Новости


Подписаться на новости



Николай Луганский Александр Сладковский

Три мартовских вечера в Москве

Март 2016 года выдался для московских меломанов горячим. Концерты высочайшего уровня сменяли друг друга фактически непрерывно, порой в один день происходило несколько событий, которые никак нельзя было пропустить, и завсегдатаи московских концертных площадок становились перед мучительным выбором. В общем-то, и февраль марту не уступал в этом отношении, так что можно смело сказать, что музыкальная жизнь столицы в первой половине 2016 года получилась очень насыщенной и яркой. Но даже на этом блистательном фоне не остались незамеченными три визита в Москву симфонического оркестра Республики Татарстан во главе с его художественным руководителем и главным дирижером Александром Сладковским.

Александра Витальевича в Москве любят, встречают всегда благодарно и выступает он с оркестрами самыми разными. Но особый интерес у столичной публики вызывают его выступления со своим, уже ставшим для него родным, казанским оркестром. Про феномен Сладковского в Казани и чудесах, которые начали происходить в оркестре с его приходом, написано уже немало и повторяться не стоит. Плоды это сотрудничество (как и сотрудничество Сладковского с Московской филармонией) приносит неизменно замечательные, и стоит ли удивляться тому, что татар во главе со Сладковским Москва встречает аншлагами?

У всех трех концертов, о которых хотелось бы сказать в этой статье, есть несколько объединяющих моментов. Во-первых, это, конечно же, сам оркестр и его дирижер. Во-вторых, все три концерта были организованы Московской филармонией в рамках филармонических абонементов и спасибо ей большое за эту возможность. И третье, во всех концертах принимали участие ярчайшие пианисты, и вот на этом (кроме, конечно, высочайшего качества музыки) сходство, пожалуй, и заканчивается. Замечу, что выступления гостей из Казани прошли на трех разных площадках – в Концертном зале им.П.И.Чайковского, в Большом зале консерватории и в Концертном зале им.С.В.Рахманинова (Филармония-2), но этот разброс никак не отразился на качестве исполнения.

Сергей Тарасов

Первый концерт состоялся 10 марта в Концертном зале им.П.И.Чайковского, и важнейшую роль в нем сыграл музыкант, которого видят в Москве, к сожалению, редко. Пианист Сергей Тарасов и живет, и концертирует, в основном, за рубежом, и интерес к его приездам – колоссальный. Программа этого концерта выглядела достаточно неожиданно: совместить в ней Второй концерт Рахманинова и Десятую симфонию Шостаковича – смелое решение. Смелость эта оказалась оправданной.

Сергей Тарасов показал нам удивительно искреннего Рахманинова, и заигранный до невозможности Второй рахманиновский засиял в его исполнении новыми красками. Чувствовалось, как пианисту близки рахманиновские переживания, как не чужды ему рахманиновский взгляд на мир и рахманиновская боль. Работа Тарасова была виртуозной: тончайшие нюансы, зыбкий, почти исчезающий звук на пиано, там, где у других исполнителей не заметишь этого таяния, и благородная мощь в моменты подъема музыки, тактично, но и уверенно поддержанная оркестром.

Одна из загадок Сладковского – он умеет добиваться прекрасного результата при минимуме репетиций, и концерт 10 марта стал яркой тому иллюстрацией. Пианист, оркестр и дирижер смогли создать гармоничное целое, словно выплетая ткань без швов, демонстрируя публике и техническое мастерство, и высочайший уровень взаимопонимания, и проникновение в самую суть музыки. Великолепны были и солирующие музыканты оркестра – Михаил Гринчук во главе группы виолончелей просто завораживал, флейта Венеры Порфирьевой, как всегда, была необыкновенно хороша (Венера – настоящий мастер звука, до сих пор помню ее соло в том уже ставшим легендой исполнении Второго рахманиновского с Михаилом Плетневым на «Белой сирени»). Да и валторны, и все духовые вызывали восхищение публики. Вслушиваясь в этот бурный весенний поток эмоций, ловко управляемый маэстро Сладковским, понимаешь, что за этим стоит высочайшее мастерство и мозольное трудолюбие, что так просто этого не достичь…

