Новости


Подписаться на новости



Владимир Чернов: «Свиридов современен, но он уже принадлежит истории»

Владимир Чернов16 декабря, в день столетнего юбилея признанного классика, великого композитора Земли Русской Георгия Васильевича Свиридова в Большом зале Московской консерватории будет звучать его камерно-вокальная лирика, не только знакомые, всеми любимые романсы и песни, но и новые для публики произведения.

Проект, автором которого выступила замечательная пианистка, профессор Московской консерватории Елена Савельева, объединил певцов, имена которых являются украшением оперной сцены. Специально для участия в гала-концерте, озаглавленном «Привет, Родина моя!», в Москву прилетел один из лучших баритонов мира Владимир Чернов. Фрагменты его интервью мы предлагаем сегодня вашему вниманию.

Владимир ЧЕРНОВ:

«Свиридов яркий и мощный представитель нашей духовности, прелести, чистоты, нашей мощи. Мне довелось работать, общаться с Георгием Васильевичем, и он оставил в моей памяти, в моей душе энергию, которой я до сих пор питаюсь. Это не просто слова, я это чувствую. Здорово, если бы он был с нами в день своего рождения, но духовно он всё-таки с нами. Я хочу сказать, что последние десять-пятнадцать лет своей жизни он уже предчувствовал закат, хотя и находился в расцвете творческих сил. Он был необыкновенно задумчив. Он делал совершенно неописуемой мощи паузы, в которых он думал, думал, и потом вдруг или ударял кулаком по моему колену, или начинал играть какие-то неслыханные аккорды, переливы гармоний, которых я никогда ранее не слышал.

Наши занятия, наши репетиции превращались в демонстрацию чего-то, что нельзя даже описать словами. Я ловил себя на мысли, что мне становилось страшно находиться в присутствии этого великого человека. Георгий Васильевич был непростым человеком, поскольку был гениально одарён. В его речи не было чувства самодовольства или бахвальства. Наоборот, всё было очень строго. Он обращался ко мне: «Владимир Николаевич! Почему Вы, приветствуя меня, говорите просто «здравствуйте»? Это неправильно. Надо: «Здравствуйте, Георгий Васильевич!» С тех пор я всегда, здороваясь, обращаюсь по имени. Кстати, недавно я получил записку, которую он послал своему племяннику г-ну Белоненко, а тот, соответственно, отсканировал и переслал мне. Георгий Васильевич пишет: «Работал с молодым баритоном. Хороший певец и милый, славный человек».

Я безумно счастлив, что мне, хотя бы иногда, доводится исполнять музыку Свиридова. Она необыкновенно сложна, но прекрасна. Свиридов всегда стремился к самым светлым идеалам любви, добра, божественности. Он верил в счастье всех людей. Он был человеком необыкновенно душевным и заботливым. Я это слышу в его интонациях. Он заботился о продолжении нашего великого духовного состояния. Исполняя его вокальные произведения, слушая симфонические поэмы, киномузыку, я всё время убеждаюсь в этом.

Как бы мы ни стремились, нашей жизни не хватит, чтобы понять его глубинную философию, основанную, прежде всего, на интонациях многонационального эпоса и народной песни. Важно, что он всегда стремился к самой талантливой поэзии. Он писал на стихи Лермонтова, Есенина, других поэтов, и хотя гармония отталкивается от ритма поэтического слова, мы безошибочно узнаем Свиридова. Он очень боялся прикасаться к Пушкину, потому что Пушкин сам по себе обладает мощной ритмической гармонией. Это глыба в нашей культуре, в нашей поэзии. Писать на стихи Пушкина необычайно трудно. Свиридову было 18 лет, когда он сочинил первый цикл на стихи Пушкина. Он был амбициозный, молодой, бесстрашный. Неопытный, но с величайшим чувством интуиции. Романс «Роняет лес багряный свой убор», на мой взгляд, одно из самых выдающихся его произведений. Я его очень люблю, ценю и часто пою в своих концертах. Вообще, романсы Свиридова на стихи Пушкина мне особенно дороги, они уносят меня в детство, в юность. Я вспоминаю свою бабушку Марию Андреевну Лукьяненко-Тернавскую. Когда я пою «Няню», я вижу, как моя слепая уже бабушка ждёт моего возвращения из армии, вижу нашу встречу. Мне иногда бывает очень больно, ведь это ушло навсегда.

