Новости


Подписаться на новости



13.12.2021

Фабричные девчонки,
черти из Лукошино и сны в летнюю ночь

Совсем не древен годами традиционный осенний фестиваль «Видеть музыку», проводимый при поддержке Министерства культуры и Фонда президентских грантов. Но свои традиции этот фестиваль уже имеет. Среди них — вручение в последний день премии «Легенда» - суть ясна без комментариев. В нынешнем году легендами признаны Галина Писаренко, Юрий Григорович, Марина Нестьева, Владимир Кобекин, Геннадий Верхогляд, Борис Ротберг, Нина Болдырева и Татьяна Кладничкина.

Лаврам, фанфарам и прочие атрибутам торжества совсем не дано отменить главного вопроса: а кто и, главное, как в эти легенды выходит, если не сказать жёстче - выбивается? Расширяющаяся с каждым годом - географически  и содержательно — студенческая программа фестиваля и призвана показать публике её возможных будущих кумиров.

Как тут, право, не вспомнить героя из романа большого любителя оперного жанра Михаила Булгакова? «Приятно думать о том, что под этой крышей скрывается и вызревает целая бездна талантов!» Сладкая жуть подкатывает к сердцу, когда думаешь о том, что на скромные сцены учебного театра ГИТИСа и малого зала театра имени Натальи Сац, под аккомпанемент одного лишь фортепиано выходят будущие Атлантов, Архипова, Образцова или Нестеренко…

«А зори здесь тихие...»
Новосибирского государственного театрального института

Иногда говорят, что к любому незнакомому певцу (певице) изначально надо относиться как к Шаляпину (или Марии Каллас), но только до тех пор, пока он (она) не докажет совсем иное… Но даже при таком подходе судить будущих легенд по меркам нынешних пока рановато — пусть поучатся и научатся. Поэтому вольному стрелку от оперной критики стрелы надобно запрятать поглубже в колчан и пользоваться ими с крайней осторожностью. Ни одной не выпущу, например, в добротный, но чисто «школьный» спектакль студентов казанской консерватории по «Рите» Доницетти. Как там говорил один литературный (или кинематографический, напомните) герой: «Я не волшебник, я ещё только учусь!» И дальше всех на этой стезе, как мне показалось, темпераментный и очень артистичный исполнитель роли Гаспара Руслан Закиров.

Но и он, и прочие участники студенческой программы свои и певческие, и сценические недостатки вполне искупают тем, что не владеют пока большинством давно набивших оскомину актёрских штампов, которые сплошь и рядом позволяют исполнителю скрывать своё приходящее с годами сценического опыта  равнодушие к судьбе тех, кого они представляют у рампы.

Вот этого равнодушия и не увиделось ни в одном из участников молодёжной программы. Может быть, именно ради этого мы посещаем спектакли этой программы и от души желаем её расширения? Кроме того, солидное большинство её участников— дети уже нового века. Казалось бы, что им, взлелеянным на клипах, гаджетах, компьютерах и прочем, Гекуба - сиречь те проблемы, переживания, страсти, которые терзали их сверстников полвека назад? А вот поди ж ты…

Конечно, выручают наставники — особенно такие, как абсолютно неувядаемый Герард Васильев, в чей — не станем уточнять, какой по порядку! - день рождения руководимый им курс ГИТИСа сыграл поставленную Жанной Жердер «Фабричную девчонку» - сыграл под аккомпанемент тех песен, что игрались на каждом патефоне шестьдесят-семьдесят лет назад.

Поются эти мелодии «из сундука наших бабушек» ничуть не хуже и часто совсем иначе, чем во времена ХХ съезда. Потому «лавки советских древностей» не вышло. Вышел «вечный», ничуть не теряющий с «прошествием годов» в остроте и боли конфликт между готовыми резать правду матку (Женька Майи Штыковой) и склонными к уютненькому такому компромиссу, позволяющему на время позабыть о ранах и болячках собственного существования (Лёля Полины Алдаевой).