Второй концерт, любимый выдающимися исполнителями, любимый меломанами всего мира, любимый и теми, кто нам его преподнес в этот мартовский вечер на сцене Зала Чайковского –  квинтэссенция рахманиновского творчества. Но из этой стихии восхитительного полета, романтических иллюзий, страстных переживаний, из сияющей эйфории рахманиновских эмоций нас перенесли в трагический сумрачный мир Десятой симфонии Шостаковича…

К слову, о Шостаковиче. Благодаря тому, что в сентябре весь музыкальный мир будет отмечать 110-летие Дмитрия Дмитриевича, у меломанов появилась возможность чаще слушать его произведения. И вот, Десятая симфония, блистательно освоенная оркестром Республики Татарстан, предстала перед московской публикой. Помнится, еще прошлой весной Александр Витальевич в интервью упоминал, что оркестр будет готовиться к юбилею Шостаковича заранее и в планах оркестра – исполнить за два сезона все его симфонии, так что включение Десятой в программу московского концерта вполне объяснимо и логично.

И да простят меня музыканты оркестра, но акцент на дирижерском видении в данном случае кажется более чем уместным: Сладковский показал нам своего Шостаковича. Исполняемая гораздо реже, чем второй концерт Рахманинова, Десятая симфония Шостаковича является для музыкантов и вызовом, и одной из ступеней в музыкальном развитии, и мало найдется дирижеров, во всяком случае, в нашей стране, которые бы не попробовали себя в ее исполнении. Александру Сладковскому, как и Сергею Тарасову в первом отделении, удалось показать абсолютно свое видение. Горькая и страшная музыка Шостаковича в интерпретации Сладковского обрела новое дыхание, и как же непросто было музыкантам оркестра соответствовать ожиданиям своего лидера и достойно воплотить его музыкальный замысел! Но этот оркестр справился с поставленной задачей великолепно.

Шостакович для Сладковского – не побоюсь этого слова – кумир. Поразительно, как худрук оркестра свое обожание этого композитора вдохнул и в подопечных! Уникальное единение оркестра и дирижера, о котором я уже неоднократно упоминала, вылилось в уникальное же исполнение, полное драматизма, глубины и невероятных по силе эмоций, зашкаливающих до предела.  Торжествующая песнь духовых, пронзительные соло скрипки (Максим Монасыпов) и флейты (Венера Порфирьева), оглушающая мощь ударных, хриплые стоны басов и гневный плач виолончелей – все сплелось в этом ошеломляющем потоке музыки. Музыки актуальной до мурашек, до резкого паралича сознания от неожиданного озарения – это же про нас, сегодня живущих…

Это было превосходно. Овации, конечно, захлестнули зал, и публика долго не хотела отпускать исполнителей. А ведь уже на следующий день всех поклонников оркестра Республики Татарстан и маэстро Сладковского ждала новая встреча, на концерте абонемента Московской филармонии «Из сокровищницы мировой классики», так что 11 марта многие из тех, кого можно было встретить днем раньше в Концертном зале им.Чайковского, оказались в Большом зале консерватории.

В этом концерте тоже принимал участие пианист – молодой, но уже известный (и заслуженно) Филипп Копачевский. Программа отличалась от той, которую нам показали накануне, кардинальнейшим образом. Первое отделение было отдано «Шехеразаде» Римского-Корсакова, а во втором появлялся Копачевский с «Бурлеской» Рихарда Штрауса. Закрывался же концерт Большой сюитой вальсов из штраусовского «Кавалера розы».

Александр Сладковский и ГСО РТ

Стоит ли говорить, как идеально подходит симфоническая сюита Римского-Корсакова оркестру Татарстана? Композитор щедро наполнил эту музыку восточными мотивами, темами и стилизациями, а Александр Сладковский добавил громогласности и звучности в это музыкальное пиршество. Результат получился ошеломляющий –  еще чуть-чуть, и можно было бы говорить о чрезмерности, но Сладковский удержал оркестр на тончайшей грани между свободой выражения и безвкусицей, и музыка Римского-Корсакова была явлена нам во всей своей красе.

