Новости


Подписаться на новости



06.05.2019

Самарский оперный фестиваль: фейерверк жанров и актёрских индивидуальностей

Заключительный гала- концерт Самарского оперного фестиваля

Традиционный весенний оперный фестиваль Самарского академического театра оперы и балета, прошедший в нынешнем году под названием «Имена», подарил зрителям встречи с новыми для них исполнителями, уже получившими признание, и с молодыми талантливыми артистами, находящимися в начале своей карьеры.

Фестиваль оказался на редкость разнообразным по жанрам и режиссуре событий, представленных в его афише, которую составили semi-stage версия оперы Джузеппе Верди «Риголетто», репертуарные спектакля театра «Севильский цирюльник» Джоаккино Россини, «Царская невеста» Николая Римского-Корсакова и вердиевская «Аида», а также заключительный гала-концерт.

Занимающая промежуточное положение между концертным исполнением и полноценной постановкой semi-stage версия «Риголетто», которой открылся фестиваль, ожидалась с особым интересом. Честно говоря, хотелось увидеть что-то свежее взамен недавно снятой с репертуара театра откровенно постмодернистской постановки этой популярной оперы, которая угнетала своими нарочито жестким колоритом и атмосферой действия, перенесенного в некую условную среду с царящими в ней фашистскими диктаторами - то ли Муссолини, то ли Гитлером, то ли Сталиным.

Semi-stage версии нынче достаточно популярны. На памяти такие их первоклассные образцы, как «Демон» Антона Рубинштейна, поставленный Дмитрием Бертманом в Концертном зале имени Чайковского для Дмитрия Хворостовского, «Не только любовь» Родиона Щедрина и «Аида», поставленные в Концертном зале Мариинского театра Александром Кузиным и швейцарцем Даниэле Финци Паска соответственно.

Однако самарские эксперименты с semi-stage, в числе которых «Паяцы» Леонкавалло, «Иоланта» Чайковского и пуччиниевская «Богема», к сожалению, нельзя назвать успешными, и в первую очередь - из-за откровенно бесцветной режиссуры. Надежду на удачу очередного эксперимента вселяло имя приглашенного для его реализации Филиппа Разенкова - главного режиссера Башкирского оперного театра, который за день до премьеры «Риголетто» стал обладателем «Золотой маски» за постановку мюзикла «Римские каникулы» в Новосибирском музыкальном театре.

В своем самарском дебюте Разенков подтвердил репутацию способного, изобретательного режиссера-постановщика – не случайно же он был отмечен на первых двух международных конкурсах молодых оперных режиссеров «Нано-опера», которые проходят по инициативе Дмитрия Бертмана в руководимой им московской «Геликон-опере». Разенков предложил немало оригинального в решении мизансцен и в обрисовке характеров персонажей вердиевской оперы. Беда, однако, в том, что semi-stage «Риголетто» была подготовлена «в экстремальном темпе» - всего лишь за три дня. Столь же экстремальны, кстати сказать, и условия упомянутого конкурса «Нано-опера», участники которого на глазах зрителей и членов жюри должны за десять минут поставить арию или дуэт, а за пятнадцать – массовую сцену. Думается, что такой конкурс, позволяющий оценить прежде всего фантазию режиссеров и их способность практически мгновенно «развести» исполнителей, все-таки не вполне соответствует нацеленным на скрупулезную работу с певцами-актерами традициям отечественного психологического театра, которые, впрочем, для многих режиссеров уже давно перестали служить путеводной звездой.

Создалось впечатление, что участники нынешней самарской премьеры попросту не поспели за режиссером, богатая фантазия которого перешагнула хрупкие, но реально существующие границы существования semi-stage версии, максимально приблизив ее к полноценному спектаклю. Но такой спектакль предполагает все-таки более длительную и фундаментальную работу всего творческого коллектива и производственных цехов театра. В результате получился успешный режиссерский эскиз спектакля, который не обрел должного сценического воплощения.

