Новости


Подписаться на новости



12.10.2020

Скрябин и его европейские отражения

Первым после шестимесячной паузы концертом, открывшим сезон 2020/2021 Театра Елисейских полей, стал рецитал пианиста Бориса Березовского. Парижане встретили своего давнего любимца с нескрываемым энтузиазмом. В соцсетях агентства Productions Sarfati, организатора концерта, комментарии публики не заставили себя ждать: «Удивительное музыкальное путешествие благодаря великану с пальцами волшебника» и ещё «Такое единство замысла и воплощения – большая редкость. Он уникален!»

Фото: Юрий Богомаз.

В программе концерта прозвучали сочинения:

Александр Скрябин. Три Прелюдии, op. 16 (1894–1895), Фантазия, op. 28 (1900 – 1901), Соната № 5, op. 53 (1907)

Морис Равель. Фортепианный цикл «Отражения»: «Ночные бабочки», «Печальные птицы», «Лодка в океане», «Альборада» или «Утренняя серенада шута», «Долина колокольных звонов» (1905)

Оливье Мессиан. Три Прелюдии из цикла Восьми прелюдий: № 1 «Голубка», № 5 «Неразличимые звуки сна», № 8 «Отражения в ветре» (1928–1929)

Джордж Гершвин. «Голубая рапсодия» или «Рапсодия в стиле блюз» / Rapshody in Blue для фортепиано соло (1924)

Бис: Александр Скрябин. Этюд до-диез минор, op. 42, № 5 (1903).

Своими впечатлениями о концерте поделилась с нами музыковед Наталья Денешо.

Зал Grand Théâtre перед началом концерта 25 сентября 2020. Фото: Наталья Денешо.

Пианист Борис Березовский. Фото: Наталья Денешо.

Роскошный зал парижского Театра Елисейских полей / Théâtre des Champs-Élysées в этот вечер можно было считать заполненным до отказа, учитывая неизбежную в этом сезоне шахматную рассадку зрителей. Публика, соскучившись по живым концертам, пребывала в ожидании чуда. Многие концерты, увы, либо отменили, либо заменили участников или программу, а иногда и то, и другое. Сотни «замаскированных» поклонников с трепетом ожидали появления на сцене своего кумира. И он приехал, преодолев немыслимые географические и прочие барьеры, и уже за это был встречен щедрыми, благодарными аплодисментами.

Открыл программу волшебный Скрябин, зарождающийся в тонком кружеве Прелюдий; взбудораживающий, пронзительный и заклинающий в Фантазии; загадочный, непредсказуемый и абсолютно неземной в Пятой Сонате. Меня особенно поразила некоторая внешняя отчужденность пианиста, будто наблюдающего со стороны за музыкальным волшебством, рождаемым его огромными руками. Первое чудо свершилось.

В целом программу концерта можно было бы назвать «Скрябин и его европейские отражения». Все последующие пьесы, кроме относительной хронологической близости, объединял интерес к цвету, к символистической эстетике, а также постимпрессионистический музыкальный язык, произрастающий из посеянных Скрябиным зёрен.

«Отражения» Равеля меня удивили меньше. При всей тонкой красочности, богатстве нюансов и блистательной виртуозности в услышанной версии лично мне не хватило трепета крыльев, хрупкости, надломленности в первых двух пьесах, ни кастаньет, фламенко и зажигательной атмосферы латинского праздника в Alborada del graciosio.

«Отражения», завершённые Равелем в 1905 году, и цикл из Восьми Прелюдий Мессиана (1928–1929) разделяют более двадцати лет. Совсем ещё юный Мессиан выступает в Прелюдиях прямым наследником скрябинской музыкально-цветовой синестезии, подробно указывая в нотах цветовую гамму, а также точную манеру интерпретации для каждой пьесы. До откровенно «птичьих опусов» композитора-орнитолога Мессиана ещё далеко, тем не менее именно птице посвящена первая пьеса этого цикла.

Каждая из восьми прелюдий наполнена символическим содержанием. Думаю, что выбор прелюдий № 1, № 5 и № 8 был неслучаен: «Голубка», за которой следовали «Неразличимые звуки сна» и, наконец, «Отражение в ветре» – пожалуй, самые гипнотические пьесы этого цикла. Замечу, что исполнять Мессиана по нотам в Театре Елисейских полей, на его законной территории – это всё равно, что играть против футбольной команды Пари Сен-Жермен на парижском стадионе Стад де Франс / Stade de France. Уже это потребовало от пианиста немалого мужества. Надеюсь, интерес Бориса к этой музыке не угаснет, и вскоре он представит нашему вниманию полную версию этого загадочного цикла.

Неожиданным сюрпризом для публики явилась «Голубая Рапсодия» Гершвина. Борис играл с нескрываемым удовольствием, как будто для себя. Его игра была настолько темброво-богатой, а фактура местами настолько плотной, что отсутствия оркестра никто и не заметил. Свободная, импровизационная манера пианиста, вплоть до пульсации ритма в движении ног на педалях и настоящий джазовый свинг удивили не только меня. Сидевшие рядом почтенные дамы и господа шаловливо переглядывались и качали головами в ритм. Такого «пируэта» от Бориса Березовского – почитаемого гиганта русской пианистической традиции – здесь никто ожидал. После последних аккордов зал взорвался громом аплодисментов. Второе чудо свершилось.

На бис прозвучал патетический Этюд Скрябина до-диез минор, напомнивший о первом чуде этого незабываемого концерта.

АВТОР ТЕКСТА И ФОТО:
Наталья Денешо / Natacha Denechaud,
Париж – Москва, 25 сентября 2020

12.10.2020



← события

Выбери фестиваль на art-center.ru

 

Нажимая "Подписаться", я соглашаюсь с Политикой конфиденциальности

Рассылка новостей