Георгий Васильевич был уверен, что его не признают. Это было вовсе не так, он был необычайно высоко оценен при жизни, но, видимо, этого было недостаточно. И ему, и нам тоже. Нам нужно обращать больше внимания на его произведения и пропагандировать его творчество. Я преподаю в разных университетах и очень часто предлагаю моим студентам исполнять произведения Свиридова. Они мгновенно влюбляются в эти сочинения. Правда, я даю эту музыку не всем подряд, не каждому, только тем, кто может эти романсы прочувствовать. Самое главное, при достаточно развитых вокальных данных нужно воспитать в человеке индивидуальность, смелого музыканта, который может одновременно возвысить себя и снизойти до уровня композитора. Нужно как бы заново перефразировать композитора, чтобы его музыка стала твоей.

У Свиридова своя гармония, своя интонация, философия, пропитанная и поэзией, и какими-то тенями исторического прошлого. Возможно, он был мыслителем будущего. Он словно зависает над пространством и временем, он вне времени. Свиридов уже не принадлежит современности, хотя, в то же время, он современен, потому что это было буквально вчера. Кажется, совсем недавно я встречался с ним у него на даче, бывал у него на Большой Грузинской. Время практически не имеет таких категорий, какими мы живём. Мгновение может длиться сто лет, и сто лет может пролететь, как одна минута. Время - категория, которую мы не можем описать точно. Свиридов современен, но он уже принадлежит истории.

Он войдёт в ряд великих композиторов, таких как Мусоргский, с которым они похожи по манере выражения. У Свиридова очень выразительное слово и очень много темпо-ритмических изменений. Он обращал на это огромное внимание. Есть это и у Рахманинова, и у Пуччини, когда в одном такте может быть два-три разных темпа, две-три разных динамики. Георгий Васильевич работал со многими великими певцами и певицами, писал для них. Мои великие коллеги и наставники Ирина Константиновна Архипова, Елена Васильевна Образцова, Евгений Евгеньевич Нестеренко, Важа Николаевич Чачава уделяли огромное внимание творчеству Свиридова. Елена Савельева подняла его мощные вокальные пласты. Я думаю, Свиридов учился у певцов. И то, как он интерпретировал свои вокальные произведения, невозможно описать словами. Я помню, что когда он начинал петь тот или иной романс, он хотел, чтобы я в тот момент понял структуру, форму, движение именно так, как ему видится. Это можно сравнить с выразительностью Федора Ивановича Шаляпина, который является для меня самым главным учителем. Мне кажется, Георгий Васильевич и Федор Иванович, хотя и жили в разное время, были очень похожи своими взглядами на проблемы интерпретации. Хотя у Свиридова не было голоса, он так здорово пел! Он говорил, не пел, понимаете? Это то, чем певцы никак не могут овладеть. Мы все пытаемся звучать, пытаемся нащупать высокие обертоны, которые заставят трепетать публику. Свиридов же стоял на принципах выразительности, актёрства, театрального посыла.

Композитор Свиридов, с солистами ГАБТ Пьявко и Архиповой.

Композитор, певец, музыкант это не профессия, это призвание. После окончания консерватории у меня даже не было концертной ставки, мне было стыдно идти в Министерство культуры получать бумаги. Это наша жизнь, то, чем мы живём ежесекундно. Лет в пять-шесть я увидел себя уходящим из жизни… со сцены. Я знал, что сцена никогда в жизни не пройдет мимо меня. Кто в меня мог вселить это чувство уверенности? Отец, мать, бабушка, соседи? Мои корни, моя генетика? Нет, Господь Бог. Каждый человек уникален. Поэтому и не может быть второго Свиридова, Шаляпина, Карузо. Я надеюсь, что музыка Свиридова будет жить вечно».

Памятник Свиридову в Курске

Беседовала Татьяна ЦВЕТКОВСКАЯ

Фото: http://classic-online.ru/


← события

Выбери фестиваль на art-center.ru

 

Нажимая "Подписаться", я соглашаюсь с Политикой конфиденциальности

Афиша + билеты

Афиша + билеты

 
 
« Декабрь »
 
  
ПнВтСрЧтПтСбВс
  123456 
 78910111213 
 14151617181920 
 21222324252627 
 28293031    

Подписка RSS    Лента RSS






афиша

 

 
Рассылка новостей