Новости


Подписаться на новости


04.07.2019

Григорий Консон: время изменения трендов

Григорий Консон

Фото из личного архива Григория Консона

Одним из самых ярких спикеров прошедшего в Белгороде Второго форума «Media+Music» был, без сомнения, доктор искусствоведения, профессор Григорий Рафаэльевич Консон, имеющий помимо плодотворной научной деятельности мощный музыкальный бэкграунд. Григорий Консон – профессиональный скрипач и певец (контратенор), заведующий кафедрой общегуманитарных и социальных дисциплин Института современного искусства, член Союза журналистов России, Союза композиторов России. Круг его интересов необычайно широк, и он умеет по-настоящему увлечь аудиторию. Недавно в Москве прошла масштабная Международная научная конференции «Искусствоведение в контексте других наук в современном мире: Параллели и взаимодействия», автором проекта которой выступил Григорий Консон. На страницах «Музыкального Клондайка» Григорий Рафаэльевич поделился мыслями об изменении трендов в современном мире, в том числе в различии подходов к профессиональной деятельности в России и на Западе.

Изменение трендов в сознании в контексте различия подходов к профессиональной деятельности в России и на Западе

Сейчас идет слом формаций, трансформация общественно-технологического уклада, и, соответственно, тренда сознания, - и одно за другим не всегда успевает. Для примера рассмотрим вопрос трудоустройства. Раньше квалификация потенциального сотрудника подтверждалась во многом наличием диплома хорошего ВУЗа и рекомендациями. Эти документы были подтверждением твоего «ума». И только, если необходимы были практические навыки, например, для работы в филармонии или театре, оценивалось то, чтО ты реально умеешь. Другое дело, что в музыкантском мире, например, протекция в оркестр играет большую роль - это касается и некоторых ведущих отечественных коллективов. Да, здесь может проводиться некий конкурс, но самое существенное  - это симпатии и антипатии главного дирижера, который во время своей работы с оркестром фактически является его владельцем.

На Западе модель иная, дирижер жестко контролируется, проходит конкурс, утверждение и так далее. Я не говорю о том, что одна модель хуже, другая лучше: это зависит от управленческих традиций в контексте особенностей национального менталитета. Речь о специфике самих моделей.

Так вот, продолжая разговор об особенностях современного трудоустройства: если заглянуть на популярный сайт по поиску работы SuperJob.ru, можно увидеть, что больше нет необходимости указывать свое образование. Вы можете поставить галочку, что являетесь, например, выпускником МГУ им. М.В. Ломоносова: может быть, при приеме на работу это станет плюсом, а, может, на это никто и не посмотрит. Главное, чтО ты умеешь делать. Вот за этим общественное сознание успевает пока не очень.

Подобный процесс происходит во всем мире. Однако у нас, в силу особенностей общественно-политической системы и довольно архаичного сознания, адаптация менеджментской “думалки” происходит медленнее, чем, к примеру, в США: они по-другому живут, иначе ощущают время, строя бизнес-модель таким образом, что многое должно быть сделано в кратчайшие сроки и качественно. В Штатах необычайно жесткая конкуренция, что характеризует не просто модель бизнес-процессов, но на ее основе формирует стиль жизни. Поэтому тамошние наши коллеги не очень понимают российский менталитет.

Мы же, в свою очередь, не всегда можем перенять их опыт, так как нам надо раскачаться, порефлексировать. И здесь, говоря образно, происходит замедление сознания, особенно в устаревших моделях устройства ряда общественных институтов, которые сейчас в России довольно часто воспроизводятся.

Так, существует психология советского начальника, которая “работает” вне зависимости от того, создал ли он бизнес или поставлен государством/протектором. Возможного сотрудника такой руководитель рассматривает в качестве личной собственности. Более того, подчиненный может находиться под условной защитой, пока его шеф понимает, что без того самого работника ему не обойтись. Однако восприятие сотрудника как “орудия труда говорящего”, - т.е. модель рабовладельческих отношений в Древнем Риме, - в итоге девальвирует качество критериев оценки, что, в свою очередь, существенно влияет на кадровую политику, так как не позволяет адекватно оценить уникальность компетенций конкретного специалиста в контексте доступной цены приобретения благ от использования его труда.

Со временем “владельцу” организации, т.е. если обладает какой-то синекурой, начинает казаться, что то, что происходит в конкретном учреждении хорошего, получается только благодаря собственным его личностным и профессиональным качествам и усилиям. А все остальные должны нести шлейф. Тем более, что вокруг такого человека образуются люди, которые всегда это делать готовы.

Однако сейчас ситуация стремительно меняется в том ключе, что прежде всего сотрудник, если он, в силу имеющихся у него знаний и навыков, конкурентноспособен на рынке труда, выбирает себе то окружение, в котором ему будет комфортно работать. Или, по крайней мере, не будет некомфортно. Вот почему в продвинутых организациях за подобных специалистов идет серьезная борьба, и, помимо привлекательных материально-технических условий и соцпакета, руководители здесь стремятся создать коллектив на основе soft skills, логичным итогом чего становится привлекательная атмосфера в трудовом коллективе. Поэтому действительно перспективные сотрудники обращают внимание прежде всего на “климат-контроль” и, соответственно, средний интеллектуальный уровень в структуре потенциального работодателя, затем на соцпакет и связанные с этим гарантии, после чего на материально-технические возможности, и только потом делает выбор в пользу одной (или нескольких) аффилиаций.