Отмеченные шероховатости, впрочем, никак не повлияли на зрительский прием постановки. «Погоду» сделал великолепный состав исполнителей - опытных певцов-актеров, прекрасно знающих свое дело и способных даже в экстремальных условиях адаптироваться к любым сценическим ситуациям и режиссерским фантазиям.

В заглавной партии самарцы впервые услышали солиста Мариинского театра Владислава Сулимского, почитаемого одним из лучших отечественных и даже мировых баритонов. Артист покорил масштабом звучания, редкостной красотой и благородством тембра своего голоса, а также подлинной страстностью и психологической глубиной сценического существования. Быть свидетелем столь совершенной вокальной и игровой интерпретации партии Риголетто, отражающей к тому же собственное неординарное видение этой партии артистом, на самарской сцене не доводилось уже давно.

«Риголетто». Сцена из оперы.

«Риголетто». Сцена из оперы.

Солист московской «Новой оперы» Алексей Татаринцев, тенор которого, кажется, не имеет верхних пределов, представил Герцога Мантуанского в традиционном ключе - баловнем судьбы, бесшабашным женским обольстителем. С первого появления на сцене артист снискал симпатии публики. В ансамбле с именитыми гостями в партии Джильды достойно показалась солистка Самарского театра Ирина Янцева, лирико-колоратурное сопрано которой в этот вечер звучало по-особому свежо и проникновенно.

Еще одним знаковым событием фестиваля стала «Царская невеста» с участием когорты молодых певцов – стипендиатов работающей на базе Мариинского театра Программы Аткинс (Atkins Young Artists Program). Этот международный образовательный проект, учрежденный в 2015 году и патронируемый меценатом Вероникой Аткинс и лично маэстро Валерием Гергиевым, призван поддерживать молодых оперных артистов, находящихся в начале своей профессиональной карьеры.

«Царская невеста». Грязной – Владислав Куприянов, Любаша – Анна Костенко.

«Царская невеста». Грязной – Владислав Куприянов, Любаша – Анна Костенко.

В партии Грязного выступил обладающий прекрасным баритоном и незаурядными драматическими способностями Владислав Куприянов. До 2017 года Владислав был солистом Самарского оперного театра, и поэтому за его творческой судьбой в Самаре следят с особым вниманием. Поэтический образ царской невесты Марфы, одаренной композитором самыми, пожалуй, теплыми, идущими из глубины души мелодиями, удался выпускнице Казанской консерватории, класс Альбины Шагимуратовой, ныне солистке Приморской сцены Мариинского театра Айгуль Хисматуллиной. В теноровой партии Лыкова уверенно выступил солист Мариинского театра Евгений Ахмедов, а в требующей мягкой кантилены и большого диапазона партии Собакина - молодой бас-кантанте Дмитрий Григорьев.

Ансамбль стипендиатов Программы Аткинс дополнила обладающая свежим, приятного тембра меццо-сопрано молодая солистка Самарской оперы Анна Костенко, которая исполнила партию Любаши. Дирижировавший оперой Евгений Хохлов сумел вдохнуть свежую струю в достаточно старый, архаичный по режиссуре спектакль и поддержать нужные темпоритм и эмоциональный градус его исполнения молодыми артистами, которым подчас еще не доставало чисто актерского мастерства.

«Севильский цирюльник» - из тех оперных шлягеров, за которыми нужен глаз да глаз. В противном случае он может легко превратиться в разудалый капустник с обилием «милой» актерской отсебятины. В самарском спектакле, поставленном задорно и с выдумкой Михаилом Панджавидзе, воспроизведены колорит и стилистика театральной атмосферы начала XIX века, когда эта опера была показана впервые. Действие как бы распахнуто зрителям: основание оркестровой ямы поднято до уровня партера, убраны центральные створки барьера, отделяющего публику от оркестровой площадки. Когда гаснет свет, облаченные в черные костюмы музыканты проходят сюда из боковых дверей зрительного зала, здесь же располагаются и артисты хора. Затем из глубины зала в луче прожектора на свое место направляется дирижер…

«Севильский цирюльник». Сцена из оперы.

