вообще видео, уже поднадоевшего видео, в этом спектакле почти нет. Режиссер умело обошелся  довольно простыми сценическими средствами, вполне традиционной сценической коробкой, где, однако, играет каждый уголок.

Словом опера «Леди Макбет Мценского Уезда» еще раз доказала, что она  - шедевр! Бриллиант чистой воды! Я видел спектакль и в Метрополитен опере и в Большом театре, В театре «Геликон» и в Питере, и всюду это было хорошо, но так, как это сделала Парижская Опера, я не видел никогда.

***

В общем опера в Европе живет. Да не просто живет -   процветает! Народу все больше, билеты все дороже. Появляются все новые и новые звезды и звездочки, певцы и певицы, режиссеры и дирижеры, новые названия и  новые создатели опер, композиторы и, либреттисты. Очень интересно наблюдать за этим процессом, и пытаться предугадать  - куда все это двинется? Станет ли опера музейной вещью, где будут исполняться только музейные барочные оперы, никого всерьез не задевающие? Останутся ли те 20-30 названий опер XIX века, которые и сейчас в топе, и играются повсюду? Будут ли театры играть современные авангардные оперы, и будет ли публика покупать на них билеты? Посмотрим. Наблюдать за этим интересно.

Еще интересней – хоть немного участвовать в этом процессе.

Vive la opera!

Александр ЖУРБИН

04.06.2019



← события

Ольга Панюшкина

Выбери фестиваль на art-center.ru

 

Афиша + билеты

Афиша + билеты

 
 
« Сентябрь »
 
  
ПнВтСрЧтПтСбВс
       1 
 2345678 
 9101112131415 
 16171819202122 
 23242526272829 
 30       

Подписка RSS    Лента RSS


Все афиши






афиша

 

 
Рассылка новостей