Трудно выделить кого-либо из прекрасно показавших себя музыкантов оркестра, но и не сказать об удивительном скрипичном соло (снова Максим Монасыпов!) и работе как медных, так и деревянных духовых, опять-таки невозможно. Зал был впечатлен и даже, возможно, несколько подавлен такими мощью и разноцветием. А после антракта к роялю вышел Филипп Копачевский, и мы услышали совсем другую музыку. Входящая в репертуар выдающихся пианистов прошлого и современности «Бурлеска» Рихарда Штрауса на наших музыкальных площадках звучит достаточно редко. Тем приятнее было услышать ее в исполнении одного из лучших молодых пианистов нашего времени. Имея образ пианиста романтического, в «Бурлеске» Филипп показал нам силу и дерзость, достаточно неожиданные для поэтичного и одухотворенного музыканта.

Филипп Копачевский

Очаровательная, игривая, даже, пожалуй, проказливая «Бурлеска» дала возможность Филиппу продемонстрировать и зрелость, и изумительную легкость, и блистательное техническое мастерство, которыми он, безусловно, владеет в высшей степени. Александр Сладковский в сложнейшей красочной штраусовской конструкции вел и солиста, и оркестр с такой филигранной точностью и мастерством, что становилось даже не по себе. Грянувшая овация была полностью заслужена всеми участниками концерта. Это короткое, но блистательное выступление Филиппа стало украшением всей программы.

А потом штраусовская тема была продолжена Большой сюитой вальсов из «Кавалера розы». Тут уже Александру Сладковскому не приходилось оглядываться на солиста, и он показал себя во всей красе. Это была, несомненно, работа выдающегося мастера. Завороженная публика постепенно приходила в состояние, близкое к экстазу, а Сладковский все нагнетал и нагнетал это давление, и, когда музыка закончилась, зал выдохнул не только с восторгом, но и едва ли не с облегчением. До поезда в Казань оставалось совсем немного времени, но московские любители музыки не остались без традиционных татарских бисов, которые привели публику в то состояние, когда даже и хлопать уже сил не оставалось.

Перерыв между второй и третьей встречей оказался куда длиннее, чем между первой и второй. Следующий визит татарского оркестра пришелся ко дню рождения Рахманинова, и был этому выдающемуся событию посвящен целиком и полностью. Интерес к концерту был огромный, даром что проходил он в Концертном зале им.С.В.Рахманинова в Филармонии-2 в Олимпийской деревне, а не в привычном меломанам центре. В этом концерте, открывающем новый для Московской филармонии мини-фестиваль «Рахманиновские дни» (как нам обещали, отныне это станет традицией) принимал участие один из лучших пианистов нынешних времен Николай Луганский.

Программа была составлена концептуально: в первом отделении прозвучали концерт №4 для фортепиано с оркестром и Рапсодия на тему Паганини. Во втором оркестр исполнил рахманиновскую симфонию №1, произведение, которое едва не лишило нас великого русского гения.

Забегая вперед, скажу, что этот вечер стал, пожалуй, самым ярким из всех трех. И дело не только в том, что Луганский –  мировая звезда, участие которой в программе «сделает» любой концерт. Сама атмосфера, созданная в Филармонии-2 ее сотрудниками, уже запомнилась милыми деталями. Например, в фойе публику встречал портрет Рахманинова в обрамлении сирени (на огромном, во всю стену, световом панно), в проемах стояли вазы с белой сиренью («привезли накануне из Голландии», признались сотрудники филармонии), сцена тоже была украшена корзинами с сиренью, а на большой экран, висящий над сценой, проектировались портреты Сергея Васильевича – в зависимости от времени создания исполняемого произведения менялись и фотографии.

Когда звучал Четвертый концерт, на публику в зале строго взирал зрелый Рахманинов. Когда же со сцены полилась Первая симфония, мы могли любоваться молодым композитором…Но главное – музыка в этот вечер накрыла каждого, кто находился в зале, так, что забыть это ощущение будет невозможно. Подобные концерты случаются редко, и хорошо, иначе ни один меломан бы не выдержал такого напряжения и такой красоты. Они и не должны случаться часто.

Четвертый концерт обрушился на публику горькой правдой рахманиновского гения. Помните, что мартовские выступления в Москве оркестр Республики Татарстан и Сладковский начали именно с рахманиновского концерта? Правда, это был второй фортепианный – безумное половодье чувств, волнующих страстных переживаний и предвкушения любви…Четвертый же весь пропитан горечью разлуки с родиной, тоской по ней, неизбывностью расставания, - все это вылилось во взрывы и яростные контрасты эмоций. После весенней радости второго – порывистая печаль четвертого.