Григорий Консон

Фото предоставлено Пресс-службой Российской государственной библиотеки. Автор - Мария Говтвань

Возможности для российских ученых за границей

Прежде всего, как мне кажется, надо крупно разделить специальности, так как у каждой группы есть своя специфика. Если взять специалистов в области технических и естественных наук, то здесь, наряду с большой конкуренцией, очень значителен спрос, поэтому для профессионалов своего дела имеются существенные возможности. А конкуренция заставляет постоянно совершенствовать собственные знания и навыки, так как иначе исследования таких авторов не будут актуальны, что обнаруживается здесь и сейчас. Поэтому волей-неволей приходится внимательно следить за новыми проектами и публикациями. Это, в свою очередь, обусловливает необходимость знать язык, как минимум, английский, на хорошем академическом и разговорном уровнях, так как на нем в основном представляются препринты статей и доклады на конференциях.

Несмотря на постепенно открывающиеся новые исследовательские центры и лаборатории в России, за рубежом возможностей сейчас, безусловно, гораздо больше, как и в целом выше уровень академических свобод, которые вытекают из репрезентации положения ученого в обществе.

У нас же иногда пытаются воспрепятствовать отъезду ученых за рубеж какими-то репрессивными методами. Начиная от этических или quasi-этических, говоря: «Мы и страна тебя вырастили, и ты должен отработать», до бюрократических. Иногда даже чинят препятствия, лежащие, так сказать, в правовой сфере, особенно, если кто-то на местах решает, что конкретный сотрудник обладает некими технологическими секретами. Бывало даже, что людей арестовывали, пытаясь посадить, но они все-таки уезжали и получали нормальную работу.

На Западе, однако, тоже не все однозначно хорошо, там есть собственные проблемы. Например, если сравнивать с Россией, то у нас, конечно, есть определенные ограничения свободы слова. Однако за рубежом, - имею в виду именно страны с очень развитыми демократическими институтами, - запреты здесь нередко более жесткие: это касается таких тем, как феминизм и гендер, национальность и раса, религия и, что сегодня самое существенное, геополитика. Так, имеет место явление, когда защита угнетаемого или quasi-угнетаемого меньшинства приобретает характер репрессий в отношении большинства. Кроме того, можно говорить и о жесткой детерминированности общественного сознания: ты либо с нами, либо с ними (т.е. против тех или других): компромиссы часто просто не работают.

Кстати, когда в России был введен закон о защите чувств верующих, фактически произошел такой реверс тех процессов, которые имеют место на Западе. В целом же, думается, что, по сравнению с той ситуацией, которая наблюдается сейчас на Западе, в России еще достаточно мягкая модель. Так, на Западе против профессора могут начать публичную травлю или/и уволить из ведущего университета - уровня Лиги плюща или Расселовской группы - за то, что ты публично высказываешься, так сказать, не в тренде реализуемой конкретной страной или группой государств политики.

Григорий Консон

Фотография предоставлена пресс-службой Института современного искусства

Подобное может произойти, когда ты выступаешь против позиции по какому-либо вопросу левого крыла интеллигенции в США, Израиле, Великобритании, например, по проблемам феминизма. Мой коллега и друг - выдающийся ученый современности, кристаллограф Артем Оганов (Сколтех), работая в одном из университетов Нью-Йорка, столкнулся с тем, что, когда в условиях необходимости оптимизации расходов кто-то в университетском сенате предложил сократить факультет иностранных языков, а сам Артем вместо этого указал на то, что логичнее тогда сократить факультет феминизма, так как это, в отличие от иностранных языков, не академическая дисциплина, это вызвало скандал, хотя ряд коллег его и поддержал. И не уволили его только потому что у него был пожизненный контракт (см. перепечатку в “Коммерсанте” интервью Артема Оганова Журналу "Огонёк" № 10 от 18.03.2019, с. 17).

Еще есть вариант, что, как было частично отмечено выше, твои публично декларируемые взгляды противоречат господствующей идеологии, которая нередко требует создания образа, точнее даже, концепта врага - для США и их партнеров в настоящее время это Россия и Китай (чуть в более отдаленной перспективе этот неформальный дуэт будет расширен, по-видимому, до трио, так как сюда подключат и Индию), потому как обе страны являются соперниками Штатов в мировом пространстве. Разумеется, это один из способов недобросовестной конкуренции. И, когда в британской прессе появляется серия публикаций, где написано, что до половины русскоговорящих жителей страны являются шпионами, причем речь о 75000 человек, т.е. это не стыкуется даже с общим количеством официально проживающих в Великобритании российских эмигрантов (более чем в 2 раза меньше по информации UK Office for National Statistics, кажется, на 2016-й), понятно, что это глупость и такого быть просто не может. Но когда кто-то из профессоров выступает и говорит, что это полный бред, а ему через кампанию в избранных СМИ сообщают, что он должен расстаться с контрактом, это тоже ненормально, так как нарушает базовые академические свободы. Другое дело, что Россия сейчас с неменьшим успехом также эксплуатирует “враждебные” образы - США, Великобританию и др. Однако справедливости ради я бы отметил, что мы здесь, если рассматривать обострение отношений последних 5-ти лет в контексте опыта международной кооперации 1990-х - 2010-х, скорее, отвечаем, инициирующей стороной все же не являясь.

 

Продолжение в следующем номере.

Записал АНТОН ИВАНОВ.

04.07.2019



← интервью

Ольга Панюшкина

Выбери фестиваль на art-center.ru

 

Афиша + билеты

Афиша + билеты

 
 
« Сентябрь »
 
  
ПнВтСрЧтПтСбВс
       1 
 2345678 
 9101112131415 
 16171819202122 
 23242526272829 
 30       

Подписка RSS    Лента RSS


Все афиши






афиша

 

 
Рассылка новостей