«Севильский цирюльник». Сцена из оперы.

В фестивальном спектакле царила пьянящая атмосфера оперы-буффа. В нем удалось собрать достойный состав певцов-актеров, которым оказались по силам не только необыкновенной красоты арии и ансамбли, но и изысканная вязь виртуозных фиоритур и каденций, придающих этой опере особое очарование. Хочется особо отметить солиста Пермской оперы Владимира Тайсаева в партии Бартоло, требующей не только полного голосового диапазона, но и виртуозной техники и безупречной артикуляции в головоломных скороговорках. Солист Мариинского театра Владимир Мороз предстал эффектным, темпераментным Фигаро. Вновь подтвердили свои вокальные достоинства и актерское мастерство Алексей Татаринцев - граф Альмавива и Ирина Янцева – Розина. Дирижировавшему спектаклем Андрею Данилову удалось добиться столь желанных для этой оперы изящества и прозрачной легкости оркестрового звучания.

Прекрасное впечатление произвела фестивальная «Аида» - один из лучших спектаклей Самарского оперного театра. Поставленная с подлинным размахом, в традициях «большой оперы» Юрием Александровым и роскошно оформленная Вячеславом Окуневым она погрузила зрителей в экзотическую ауру древнего Египта.

Заглавную партию исполнила Татьяна Ларина, нашедшая достаточно красок для создания яркого вокального образа героини, которой свойственны и проникновенная лирика, и драматические, а подчас и трагические переживания. В партии эфиопского царя Амонасро выступил Василий Святкин, у которого этот персонаж обрел столь желанные для него мощь и даже некий экзотический колорит.

«Аида». Сцена из оперы.

«Аида». Сцена из оперы.

Особое внимание зрителей было приковано к исполнителю партии Радамеса - солисту Ереванской оперы, приглашенному солисту Мариинского театра Ованесу Айвазяну, драматическому тенору с блестящими, лишенными форсировки верхами и специфической, присущей исполнителям героического репертуара манерой звукоизвлечения. Красоту и выразительность своего меццо-сопрано продемонстрировала хорошо знакомая самарцам солистка Большого театра Агунда Кулаева, исполнившая партию Амнерис.

Достойным апофеозом фестиваля стал заключительный гала-концерт, ставший подношением Джузеппе Верди. Прозвучали оркестровые фрагменты, арии и ансамбли из его опер «Сила судьбы», «Симон Бокканегра», «Дон Карлос», «Набукко», «Травиата», «Макбет», «Бал-маскарад», «Трубадур» и «Аида». К чести Самарского театра постановки подавляющего большинства этих опер в разные годы были представлены на его сцене. Наряду с гостями Агундой Кулаевой, Ованесом Айвазяном и Богданом Волковым из московской «Новой оперы» в концерте успешно выступили Татьяна Гайворонская, Георгий Шагалов, Андрей Антонов и другие ведущие солисты театра.

Заключительный гала-концерт. Татьяна Ларина и Евгений Хохлов

Заключительный гала-концерт. Татьяна Ларина и Евгений Хохлов.

Практически все фестивальные события прошли под управлением художественного руководителя фестиваля, главного дирижера театра Евгения Хохлова. Оркестр и хор театра (хормейстер Ольга Сафронова) проявили себя с наилучшей стороны, доказав, что сегодня им по плечу самые сложные творческие задачи.

Валерий ИВАНОВ

Фото Антона СЕНЬКО предоставлены

пресс-службой Самарского оперного театра

06.05.2019



← события

Выбери фестиваль на art-center.ru

 

Афиша + билеты

Афиша + билеты

 
 
« Май »
 
  
ПнВтСрЧтПтСбВс
   12345 
 6789101112 
 13141516171819 
 20212223242526 
 2728293031   

Подписка RSS    Лента RSS


Все афиши






афиша

 

 
Рассылка новостей