«А зори здесь тихие...»
Новосибирского государственного театрального института

Из тех же времён — сыгранный студентами мастерской Дмитрия Бертмана одноактный спектакль «Однажды в Лукошино» - по оперетте Тихона Хренникова «Сто чертей и одна девушка». Казалось бы, что в шестидесятые годы, что сейчас — всевозможнейших колдунов,магов, целителей, экстрасенсов и прочих шаманов-шарлатанов — ну просто не перечесть, поддержанному молодым задором студентов режиссёру (Галине Тимаковой) — и карты в руки.

Камня в постановщика не брошу — действо вышло в меру смешным, в меру лиричным, совсем не скучным, но… Но фантазии, или, лучше сказать, того что называется «изюминкой», «крючком», искрой, божественной «неправилинкой», если угодно — не хватило. Был яркиий, даровитый и очень запомнившийся исполнитель роли предводителя секты Агафона — Карлен Кардашян. И уже вполне сформировавшаяся, очень яркая в вокальном и сценическом отношении исполнительница роли Степаниды — Марина Ерёмина (не забудем эту фамилию).

Так уж вышло, что весьма заметной точкой на карте нынешнего фестиваля стал Новосибирск. «Фома» - по песням Юрия Шевчука в исполнении Новосибирского музыкального театра. И вставший совершенным особняком в фестивальной студенческой программе романтико-драматический мюзикл (именно так определили жанр спектакля его создатели) «А зори здесь тихие...», сыгранный силами студентов Новосибирского же государственного театрального института. Ещё одна интерпретация  - после двух фильмов и одной оперы - сюжета повести Бориса Васильева. Музыка, написана новосибирским же композитором Андреем Кротовым очень стильно - вполне в духе сороковых годов.

Но никаких «громов» войны, никакого «за нашу советскую родину» и прочего в этой постановке практически нет, война в этом предельно скупо оформленном спектакле — где-то на дальнем, заднем плане. Но тем она страшнее, и это с поразительной остротой сыграли исполнительницы, пребывающие (редкий, почти что уникальный случай!) в тех же годах, что и зенитчицы со 171-го разъезда. Больше всего запомнилась неброская, но поразительная по неподдельной искренности Лиза Бричкина Анастасии Голещихиной. Посетовать местами можно было разве что на то, что Артуру Ревенко, исполнителю роли Васкова, явно не хватало того, что сегодня называется модным иностранным словечком «маскулинность». Но это уж точно дело наживное…

«Сон (Пёрселла) в летнюю ночь (Бриттена)»
мастерской Георгия Исаакяна, ГИТИС

Единственный спектакль студенческой программы, в котором не хотелось бы выделять никого из исполнителей (хотя и надо было бы…) - «Сон (Пёрселла) в летнюю ночь (Бриттена)», представленный гитисовской мастерской Георгия Исаакяна. Выделить кого-то — значит в чём-то нарушить редкостную целостность магического действа, поставленного Марией Фомичёвой. Оно в чём-то сродни очень запомнившемуся по одному из прошлых фестивалей блистательному «Орфею» Монтеверди, поставленному самим мэтром.

Но если там невероятнейшую, но очевидно живую связь между античным мифом в трактовке семнадцатого  и реалиями конца двадцатого века обеспечивала музыка только «Орфея из Кремоны», то здесь режиссёр почувствовала и  сумела воплотить в завораживающее и ни на секунду не отпускающее зрителя представление, в котором не ощущается никаких «швов», музыку двух великих классиков английской музыки, разделённых тремя веками. Даже при том, что вокальные сочинения Пёрселла звучат на английском, а Бриттена — на русском…

«Сон (Пёрселла) в летнюю ночь (Бриттена)»
мастерской Георгия Исаакяна, ГИТИС

Одно только не здорово во всех этих, без исключения, спектаклей — то, что проживут они сезон, много — два. И разлетятся по разным труппам и ангажементам будущие легенды. Может быть, есть смысл хотя бы частично запечатлевать их (нынешний уровень записывающей техники это вполне позволяет) — тем же будущим знаменитостям на память? И их будущим ученикам -  в пример.

Георгий ОСИПОВ
фото предоставлены
пресс-службой фестиваля «Видеть музыку»

 

13.12.2021



← события

Выбери фестиваль на art-center.ru

 

Нажимая "Подписаться", я соглашаюсь с Политикой конфиденциальности

Рассылка новостей