Николай Луганский

Николай Луганский безошибочно передал этот щемящий надрыв, без бравуры, без излишней сентиментальности. Сочетание идеального баланса, тончайших нюансировок, отточенности в каждом движении, мысли и чувства в каждом звуке создавали музыкальное полотно потрясающей силы. То балансируя на грани слышимости, то вздымая мощь звука до самой верхней планки возможного, Луганский воплощал рахманиновскую музыку с уверенностью и виртуозностью настоящего мастера. И Александр Сладковский, и оркестр это прекрасно ощущали. Им удалось соответствовать высочайшему уровню солиста и, не нарушая гипнотическую феерию создаваемых пианистом образов, поддерживать его настолько идеально, насколько это было возможно.

Николай Луганский

А потом Луганский заиграл Рапсодию на тему Паганини. Казалось, прибавить уже невозможно, но солисту, дирижеру и оркестру это удалось. Как, каким чудом? Луганский исполняет этот рахманиновский шедевр часто, с разными оркестрами, но непостижимым образом 30 марта Рапсодия звучала так, словно до этого ее никто не играл. Каждый находящийся в зале ясно понимал: мы столкнулись с великим исполнением, и вечер этот в памяти останется навсегда. Это было как гипноз. Своим невероятным магнетизмом, самозабвенно бросаясь в волны Рапсодии, Луганский заставил забыть обо всем, кроме вибрирующего пульса музыки. А когда после долгой овации (зал все-таки выпросил бис) сыграл метнеровскую канцону-серенаду, у многих в зале заблестели глаза, а тишина, воцарившаяся после парения последней ноты, выдала полнейшее ошеломление публики. Точка, которой закрылось первое отделение, была без преувеличения гениальной. Вряд ли кто-либо смог бы сыграть эту вещь Метнера лучше, чем Николай Луганский в тот вечер.

После короткого перерыва наступило время Первой симфонии Рахманинова. Каждому, кто знаком с биографией композитора, трудно отрешиться от той совсем не музыкальной трагедии, которой окутана история этой симфонии, и наверняка Александр Сладковский, в жизни которого Рахманинов занимает особое место, знает об этом больше остальных, но дирижеру удалась вещь поистине удивительная: в тот вечер Сладковский просто шел за Рахманиновым и в слиянии их стремлений получалась музыка, хотя и не лишенная горечи, но удивительно светлая и сбросившая с себя всю сопутствующую истории ее возникновения и исполнения шелуху.

Вот такой замысел получился у этой программы: через последний концерт и произведение периода зрелости к самому началу пути, к тому истоку, из которого и выросло удивительное чудо рахманиновского гения. Замысел этот Александр Сладковский со своим оркестром воплотили блистательно, так, что даже после феноменального выступления Николая Луганского в первом отделении не осталось ощущения того, что все лучшее было сначала.

Хочется сказать, подводя итоги этих трех мартовских встреч – мы увидели государственный оркестр Республики Татарстан во всем его великолепии и в самых разных ипостасях. Исполнителями были охвачены очень разные пласты классической музыки, и в каждом из вариантов оркестр оказался на высоте. Вне всякого сомнения, на сегодняшний день это один из лучших оркестров России и Европы, и огромная заслуга в этом руководителя оркестра и его главного дирижера Александра Сладковского. А три великолепных пианиста подарили оркестру Татарстана возможность продемонстрировать одну из важнейших граней оркестровой работы.

И снова возвращаясь к Сладковскому. Роль Александра Витальевича в современной русской музыкальной культуре переоценить трудно. В дни, когда этот материал готовился к выходу, пришло известие о том, что Александру Сладковскому присвоено звание Народного артиста России. Учитывая все вышесказанное, для вопроса «за что» места просто не остается. Хочется выразить благодарность Московской филармонии за возможность наблюдать плоды удивительного труда маэстро на московских сценах. И пусть не прервется эта нить.

Ирина Шымчак

Фото автора,

а также предоставлены пресс-службой Московской филармонии


← события

Выбери фестиваль на art-center.ru

 

Нажимая "Подписаться", я соглашаюсь с Политикой конфиденциальности

Рассылка новостей